Страшнее, чем Перл-Харбор: во время Таллинского прорыва погибли тысячи человек

Страшнее, чем Перл-Харбор: во время Таллинского прорыва погибли тысячи человек

29 августа исполнилось 75 лет со дня Таллинского прорыва — одной из крупнейших морских операций времен Великой Отечественной войны. Речь идет об эвакуации в Кронштадт отступавших советских войск и части мирного населения. Во время перехода было подбито фашистами и затонуло более ста кораблей, погибли тысячи человек.

Волна бьется у мемориала на мысе Юминда в Эстонии — это кладбище затонувших кораблей. Говорят, памятный камень похож на окровавленное сердце. За двое суток в августе 1941 года в этих водах погибли до 15 тысяч человек. Возможно, и больше, но этого уже не узнать. Морскую трагедию называют самой страшной в современной истории.

Таллинский переход – немцы подходят к городу, и силы Балтийского флота решено перевести в Кронштадт. Цепочка ошибок командования или обстоятельства военного времени, но конвои выходят с запозданием, без прикрытия с воздуха. Идет оборона Ленинграда, все силы нужны там.

Юрий Инге, поэт, корреспондент газеты "Красный балтийский флот" — на корабле из первого конвоя. Пытаясь уйти от бомбежки с воздуха, судно подрывается на мине. Внучка Мария к 75-летию гибели деда отпечатала копии газетного номера, который он держал в руках.

"Инге до последнего был собран, с пачкой свеженапечатанных газет "Красный балтийский флот" стоял на палубе, как предписывает устав, с противогазной сумкой, в шинели… Так я все это вижу, на этом ветру", — говорит Мария Инге-Вечтомова, внучка участника Таллинского перехода, поэта, военного корреспондента Юрия Инге.

Транспортный пароход "Калпакс" затонул во время перехода 29 августа. Спасающихся людей обстреливала из пулеметов немецкая и финская авиация. Живым свидетелям той трагедии сейчас за девяносто, как, например, Валентину Виллемсоо. Тогда же он был 18-летним юношей.

"Корабль почти уже вертикально встал, — рассказывает он. — Один пропеллер крутился спокойно, потихоньку, как будто прощался: "Прощайте, я уйду, беру с собой души людей, а вы, как хотите, спасайтесь". Друг мой, старший лейтенант, прыгнул воду в шинели. А шинель пропиталась водой, и меня тянет за собой. Он говорит: "Друг мой, помоги, а как я помогу?" Вот такие моменты я видел".

Представители эстонского парламента, российские дипломаты, члены таллинского Клуба ветеранов флота, местные жители, гости из России – несут венки и букеты к мемориалу.

"Здесь мои два правнука, мои внучки, граждане Эстонии, я, мои товарищи. Это отношение местных властей государственного уровня говорит, что политические вопросы приходят и уходят, а народная память о трагедии живет", — говорит Иван Меркулов, контр-адмирал в отставке.

"Наш долг перед погибшими – сделать все, чтобы память о них осталась в наших сердцах, чтобы мы передавали эту память и тем, кто придет к нам на смену. И помнили, не забывали, и склоняли головы перед этим великим подвигом", — отмечает Александр Петров, посол России в Эстонии.

Таллинский прорыв до сих пор не вполне изучен и не так известен публике, как, например, атака на американский Перл-Харбор. В центре русской культуры в столице Эстонии 75 лет тем событиям решили отметить военно-исторической конференцией. Потомки погибших хранят память – и готовы ею делиться.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере