Дмитрий Зеленин: малый бизнес начинается со службы занятости

Дмитрий Зеленин: малый бизнес начинается со службы занятости

Телеканал "Вести" представляет серию интервью с губернаторами российских регионов. Местные руководители рассказывают о том, как на возглавляемых ими субъектах Федерации сказался мировой финансовый кризис, и как регионы выходят из нынешней экономической ситуации. Сегодняшний гость - губернатор Теврской области Дмитрий Зеленин.

- Дмитрий Вадимович, здравствуйте. Спасибо, что пришли. И первый вопрос: недавно у вас был премьер-министр Владимир Путин. Вы обсуждали ход строительства четвертого энергоблока Калининской АЭС. Все ли в порядке?

- Добрый день. Четвертый блок Калининской атомной станции строится активно. На площадке работает около трех тысяч человек. И когда строительство перейдет в еще более активную фазу в части внедрения и наладки оборудования, это будет даже пять тысяч человек. Поэтому считаю, что атомные энергетики завершат проект в назначенные сроки, к концу 11-го года. Для территории это благо. Исходя из того, что это, прежде всего, занятость. Это дополнительные три-пять тысяч человек, из которых 60 процентов - жители Тверской области. Почему не все? Потому что нужны хорошие специалисты, которые именно работают на станциях. И, конечно же, не все специалисты есть в Тверской области. Более того, когда строился и вводился третий энергоблок, а Владимир Владимирович Путин присутствовал на его пуске в 2004 году, то ряд специалистов, которые работали в представительстве третьего энергоблока, уехали из региона. Они сейчас работают в Китае, они работают в Иране на строительстве атомных электростанций, выполняемых российскими силами. Поэтому, 60 процентов, считаю, нормальный показатель. Кроме этого, многие подрядные организации, как на субподряде, строят четвертый энергоблок. Вопрос в том, что, конечно же, мы ждем, чтобы за четвертым энергоблоком пошел бы следующий энергоблок. То есть, построилась бы Тверская или Калининская-2, вне зависимости от названия. Это дальнейшее строительство. Считаю, что с государственной точки зрения это эффективно, потому что специалисты никуда не уезжают. Они здесь же на месте начинают строить следующие энергоблоки.

- А каковы перспективы этих проектов?

- Сейчас "Калинин-2" находится в плане. Но не принято решение о месте расположения и о сроках строительства. Это предстоит решить правительству и "Росэнергоатому".

- Что касается цен на энергетику, то Тверская область почему-то одна из таких областей, где это стоит дорого. С чем это связано и как-то этот вопрос будет решаться? В сторону уменьшения, конечно же.

- Это очень серьезный социальный фактор. С одной стороны, наличие атомной энергетики, мы все знаем, что атомная энергия очень дешевая. С другой стороны, высокий тариф. Высокий тариф обуславливается очень длинными сетями, которые идут до деревень. Всего у нас малонаселенных деревень (это до десяти проживающих человек) - четыре с половиной тысячи. И, конечно, обслуживать эти сети обветшавшие - степень износа 83 процента против 60 в центре России, - конечно, требует дополнительных затрат. И Федеральная тарифная комиссия выставляет нам очень высокую вилку. При этом понимание того, что Калининская атомная и поставляет электроэнергию для всей России, социально очень напряжено. Когда был визит Путина Владимира Владимировича, я на совещании предлагал, чтобы в зоне действия станции была бы индустриальная зона, которая бы потребляла электроэнергию по прямым контрактам с Калининской атомной, без перетоков. То есть, с одной стороны, это инвестиционная привлекательность. А с другой стороны, большое количество жителей в муниципалитете работает вместе с электроэнергией, которую вырабатывает Калининская атомная. Пользуясь ее преимуществами. И вот здесь, я считаю, по опыту Франции мы также должны внести предложения в Государственную думу о создании таких индустриальных зон.

- Экономический кризис вносит свои коррективы, особенно в бюджеты областей. От чего вам пришлось отказаться? И на что вы сейчас, наоборот, направляете средства?

- Бюджет, который мы рассматривали в августе прошлого года, был ориентирован на приблизительно 27-процентный рост по сравнению с 2008 годом. Если мы говорим об этом годе, его мы секвестрировали более чем на 6 миллиардов рублей. И он получился на 7 процентов больше, чем бюджет 8-го года. Сейчас исполнение приблизительно такое же, как и в 8-м году. То есть, приблизительно на 2 процента больше. У нас, скажем, не хватает 6-7 процентов. Я считаю, что по нашим планам мы должны реализовать бюджет в полном объеме. Ну, конечно же, такое сокращение против первоначальных планов заставило нас сократить несколько отраслей. Прежде всего, к сожалению, это коснулось дорожного строительства. Большая дорожная сеть - мы наполовину уменьшили те объемы строительства и реконструкции дорог, которые имели. К сожалению, из федерального бюджета, из намеченных восьмисот миллионов мы сейчас получаем порядка около трехсот. Поэтому и есть угроза, что несколько объектов у нас останутся долгостроями. Я убежден, что вместе с федеральным правительством мы будем искать выходы из этой ситуации и не допускать долгостроя. Но социальные обязательства, публичные обязательства, все программы по здравоохранению, образованию, социальной защите мы оставили в прежних объемах. Более того, мы ряд программ увеличили. Таких как занятость населения, малый бизнес, содействие проектов по информатизации школ, строительству перинатального центра - у нас строится совместно с федеральным бюджетом. Там мы стремимся сделать так, чтобы перинатальный центр на 130 коек был введен в этом году. А это, вообще говоря, три миллиарда рублей.

- На все эти проекты, я так понимаю, вы получаете софинансирование из федерального бюджета. А вот что-то такое, что именно делает Тверская область, есть у вас сегодня?

- Конечно же, многие проекты, например, по сельскому хозяйству. Две новые программы в этом году касаются общего сельского хозяйства. И еще одна по фермерству. Программа по строительству межмуниципальных пунктов по сбору молока. Все мы понимаем, что личные подворные хозяйства уменьшают поголовье, уменьшают надои, потому что некуда сдавать молоко. Поэтому межрайонные центры должны проводить первичную подготовку. Они будут управляться кооперативами. И обеспечат рост поголовья в личных подворных хозяйствах. Вторая тема - это кооперативные рынки. Нужно приближать товары сельского хозяйства к жителям. Намечены 73 рынка в проектно-сметной документации. И 12 рынков уже строятся в этом году. И в управление они будут отдаваться не муниципалитетам, а кооперативам из тех, кто работает на селе. Третья мера направлена на фермерство. Мы вводим еще одну меру поддержки по межеванию земель. Для фермеров очень важно, чтобы земля была откадастрирована, чтобы она была объектом для залога в банк, чтобы получить кредит и пользоваться другим рядом субсидий. Зачастую это не происходит, потому что межевание, кадастрирование – дорогой процесс. Половину денег мы возмещаем. Это те областные новые программы, внедренные в этом году, которые направлены, в том числе, на минимизацию последствий кризиса и на дальнейшее развитие экономики.

- Я знаю, что к вам недавно приезжала новый министр сельского хозяйства Елена Скрынник. Как она охарактеризовала положение агропромышленного комплекса в области?

- По ряду направлений мы выполняем наши обязательства перед Министерством сельского хозяйства, по другому ряду – недовыполняем. Вот, например, мы недовыполнили объемы поставки молока. Молока мы производим много, но в недостаточном количестве. И те меры, о которых я говорил, направлены на исправление этой ситуации. У нас хорошие показатели по сдаче мяса - как птицы, так и свинины. И по льноводству. Тверская область всегда была льноводческим краем. И сейчас мы держим первенство по объему льняного поля. У нас хорошо работает фирма "Магрико", которая делает кластер на основе своих новых технологий. Это не только посевы, это очень высокотехнологичная область. В добавление к технологиям, это семеноводство, развитие новых сортов - хороших, эффективных. Это льнокомбинаты, которые осуществляют первичную переработку. Это, в том числе, льнотресты, отходы льнокомбинатов для отопления домов, муниципалитетов. Потому что пилеты, изготовленные из тресты, вполне могут применяться как топливо. Это очень хорошо для региона, потому что регион использует собственное топливо. Не из Тюменской области, не газ, не нефть, за которую приходится платить, а собственное топливо, выращенное и, скажем так, сделанное, отформатированное в регионе.

- Какая отрасль у вас сейчас на высоте, а какая прозябает из-за того, что, может быть, неправильно управляют? А может быть, действительно, нет спроса на эту продукцию?

- Конечно, можно говорить, что многие предприятия перестроились. Но все-таки отрасль машиностроения, которой у нас 33 процента в экономике области, конечно, подверглась серьезным потрясениям. Избыток продукции достаточно низок. Лесопромышленная отрасль только-только начинает подниматься. Легкую промышленность лихорадит, потому что хлопчатобумажные ткани просели, льняные и, скажем так, химические ткани, сейчас, в последний месяц, начинают подниматься. Очень положительно я оцениваю ситуацию в пищевой промышленности. Тем не менее, машиностроительная отрасль, например, Тверской экскаваторный завод, это практически остановленное производство. Это три тысячи человек. И так же по другому большому ряду предприятий.

- Что касается отраслей. Мы говорили, что существуют проблемы и что существуют сокращения на тех или иных предприятиях. Каков уровень в вашей области?

- Уровень безработицы - это чуть больше полутора процентов от экономически активного населения. Это сейчас 13,5 тысячи человек. В докризисный период это было 4,5 тысячи человек. Нюанс в том, что до сих пор 25 процентов вновь поступающих в службу занятости по потере работы, это граждане, проживающие в Тверской области, но неработающие в ней. Это агломерации Московской, Санкт-Петербургской областей, которые высвобождают численность. И работа, которая идет по общественным работам, имеет и социальный характер. Не только загружая и помогая предприятиям сохранять свои трудовые коллективы, но и решая многие социальные задачи. Конечно же, еще одна проблема - это переобучение кадров. Особенно это важно для тех предприятий, которые переориентируются на новые формы продукции.

- Говорят, что во время кризиса кризис нужно с умом использовать. Либо открывать свое собственное дело, либо учиться. Но вот сейчас, именно про открытие собственного дела, как вы помогаете малому бизнесу?

- По малому бизнесу, по оказанию содействия работали и были приняты в предыдущие три года 11 программ. В этом году, в связи с кризисом, а это было запланировано еще в прошлом году при подготовке бюджета, мы запланировали дополнительно 5 новых программ. И увеличили финансирование на эту отрасль с 60 миллионов до 110 миллионов. Сейчас еще дополнительно выиграли в Минрегионразвитии дополнительное финансирование на часть программ. Для малого бизнеса существует достаточно, на мой взгляд, ясный путь. Начинается он от службы занятости. Не только программ помощи малому предпринимательству, а службы занятости. В службе занятости человек, у которого есть угроза потерять работу, может повысить свою квалификацию, поменять ее. Он может обучаться три и шесть месяцев бесплатно, даже с компенсацией командировочных расходов. Ну, например, в Твери на специальных курсах. Пройти специальную аттестацию на предмет, какую отрасль ему лучше выбрать или правильно ли он выбрал то направление, которое планирует. Дополнительно получить деньги на оплату лицензии, на оплату методических пособий и так далее. Это служба занятости. Плюс подъемные 60 тысяч рублей, если он начал собственное дело. И оплата инвестиционного плана. Далее, содействие уже малому бизнесу. Это беззалоговое микрокредитование, до 300 тысяч. Для сельской местности очень неплохо. Это увеличение суммы залога, если малый бизнес сдал в банк некий актив на миллион рублей, то форма поддержки малого предпринимательства дает ему еще залогов еще на еще один миллион рублей. Это 50- процентное погашение его издержек при подключении к электрическим сетям. Это, как уже говорил, межевание. Это центр субконтрактации, который помогает законтрактовать будущую продукцию. Это центр, который помогает продукцию привести к международным нормам, если есть шанс и если есть планы продвинуться на международный рынок. Это, конечно же, создание кооперативов, если мы говорим о сельской местности. Дистанционные центры обучения и помощь при сдаче декларации. То есть, большой ряд программ, которые намечены на то, чтобы поддержать на каждом этапе. Но, самое главное, это, конечно же, обучение. Обучение современному ведению бизнеса и, конечно же, снятие бюрократических и прочих издержек. То есть, работа над тем, чтобы проверяющие органы не приходили на предприятие так часто, то есть, просто вне всякого закона. Над этим работают комиссии. Но, конечно же, сейчас не совсем четко устроено наше законодательство и правовое обеспечение. Очень мало наши правоохранительные органы применяют такую меру как предупреждение. Ну, хорошо, первый раз можно всегда предупредить. Потом можно и наказать. Но предупредить-то надо.

- Но вы ведете специальную работу?

- Специально проводится обучение и с работниками правоохранительных органов, чтобы они понимали и знали и свои обязанности, и свои возможности.

- Спасибо вам большое, что вы пришли и рассказали и о хорошем, и о плохом, что происходит в вашей области.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере