Названы компании, которые изменят Третьяковскую галерею

Названы компании, которые изменят Третьяковскую галерею

Стало известно, кто будет создавать концепцию развития Третьяковской галереи в ближайшие 10 лет так, как того достоин музей — лидер международного уровня. Так что же изменится? Об этом в эксклюзивном интервью телеканалу "Россия 24" рассказала гендиректор музея Зельфира Трегулова.

- Я общалась с Мартином Ротом, директором замечательного музея Виктория Альберта, и он сказал, что ему очень понравился конкурс, который проводила Третьяковская галерея, что были неожиданные идеи, которые, возможно, он даже будет применять у себя. Расскажите, пожалуйста, про концепцию развития Третьяковской галереи. Вы объявили конкурс в июне, и все желающие могли принять участие, все желающие компании, которые когда-либо занимались этим. Требования были — не менее трех проектов должны были соискатели осуществить, да?

- Были действительно очень высокими требования, потому что мы прекрасно понимали ответственность. Дело в том, что Третьяковская галерея вступила на путь системного развития и следования ожиданиям и общества, и зрителей, и правительства позднее других ведущих музеев страны. Эрмитаж, Пушкинский уже давно осуществляют эти программы, Политехнический. А мы оказались в этом плане…

- Более консервативными, да?

- На самом деле, так, наверное, велело время в начале 90-х, когда открылась новая постоянная экспозиция Третьяковской галереи, был построен депозитарий. Третьяковская галерея была действительно самым передовым музеем, лучше всех оснащенным музеем страны, могу смело это сказать. Сейчас ситуация совсем другая. Более того, у нас есть одна очевидная, всем видимая проблема, что зрители идут в Лаврушинский переулок, они не идут на Крымский вал. Соотношение посещаемости один миллион в Лаврушинском на 300 тысяч на Крымском валу в год. Это несоизмеримая посещаемость, в особенности с учетом того, что на Крымском валу хранится самое значительное собрание и там существует экспозиция самая большая, наверное, отечественного искусства XX века, начиная с "Черного квадрата".

- Да, да, да, тот самый авангард, который, в общем-то, знают больше всего в мире.

- Мы понимали, что какое-то движение вперед возможно только на основе самого серьезного системного анализа существующей ситуации, существующих проблем и выведения каких-то очень точных точечных правильных рекомендаций, как решать ту или иную проблему во всех направлениях деятельности Третьяковской галереи. И понятно, что решать эту проблему системно можно только с помощью вполне такой детальной программы развития. Поэтому был объявлен конкурс. И я хочу сказать, что мы впервые заявили о том, что мы хотим организовывать конкурс, хотя готовили его уже несколько месяцев на заседании совета попечителей первого за 2,5 года, который прошел 10 июня этого года. И было замечательно, что все, кто там присутствовал, во главе с Дмитрием Николаевичем Козаком, сразу же отреагировали на наше предложение, потому что мы явили им размах катастрофы и к "плачу Ярославны", к которому, в общем, наше правительство, я думаю, со стороны музейщиков уже давно привыкло, мы добавили вот свои предложения выйти на иной уровень с помощью программы развития. И замечательно, что один из наших попечителей Виктор Вексельберг изъявил желание профинансировать эту программу развития немедленно.

- Здорово.

- И условием было, что вы объявляете конкурс завтра. Мы объявили его через несколько дней. Он прошел в несколько этапов. Первый этап был 16 июля, когда были отобраны три компании, которые вошли в шорт-лист. Это компания Event communications вместе с компанией AEE, Великобритания. Это компания Lot & Cultures совместно с RAA, это Канада. И знаменитое архитектурное бюро Рема Колхаса OMA АМО из Роттердама. Состоялось заседание жюри вот с участием Мартина Рота, представителей из Франции, из США, ведущих отечественных специалистов. Это было очень сложное, очень заинтересованное, очень открытое обсуждение без малейшего намека на какую бы то ни было ангажированность кого-либо из членов жюри. И мы приняли такое своеобразное решение. Мы признали победителем компанию Event communications, которой будет предложено разработать вот эту программу развития по всем возможным направлениям. И работа со зрителем, экспозиции, хранение, образовательные программы, специальные программы с детьми, программы с разного рода категориями посетителей с ограниченными физическими возможностями, выход в виртуальное пространство, детализация превращения музея в крайне приветливое, дружелюбное пространство и далее везде.

То есть мы сделали такой подробный бриф и так активно работали вот с компаниями, которые претендовали на роль победителя, что, мне кажется, вот там отражены действительно все те направления, которые нам необходимо развивать и по которым мы должны продвигаться вперед. Но при этом мы предложили, это было общее решение жюри, компания Event communications, которая не делала никаких предложений по архитектурно-пространственному решению, учесть в своей работе предложения архитектурного бюро Рема Колхаса OMA АМО, который не стал представлять свои предложения по вот всем этим направлениям, которые мы описали, а предложил комплексное архитектурно-пространственное решение, которое при этом решает очень многие из этих проблем.

Без вот такого смелого решения, которое может предложить только архитектор или человек уровня Рема Колхаса, нам действительно не осуществить вот этот рывок вперед. Рывок-прорыв. Не просто поступательное движение вперед, а рывок и прорыв, который выведет нас действительно в авангард музейного дела.

- Как и было заявлено в Положении о разработке концепции?

- Да, да, да. И очень, действительно, обсуждение было очень интересным со стороны членов совета попечителей и их представителей. И они задавали принципиальные и важнейшие вопросы по поводу того, что вы хотите создать, каким вы видите Третьяковскую галерею. И, в общем, мы сформулировали, что наша задача сделать этот музей воплощением национальной художественной идентичности. И мне кажется, что это очень правильная история. И Рем Колхас предложил две разные концепции. Одну он назвал радикальным консерватизмом. И эта концепция для Лаврушинского переулка. При этом там достаточно много смелого, интересного, неожиданного. Но вот особенность Третьяковской галереи – то, что это действительно очень традиционный музей, московский музей, потом, государственный музей и музей, любимый зрителями, которые вряд ли будут готовы увидеть на месте "Трех богатырей" или "Явление Христа народу" что-то иное. И одновременно вот сохранение особости. Мне кажется, что это очень правильный подход. И одновременно в Лаврушинском переулке будут залы и зоны, где можно будет делать очень интересные тематические экспозиции на основе постоянной коллекции искусства XVIII-XIX века, внедряя в контекст старого искусства работы современных художников, ну, примерно так, как сейчас это сделано в Пушкинском музее на выставке Дмитрия Бутова.

Мне кажется, это блестящий пример, который просто демонстрирует еще то, что современные художники в России – это очень крупные, очень значимые фигуры, которые предлагают какие-то совершенно неожиданные, не как бы повторяющие какие-то азы современного западного развития вещи, а являются при этом глубоко национальными художниками, которые исходят при всей такой радикальности как бы того искусства, которое они предлагают из каких-то очень глубоких традиций, в том числе и национальных.

- И мне понравилась реакция представителя Rijksmuseum, где хранится тот самый "Ночной дозор", Рембрандт, да, руководителя отдела живописи XVII века. Он сказал, что ему очень понравился этот проект, и он бы хотел видеть его в Rijksmuseum, в главном музее Голландии.

- Замечательно.

- А представить компанию, выигравшую конкурс, можно? Какой у нее опыт? Что они делают в Третьяковке?

- Вы знаете, это очень серьезная, очень интересная компания, которая работала над реформированием, ребрендингом, развитием, созданием экспозиций во многих британских музеях. У меня была счастливая возможность во время работы в музеях Кремля, поскольку у нас было много проектов с Великобританией, увидеть многие проекты, сделанные компанией Event communications, в частности, в Шотландии. И они работали с самыми различными музеями, что для нас тоже важно, потому что, не все знают, но помимо Лаврушинского переулка и Крымского вала в состав Третьяковской галереи входят пять малых музеев, четыре существующих: дом-музей Виктора Васнецова, музей-квартира Поллинария Васнецова, музей-мастерская Анны Голубкиной, абсолютно недооцененный музей с невероятными сокровищами, все-таки ученица Родена и одна из самых важных фигур в скульптуре XX века не только в России, первая женщина-скульптор, а у нас есть целая плеяда, Анна Голубкина, затем Сара Лебедева и Вера Мухина. И это феномен абсолютно русский. Ни в одной стране такого не было.

Скульптура всегда считалась и до сих пор считается все-таки мужским делом. И дом-музей Павла Корина, который мне, мы закрыли, потому что там невозможно уже находиться зрителям, здание находится в аварийном состоянии, и сейчас идут работы по проектированию его реконструкции. Так вот, дом-музей Павла Корина мне напоминает музей Джона Соуна в Лондоне. И мне кажется, что можно его тоже превратить в очень интересный музей такого типа, которого в России нет. Ну, и еще одна из наших главных забот сейчас, и спасибо нашим попечителям, что они сразу же поняли необходимость немедленного включения в эти работы, это создание мемориального музея в Голутвинском переулке в доме, который находится в ужасающем аварийном состоянии, это дом, в котором родились Сергей Михайлович Третьяков. Компания Event communications создала один из самых интересных музеев Великобритании, это музей, дом, в котором родился Роберт Бернс. Кстати, интересно, что и все участники конкурса прекрасно понимали, что и Лаврушинский переулок, и дом Павла Михайловича Третьякова, и Крымский вал находятся вот на этой в мире искусств на невероятно популярной набережной.

- Термин, придуманный Вами вместе с Антоном.

- Да, с Антоном Беловым. Мы представили эту концепцию на Интермузее вот этим летом и представили ее, в том числе и мэру Москвы Сергею Семеновичу Собянину и вице-премьеру Ольге Юрьевне Голодец. И мне кажется, что это было интересно и тому, и другому, и вызвало у них полное одобрение.

- В концепции вот это Ваше соседство, оно тоже присутствовало, да, оно тоже имелось в виду?

- Конечно, все три компании, которые предлагали нам свои идеи, они говорили о мире искусств. Ну, это очевидно. Это очевидно. И поскольку это сложный конгломерат федеральной институции, какой являемся мы, Москвы, потому что земля вокруг здания на Крымском валу принадлежит Москве и находится в управлении у "Музеона", частной международной конфедерации Союза художников, в просторечии ЦДХ, парк Горького, музей "Гараж", развитие художественной составляющей этой зоны возможно только в тесном сотрудничестве. И это взаимовыгодное сотрудничество.

- Конечно, это огромный потенциал.

- Потому что при этом мы прекрасно понимаем, что люди, которые фланируют по набережной, не так просто завлечь их и на Крымский вал, и в "Гараж".

- Когда следующий этап, на какие сроки рассчитано воплощение этой концепции развития?

- Мы ждем законченную программу в конце января. Мы немедленно представим ее совету попечителей. В этой программе будет прописана дорожная карта в стадии реализации программы, соответственно, необходимые финансовые вложения, которые нужны для того, чтобы ее реализовать. И одновременно будет идти работа над поиском средств для разработки программы OMA АМО, и возможность реализации, архитектурная, инженерная, градостроительная, всякая прочая возможность реализации этого проекта. Ну, опять же я думаю, что Рем Колхас с опытом работы с Россией в 15 лет прекрасно понимает существующие здесь обстоятельства, ограничения и не будет предлагать чего-то, что абсолютно невозможно реализовать, что является чистой воды концепцией, явно не в его интересах. Но ему очень нравится это.

- Здорово. Ну, как показывает опыт Rijksmuseum амстердамского, может вместо трех-двух запланированных лет пройти 10.

- Нет, ну, на самом деле, то, о чем мы говорим, это, конечно же, 10 лет, не меньше, с учетом всех обстоятельств. Но еще раз говорю, есть какие-то направления, где мы не можем продвинуться вперед очень быстро. И я думаю, что с Лаврушинским переулком это может быть реализовано в ближайшие годы и без каких-то невероятных капитальных вложений.

- Спасибо большое. Я надеюсь, что это все, рассказанное Вами, станет реальностью и воплотиться, потому что концепция очень интересная, и Вы привлекли, мне кажется, лучшие силы в музейном деле.

- Спасибо Вам.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере