На Большой Лубянке гибнет старинная усадьба

На Большой Лубянке гибнет старинная усадьба

В Москве на Большой Лубянке гибнет памятник истории — усадьба XVII века. Свидетельница освободительного похода Минина и Пожарского и ключевых событий Отечественной войны 1812 года, по оценкам специалистов, может быть вскоре утрачена. Спасать дом некому — у него фактически нет хозяина.

Фасад затянут лохмотьями сетки, как паутиной. Сквозь трещины в стенах тянутся сухие ветки, стрелки старинных часов заржавели, не дотянув минуты до двух. Усадьба на Большой Лубянке кажется идеальной площадкой для фильма ужасов. А ведь была декорацией совсем к другому кино.

"Перед этим домом в 1611 году за год до освобождения Москвы Пожарский стоял на баррикаде, возглавляя восстание москвичей против поляков", — рассказывает координатор общественного движения "Архнадзор" Рустам Рахматуллин.

А в 1812 году генерал-губернатор Москвы граф Ростопчин отдал здесь тайный приказ сжечь Златоглавую. Здесь гостил Карамзин, бывал Стендаль. Сюда с поля боя принесли раненого Багратиона. В начале XX века здесь открылось первое московское страховое общество. Потом, как и большинство зданий на Лубянке, усадьбу занял КГБ.

Внутри здание производит даже более гнетущее впечатление. Декоративные элементы, которыми украшены практически все залы в доме, разрушают на глазах. Крыша течет, потолок осыпается, историческая лепнина XIX века буквально падает под ноги — на паркете гипсовые кучи.

Впрочем, еще сохранилась и великолепная роспись потолков, и мраморные камины, и старинные зеркала в оформлении парадной лестницы. Но восстанавливать все это некому. Уже третий год особняк фактически ничей. В начале 2000-х его выкупила компания "КАРС", чтобы открыть тут галерею. Но реставрацию памятника — а это было главное условие продажи — так и не начали. В итоге суд постановил изъять усадьбу в пользу Росимущества. С выплатой компенсации. Но — увы.

"Официальный ответ Росимущества состоит в том, что Росимущество не обладает денежными средствами для исполнения судебного акта. Речь идет о немаленькой сумме компенсации — 276 млн 440 тысяч рублей", — отмечает в интервью программе "Вести-Москва" юрист ООО "КАРС" Андрей Жмаков.

Росимущество не может взять усадьбу на баланс, не выплатив долг. Компании "КАРС" — де-юре собственнику здания — распоряжаться им запрещает суд. Впрочем, решение проблемы, кажется, наметилось. На днях Росимущество вышло с предложением изменить форму изъятия памятника у ООО "КАРС".

"Если собственник нерадивый, объект у него может быть изъят путем выкупа или путем выставления на публичные торги. Именно с таким предложением Росимущество наконец обратилось в суд. Если оно будет удовлетворено, то, я полагаю, мы сдвинемся с мертвой точки", — полагает первый заместитель руководителя Департамента культурного наследия Москвы Сергей Мирзоян.

Предложенная схема, кажется, выгодна всем. После продажи здания на торгах ООО "КАРС", наконец, получит отступные — рыночную стоимость усадьбы за вычетом расходов на организацию торгов и стоимости восстановительных работ. А памятник, хочется надеяться, обретет добросовестного хозяина, который, наконец, займется его реставрацией.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере