Надежда Глебова: кризис "справедливости" в исламе - причина событий не только в Турции

Наталья Тоскина

События, произошедшие в конце прошлой недели в Турции, сразу получили статус "государственный переворот". Нестабильная ситуация продолжалась меньше суток, но ее последствия страна будет ощущать долгое время. Многочисленные аресты, обвал экономики, отношения с другими странами — на все эти вопросы дает ответ востоковед, исполнительный директор Центра исследований актуальных проблем современности Академии МНЭПУ Надежда Глебова.

- Первый вопрос можно задавать на все лады. У него масса вариаций. Я выберу такую: понятно, что те, кто задумывал переворот, не планировали, что он закончится через несколько часов и совсем не их победой. Тем более, что нам было сразу известно — планировали его военные. Есть ли малейшая вероятность того, что никакого переворота не было? А если был, в чем Вы видите причину провала?

- Признаться, у меня нет ощущения, что в данном случае стоит говорить именно о продуманном "государственном перевороте". Нежелание видеть Реджепа Эрдогана во главе государства еще не делает его таковым. Я склоняюсь к тому, что это был бунт. Причем, эмоциональный, а оттого плохо спланированный. Все заявления делались от некой "группы офицеров", значит, никто так и не решился стать лидером, а также упрочить свои позиции заявлением о готовом плане переходного периода, которое бы привнесло некоторое ощущение твердости намерений и перспективу. Большинство арестованных офицеров принадлежит к армиям, которые патрулируют границы с Сирией, Ираком, Ираном, а также с Арменией и Грузией. Это люди, на которых в меньшей степени действует официальная пропаганда Анкары относительно положения дел в этих регионах и того, какие цели преследует Турция по отношению к этим государствам.

Я имею в виду, прежде всего, первую группу стран, границы с которой патрулирует 2-я армия. Следует также помнить, что не за горами 30 августа — государственный праздник в Турции День победы (в честь грандиозной победы Турции над Грецией в 1922-м году), который давно уже считается праздником турецкой армии. Взрывоопасное сочетание неуважительной внутренней политики Эрдогана по отношению к армии при общем увеличении ее активности в связи с событиями на Ближнем Востоке и давнем противостоянии с Ираном, а также недовольство различных элит политикой Эрдогана могло создать некоторые "надежды" на успешность подобных действий.

- Уже сейчас известно, что арестовано около 3 тысяч военных, уволено 3 тысячи судей. Не думаю, что это окончательная цифра. Насколько вероятно, что при подготовке настолько масштабного мятежа правительству Эрдогана и ему самому ничего не было известно, тем более, что Турция — полицейское государство?

- Арест такого количества людей в одной из крупнейших армий НАТО (а это — около 405 тысяч человек) только кажется значительным, даже при том, что профессионалами из них являются лишь около 80 тысяч человек. И, хотя, большинство аналитиков склоняется к возможности продолжения зачисток в турецкой армии, очевидно, что это не может происходить бесконечно. Нужно понимать, что последние годы и так характеризовались именно этими зачистками. Турецкая армия — это мощнейшая составляющая турецкого общества, а также часть ее клановой системы с давней и часто победоносной историей. Ее нельзя постоянно трясти как грушу, не ожидая, что эти груши посыпятся тебе на голову. Сейчас Эрдоган пытается играть роль "отца нации в эпоху испытаний", которая подразумевает возможность чрезвычайных мер. Но для уже во многом уставшего от чрезвычайщины турецкого общества уже необходимы настоящие победы и улучшение внутри-экономического положения в стране. Нужны стабильность и отсутствие взрывов на мирных улицах. Эрдоган пытается использовать данный момент еще и для зачисток тех судей, которые были последовательны и принципиальны в тех многочисленных делах о коррупции, к которым были привлечены сторонники его Партии справедливости и развития (ПСР).

- При массовых арестах нельзя исключить, что будут наказаны невиновные. А Конституционный совет Турции уже поспешил заявить, что рассмотрит вопрос о введении смертной казни. Или невиновных на войне не бывает?

- Можно допустить, что будут невиновные, исходя из законов Турецкой республики, как это уже бывало не раз в схожих ситуациях. Здесь история играет злую шутку с партией Эрдогана, которая по умолчанию стремится к "справедливости", но слишком вольно трактует последнюю. Вообще, я бы назвала кризис "справедливости" в исламе, одного из базисных его принципов, причиной не только событий в Турции, но во Франции и в других частях мира. Это — отдельная тема для разговора. Хотя, конечно, это — события различающиеся друг от друга, но в этом они — схожие. Уверенность в не-обеспечении справедливости, а, значит, требование этого обеспечения будет давать силы многим людям, что делает те разновеликие по своим масштабам войны на Ближнем Востоке еще более опасными и уменьшает их шансы на быстрое прекращение.

- В череде новостей промелькнул заголовок: одним из участников попытки государственного переворота в Турции был пилот, сбивший в ноябре прошлого года российский бомбардировщик. Как вы могли бы прокомментировать это?

- Сейчас главным для обеих сторон конфликта будет обеспечение и поддержание своей пропаганды. Кто победит в информационной войне, тот и будет во многом направлять ход развития дальнейших событий. В военных действиях мог принимать участие этот пилот. Что в этом такого особенного? Это лишний раз подтверждает сказанное мною ранее. Могу только повторить: весьма своеобразное участие Турции в развитии сирийского конфликта, а также в "борьбе" с Исламским государством (организацией, запрещенной на территории РФ), разрыв между официальной пропагандой и реальным ведением дел, постоянное перетряхивание руководства армией в угоду отдельным кланам открыло ящик Пандоры в армейских рядах, когда "ничего не жалко, никого не жаль". И тут для многих в армии, кто называет себя кемалистами, создается опасный прецедент. Ведь Кемаль Ататюрк говорил: "война должна быть неизбежной и жизненно важной, но если жизнь нации не в опасности, война — это убийство".

- По вашему мнению изменится отношение к Турции после этих событий в арабских странах и ЕС?

- Турция занимает чрезвычайно важное место в регионе в силу многих обстоятельств. Значительного негативного изменения отношения к Турции ожидать не стоит даже ее врагам. Скорее, у многих неудача бунта скорее вызвала вздох облегчения, поскольку это лишило необходимости координировать свою политику в связи с новой точкой напряженности на мировой карте. При всех "особенностях" внутренней и внешней политики Эрдогана, она готова гарантировать большую предсказуемость, нежели политика "группы офицеров" и последующих их шагов. Для ЕС, как и для НАТО, Турция сейчас скорее великовозрастный enfant terrible, обладающий, тем не менее, рядом привлекательных "игрушек" в виде геостратегического положения и потенциальных возможностей.

- Меня удивил мгновенный обвал турецкой экономики, в частности, турецкой лиры. Настолько молниеносный и бессмысленный, что невозможно было не задуматься о его причинах и следствии.

- Ну почему же бессмысленный? Думаю, что были спекулянты, которые смогли приобрести неплохие деньги на подобном спаде. Подобные события не могли не вызвать паники у многих инвесторов, а те, кто умеет "вертеть головой", как говорят летчики, способны сделать состоянии и на подобном кризисе. Тут важно помнить, турецкое "экономическое чудо" оказалось возможным благодаря, прежде всего, иностранным инвестициям. Сейчас же при продолжающемся общемировом экономическом спаде новых инвесторов не прельщает Турция, а старые попросту уходят. Теперь старые будут уходить еще быстрее. МВФ уже предупреждал Турцию о необходимости серьезных структурных реформ, и последние были частью предвыборной программы Эрдогана, но "воз и ныне там". Эрдогану кажется более важным выяснять отношения с богословом Фетхуллах Гюленом, который, кстати, на протяжении долгого времени был финансовым спонсором партии Эрдогана. Собственно, выборы 2014 года были первыми, которые прошли без его спонсорской помощи. Конфликты с Россией, "натянутые" отношения Анкары с Брюсселем и Вашингтоном также не создают благоприятной экономической среды. Так что обвал — естественное явление на фоне нового кризиса. Люди пытаются хоть как-то избежать новых рисков.

- И последний вопрос о следствии. Но о том, что крайне волнует многих россиян. О туристическом спектре. Как вы считаете, будут ли там принципиальные изменения и стоит ли опасаться отдыха в Турции.

Туристический сектор — один из важнейших в экономике Турции. Это и рабочие места в индустрии туризма, и укрепление связей с другими странами, и многое другое. Прежде всего, это больше 30 млрд. дол., идущих в бюджет страны, с постоянной перспективой роста. Угроза этому росту и бюджету страны — действительно национальная угроза. Турки сделают все возможное, чтобы ее, если не ликвидировать полностью, то максимально снизить. Едущим в эту страну, я бы порекомендовала все-таки поинтересоваться не только ценами на отдых, но приобрести хотя бы минимальные знания о том, что представляет из себя сама страна и ситуация в ней. Представление о том, что это государство нечто вроде российской провинции, где можно вести себя как угодно, должно стать частью прошлого. Обязательно должны быть внесены в базу телефона номера российских представительств в Турции, страховой фирмы. Мы живем в той исторической ситуации, когда серьезная забота о собственной безопасности, должна стать частью быта. Конечно, хотелось бы обойтись без крайностей в этом вопросе, тем не менее…

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере