Тема:

Теракты в Бельгии 17 месяцев назад

На журналистов ВГТРК напали в коммуне, где жил Абдеслам

На журналистов ВГТРК напали в коммуне, где жил Абдеслам

Европа, как и вообще разделенный мир, предстала перед террором голой, незащищенной. Ведь любое скопление людей для террориста-смертника — мишень, и ему все равно, где свершить задуманное, в толпе после рамки безопасности или в толпе до рамки безопасности. Нужна просто толпа. Хотя, конечно, важно, где толпа. Так почему именно в Бельгии?

Двое. Семеро. Секунды — их десять. Тот, кто в очках и со штативом в руках, — оператор ВГТРК. Его хватают за камеру, прижимают к машине.

Съемочная группа "Вестей недели" приехала в Моленбек, чтобы выяснить, каким образом самый разыскиваемый террорист в Европе Салех Абдеслам мог скрываться здесь на протяжении месяцев. На нас набросились, как только мы начали снимать дом, где его видели в последний раз. Здесь на каждом углу — по 7-10 человек. Дежурят, не пускают чужаков.

Сергей Коробкин — почти местный. В Моленбеке — больше 10 лет. Он хорошо знает: после заката белые здесь сами за себя. Основная масса местных — марокканцы, турки, алжирцы. Их количество уже перевалило за 80% населения. Как район превратился в инкубатор джихадистов, он видел своими глазами. В подвалах, квартирах этого района шестеро боевиков шпиговали пояса смертников гвоздями и болтами для взрыва Парижа.

С одним из них — Билялем Хадфи — Сергей учился в одной школе. "Он очень радикально настроен был, этому тогда особого значения не предавали. Школа была с очень хорошей репутацией буквально лет 15-20 назад. Потом Брюссель заполонили исламисты. Когда они понимают, что их все больше и больше, они знают, что их друзья прикроют, то есть они наглее становятся. Дошло до того, что бельгийцев там попросту не осталось", — рассказал Сергей.

То же самое в Скарбеке, Андерлехте — коммунах Брюсселя, в городе Вивьер на западе страны. В Антверпене 40% учеников в школах — дети мигрантов. Самое распространенное имя новорожденных за последние четыре года- Мухаммед.

Окраина Антверпена, район Боргерхут. В обычном жилом здании здесь находится мечеть, которая прославилась на весь мир в 2010-м, когда в ней сформировалось движение Sharia4Belgium ("Шариат для Бельгии") — то самое, которое называли агентством по вербовке кадров для террористического фронта "Ан-Нусра", а потом и для ИГИЛ.

Основатель движения Фуад Белькесам прославлял бен Ладена. А на детской площадке он объяснял молодым ребятам, кто такой мусульманин. "Мусульманин должен применять свои навыки и знания в жизни. То, что нам нужно сейчас, — это поколение настоящих солдат", — заявил Белькесам. 18-летний Анис на проповедь попал после того, как шесть месяцев пытался устроиться на работу. Хорошо учился, владел четырьмя языками. Не брали. Полгода писал резюме. В ответ: вы — марокканец, позвоните другим. Плюнул, разозлился.

"Ему промыли мозги: у тебя ничего нет, а джихад сделает тебя героем. И он сказал: мама, я поеду воевать, — рассказала мать Аниса. — Я знала, если он уедет в Сирию, он никогда не вернется. Я передала полиции его имя, фамилию, время отправления самолета. Они пообещали остановить его на таможне. Вскоре мне позвонил человек из Турции. Как я потом узнала, он был из террористической группы "Ан-Нусра". Он сказал, что мой сын у них, они едут в Сирию".

Мама четыре месяца по телефону уговаривала Аниса вернуться, но тот ответил, что в Бельгии ему нет места. В феврале пришло sms: "Гордитесь сыном". Его застрелили в голову в аэропорту Дэйр-эз-Зора.

"Большинство из тех, кто становится террористами, — выходцы из мигрантских коммун, которые так и не смогли интегрироваться в бельгийское общество. Они не чувствуют себя ни марокканцами, потому что многие родились уже в Европе, но и не чувствуют себя бельгийцами. Им действительно тяжело устроиться, потому что компании не хотят связываться с людьми другой культуры. Те в ответ копят злость внутри и хотят отомстить, примкнув к какой-то большой группе, халифату. В результате из Бельгии на Ближний Восток отправились больше всего боевиков, чем из любой другой страны Евросоюза. И самое страшное, что многие из них возвращаются", — отметил Дидье Леруа, исследователь Бельгийской королевской военной академии и Свободного университета Брюсселя.

128 человек уже здесь. Из пятисот, по данным ООН. И едут дальше. Абу Усама аль-Муджахиди еще на Ближнем Востоке ходил с автоматом в руках. Он вернулся в Бельгию в марте 2014 года. Полиция его отпустила. Его дальнейшая судьба держалась в секрете. Было очень много вопросов, почему вчерашний джихадист свободно разгуливает по Европе. Он устроился на работу в булочную в самом центре Антверпена. Его знали как Михаэля Делефортрие — так его звали до отъезда в Сирию. "Полиция дала ему второй шанс. Он пытался казаться обычным мусульманином, но при этом он был постоянно под кайфом, употреблял наркотики. Женился на нескольких женщинах. Одной из них было всего 17 лет. Он и мне делал предложение, но я отказалась. Он был такой же, как Салех Абдеслам, сумасшедший, радикальный экстремист. Он все время говорил о своем джихаде. Я думаю, что он, скорее всего, был как-то связан с взрывами в Брюсселе. Скорее всего, он знал о том, что готовится теракт", — сказала одна из сотрудниц булочной.

"Полиция не может арестовывать сотни людей, которые находятся под подозрением. У нее скованы руки бельгийским законодательством, которое нужно срочно менять. Если этого не произойдет, в ближайшее время мы увидим взрывы и в других городах Европы", — уверен Клод Монике, офицер французской военной разведки.

"Эта ситуация зрела на протяжении десятилетий. И в какой-то момент перед властями конкретных округов стоял выбор, либо сохранить за собой пост на следующих выборах, либо начать как-то менять ситуацию, то есть закрывать нелегальные залы для молитв, сажать под арест или тщательно отслеживать людей, которые подозреваются в пропаганде радикального ислама. Естественно, это значит вызвать негативную реакцию со стороны местного мусульманского населения", — отметила Евгения Гвоздева, директор программ Европейского центра стратегических исследований и безопасности.

Ситуацией воспользовалась новая политическая партия в Брюсселе — "Ислам". Образованная в 2012-м, она начала с безобидных лозунгов: религиозные праздники, халяльная еда в школах. Но как только получила доступ к трибуне и журналисты начали брать у ее членов интервью, риторика неожиданно изменилась.

"Надо показать людям, какие плюсы предлагают исламские правители и исламские законы, и будет совершенно естественным установить в конечном счете исламское государство в Бельгии. Почему бы и нет? " — рассуждает Редуан Ахрух, создатель партии "Ислам".

И если раньше к этому человеку, которого в 2003 году осудили на 6 месяцев за избиение собственной жены-инвалида, прислушивались единицы, то теперь его партия — в городском Совете. Сразу в двух регионах.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере