Адыгея – портрет региона

Адыгея – портрет региона

Попробовать понять внутреннее устройство жизни Адыгеи можно через музыку. Это тысячелетняя традиция - кунакский застольный напев под аккомпанемент адыгской скрипки "шичапщин". Сам "адыгский Страдивари", мастер Замудин Гучев, раскрывает секрет особого звучания инструмента.

"Шичапщин в переводе означает лошадь, хвост, инструмент. Здесь в качестве струн используется конский волос", - говорит Замудин Гучев, скрипичных дел мастер.

По нынешним временам новое производство – это экзотика. Рабочий процесс на новеньком майкопском заводе готовых строительных конструкций, то есть жилых и рабочих домов.

"Мы строили на Сахалине, строили на Камчатке, Ямале, Карелии. Основные наши потребители - это нефтеперерабатывающие предприятия, а также строительные компании", - говорит Евгений Мецлер, главный инженер адыгейского филиала ОАО "СКДМ".

Но есть и другие примеры. Раньше Майкопский машиностроительный завод выпускал краны-манипуляторы. Сейчас цеха стоят, рабочие - на социальных работах.

- До того, как завод встал, кредит брали? Как выплачиваете?
- Поясок затягивает и выплачиваем. Когда завод хорошо работал, мы все кричим "ура!". Можем что-то приобрести, потому что знаем, что зарплата хорошая, и мы в состоянии рассчитаться, а теперь мы нырнули, - говорит Сергей Малютин, слесарь-инструментальщик завода
.

Президент республики Аслан Тхакушинов объясняет, что региональные власти помогают, как могут. Но главная надежда - на обещанную федеральную помощь. Майкопмашинстрой входит в список системообразующих предприятий России.

"Это общероссийская программа, - рассказывает Аслан Тхакушинов. - Для этой программы мы подготовили три предприятия. Два уже вошли. Потом подумали и еще два предложили. Четвертое находится на стадии рассмотрения".

Пока же надо думать о том, какие еще подтянуть резервы для обеспечения занятости и зарплат. Вот, например, рис. Для Адыгеи - культура совершенно новая. Едят люди всегда, даже в кризис. Как и во всей стране, сельское хозяйство является одной из стабильных отраслей. Пусть не дает столько налогов, но дает рабочие места.

Но главная пищевая марка Адыгеи - сыр. Производство на Гиагинском молочном заводе идет круглосуточно, главное, чтобы молоко не успевало прокиснуть. Секрет - в сыворотке. Белки и кальций - залог долголетия. Именно по такой методике сыр делали в аулах.

Восток республики. Аул Кабехабль. Входим в дом, где встречаем Габидед Хасанову. Ей 107 лет, но возраст труду не помеха. "Выхожу на улицу редко, только до калитки. Сын помогает. Правда, сегодня сама полы помыла. Тяжело уже одной", - вздыхает женщина.

Но главный на Кавказе всегда мужчина. В нашем случае - аксакал Хусейн Тлецуруков. Эти руки помнят и создание колхозов, и взятие Берлина, и три брака, последний из которых - в 91 год.

"Старейшины ушли. Только я остался", - говорит Хусейн Тлецуруков.

Опыт старших поколений учит: надо всегда пытаться жить по средствам. На это умение обращает внимание и президент Тхакушинов. "Мы не имеем каких-то долгосрочных финансовых заимствований и кредитов", - отмечает он.

Однако и неиспользованных богатств у республики хватает. Например, заснеженные предгорья, по которым пока катаются только на снегоходах, а можно было бы ездить на горных лыжах. Наверное, главная мечта руководства Адыгеи - чтобы и здесь была достойная инфраструктура. Самой республике это не по силам.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере