Тема:

Снос самостроя 10 месяцев назад

Снос самостроев стал символом возрождения Москвы

Снос самостроев стал символом возрождения Москвы

Территории, освободившиеся после массового сноса самостроя, преобразятся уже этой весной. Бесконтрольная торговля уступит место скверам, газонам и клумбам. А самое главное — многие старинные улицы и площади обретут свой изначальный архитектурный облик.

"Я думаю, что это все очень несолидно", — таково мнение народного артиста России Бориса Клюева о павильонах с аляповатыми вывесками — пристройках к станции метро "Добрынинская". Они еще стоят, но, кажется, уже не так крепко. Больше нет главного базарного бастиона — с площади убрали гигантский двухэтажный торговый центр. Актер вспоминает: купить там можно было все — от поддельных джинсов а ля Версаче до булавок и жевательной резинки. Теперь этого нет. Сожалений — тоже. С ностальгией артист вспоминает только о том, как здесь было еще до 1990-х.

"Здесь был парк, очень красивый. Я очень часто выходил из метро и, когда была хорошая погода, я здесь садился и отдыхал на солнышке", — рассказывает Борис Клюев.

Масштабный снос самостроя музыкант Сергей Мазаев воспринял как личную победу. Многоголосый "Шанхай", островками разбросанный по всей столице, в музыке города звучал фальшиво. Сергей — коренной москвич, каждый день здесь ходит на работу, но с трудом узнает родные места.

"Мне приятно видеть здесь газетный киоск, нет никакого скопления толпы, каких-то заинтересованных лиц, каких-то "крыш", каких-то коррумпированных ментов", — подчеркивает заслуженный артист России Сергей Мазаев.

О том, что полукриминальное палаточное наследие 90-х снесут, власти предупреждали за два месяца. Но никто, кажется, до конца не верил, что вот так, буквально за одну ночь, город избавят почти от сотни самостроев — так сильно вросли они в тело города.

Массовый снос угрюмых памятников 90-х стал своего рода символом возрождения позабытой, точнее, скрытой от глаз Москвы архитектурной. Например, Чистые пруды, культовое место столицы. Станция метро — памятник архитектуры, охраняется государством, строить на его территории закон что-либо запрещает. Палатки, которые стояли здесь еще десять дней назад, были не только нелегальными, но и совершенно беспощадно стирали литературную романтику и архитектурную прелесть этого места. Теперь же вновь открывается вид на памятник Грибоедову, да и сама станция словно вырвалась на свободу.

На свободе теперь — и десятки центральных площадей столицы. Самая большая плотность самостроя была именно в этой части города — почти четверть. А ведь сносить палатки начали не 9 февраля. За последние два года убрали около полутора тысяч более мелких нелегальных ларьков.

"Город вообще изменился за последние годы. Он стал красивый, причесанный, интересный, современный", — отмечает в интервью программе "Вести-Москва" фигуристка Анастасия Гребенкина.

Освободившаяся площадь после "ночи длинных ковшей" — порядка 30 тысяч квадратных метров. Это как три футбольных поля. Опустевшие территории пока зияют дырами в панораме улиц, но уже весной их начнут благоустраивать.

"Мне бы очень хотелось ,чтобы здесь был красивый сад, замечательные фруктовые деревья, и чтобы люди получали удовольствие. Скоро весна, здесь бы все расцвело", — предлагает Борис Клюев.

"Здесь мы будем собираться на праздники, смотреть салют, ходить в зоопарк, есть мороженое, просто встречаться", — мечтает Сергей Мазаев.

"Давайте как-то вместе за красоту бороться, и в конце концов красота спасет мир", — убеждена Анастасия Гребенкина.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере