Путин: главные тезисы в интервью Bloomberg

Путин: главные тезисы в интервью Bloomberg

Накануне проведения экономического форума на Дальнем Востоке Владимир Путин дал интервью международному информационному холдингу Bloomberg, ответив на вопросы о спорных территориях, о судьбе евро и курсе рубля, о науке и отношениях с президентом США.

В начале встречи Президент обрисовал перспективы региона, как в сфере экономического взаимодействия с соседними странами, так и в области развития научного потенциала. Особый упор, по словам Путина необходимо сделать на освоении океана, как в части рыбного промысла, так и в сфере туризма и научных разработок.

Среди главных тем, волновавших журналиста Джона Миклетвейта были вопросы об отказе России от своих восточных и западных территорий в угоду восстановлению отношений с Западом, а также о продаже западным инвесторам пакетов акций в ключевых компаниях топливно-энергетического комплекса.

Территории не продаются

"Мы не торгуем территориями, хотя проблема заключения мирного договора с Японией является, конечно, ключевой и нам бы очень хотелось с нашими японскими друзьями найти решение этой проблемы", — заявил президент, отвечая на вопрос о возможной сделке с Японией и передаче одного из Курильских островов.

"Речь не идёт о каком‑то обмене, о каких‑то продажах. Речь идёт о поиске решения, при котором ни одна из сторон не будет чувствовать себя внакладе, ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побеждённой, ни проигравшей", — пояснил президент.

А Калининград?

Заикнулся Миклетвейт и об отказе России от Калининграда, правда, поспешив оговориться, что это шутка. Но ответ получил вполне серьёзный.

"Если кому‑то хочется начать пересматривать итоги Второй мировой войны, давайте попробуем подискутировать на эту тему. Но тогда нужно дискутировать не по Калининграду, а в целом по восточным землям Германии, по Львову, который был частью Польши, и так далее, и так далее. Там есть и Венгрия, есть и Румыния. Если кому‑то хочется вскрыть этот ящик Пандоры и начать с ним работать, – пожалуйста, флаг в руки, начинайте", — пояснил Путин.

Чья доля?

Готово ли и будет ли государство продавать доли в крупных системообразующих компаниях, спросил у президента Миклетвейт. Путин пояснил, что вопросы приватизации должны рассматриваться в первую очередь с точки зрения стратегической целесообразности продажи акций сторонним инвесторам. Порой это даже может приносить не только структурное реформирование отрасли, но и неожиданный экономический эффект пояснил президент.

"Вы знаете, я помню, у нас была одна из компаний, сейчас не буду называть её, но когда в неё вошли на 50 процентов иностранные акционеры, иностранные инвесторы, их взнос в федеральный бюджет и налоговые платежи увеличились в несколько раз сразу, а эффективность компании нисколько не ухудшилась. Поэтому, с точки зрения интересов государства, конечных интересов государства, с точки зрения фискальных интересов мы имеем положительный опыт, скорее всего, а не отрицательный", — уточнил президент.

Это не вы сломали сервер Клинтон?

Улыбаясь и несколько смущаясь собственного вопроса, Миклетвейт не мог не спросить об обвинениях в адрес российских хакеров, которые, якобы, могли взломать базу данных Демократической партии США. Журналист тут же оговорился, что это, видимо, совсем не правда, но собственного интереса к ответу не скрывал.

Владимир Путин в очередной раз касаясь подобной темы напомнил о том, что на государственном уровне Россия такими вещами не занимается и, более того, вскрывшаяся проблема является скандальной и представляющей интерес скорее внутри США, а не за пределами Америки. Да и вопрос нужно ставить вовсе не о том, кто стоит за утечкой информации.

"Разве это важно, кто взломал эти какие‑то данные из предвыборного штаба госпожи Клинтон? Разве это важно? Важно, что является содержанием того, что было предъявлено общественности. Вокруг этого должна вестись дискуссия на самом деле. Не нужно уводить внимание общественности от сути проблемы, подменяя какими‑то второстепенными вопросами, связанными с поиском того, кто это сделал", — пояснил свою позицию президент.

А нам что делать?

"Вы когда-либо видели, чтобы Запад был так разделён, так недоволен собой, в таких сомнениях", — спросил президента Миклетвейт и немного позже добавил, — "выживет вообще, валюта евро?"

Путин выразил надежду на благополучное будущее европейской валюты и добавил, что многое будет зависеть от прагматичности европейских лидеров. "Они не злоупотребляют финансовыми инструментами, финансовой накачкой, а стремятся прежде всего к структурным изменениям, что, собственно говоря, не менее остро стоит и в нашей экономике", — отметил президент, а для убедительности добавил, что 40 процентов золотовалютных резервов России, хранящихся в евро, доказывают веру в то, что Европа сможет решить свои экономические проблемы.

Пойдёте на запад за деньгами?

Необходимость выполнять социальные обязательства и стабилизировать бюджет вынудят Россию заимствовать на внешнем рынке или нет, — поинтересовался Миклетвейт.

Владимир Путин пояснил, что дефицит бюджета считает вполне приемлемым, как в прошлом году, так и в текущем и уж точно не требующим зарубежного кредитования. Условия в экономике не простые, но сама она к ним вполне адаптировалась. " У нас сейчас, по‑моему, за первое полугодие 45 миллиардов долларов положительное сальдо торгового баланса. Инфляция сократилась год к году в разы. В разы просто сократилась! У нас была, если год к году смотреть, где‑то под 10, что ли, процентов уже, если смотреть август к августу, а сейчас – 3 с небольшим процента", — добавил Путин.

Трамп или Клинтон?

Не мог не спросить Миклетвейт и о том, кого бы предпочёл российский президент видеть в качестве геополитического партнёра после выборов в США. Журналист в своём вопросе намекнул на симпатии в адрес Путина со стороны Дональда Трампа и на изоляционистскую позицию Хиллари Клинтон, высказанную её в своих предвыборных речах.

Владимир Путин заметил, что антироссийская позиция часто оказывается исключительно частью предвыборной риторики, а после победы на выборах новая администрация, так или иначе, переводит отношения в конструктивное русло. В конечном итоге, важно не имя будущего главы Белого дома, а важно, чтобы этот человек пользовался доверием американского народа, чтобы иметь политическую волю на принятие ответственных решений и выполнение договорённостей.

"Мы готовы работать с любым Президентом, но, конечно настолько, насколько готова будет будущая администрация. И, если кто-то говорит, что он хочет работать с Россией, мы приветствуем это. А если кто-то, как Вы выразились (может быть, неточный перевод), хочет от нас избавиться, это совершенно другой подход. Но мы и это переживём: здесь неизвестно, кто больше потеряет при таком подходе", — отметил президент.

Как быть с Асадом и Сирией?

Можно ли говорить о сближении позиций России и США в вопросе будущего Сирии и борьбы с террористами, — задал вопрос Миклетвейт.

Переговоры идут сложно, но даже не потому, что расходятся взгляды сторон, а потому, что США пока не понимают, как обеспечить выполнение необходимых условий, а именно отделение оппозиции от террористов, ответил на вопрос Владимир Путин.

"У нас складывается впечатление, что «Джабхат ан-Нусра» и иже с ней мимикрируют, другими названиями себя уже обозначают, но по сути ничего не меняется. Они начинают поглощать так называемую здоровую часть оппозиции, и в этом нет ничего хорошего. Кроме всего прочего, это уже не элемент внутренней борьбы. Это пришлые боевики, получающие вооружение и амуницию из-за границы. И, по сути, наши американские партнёры с этим согласны, но они не знают, как это сделать", — уточнил президент.

Будете с нами дружить?

Являясь британским журналистом, Миклетвейт не мог обойти вниманием запланированную в рамках "двадцатки" встречу Путина с Терезой Мэй. Выходя из Европейского союза, будет ли Британия более расположена к достижению соглашения с Россией, — поинтересовался журналист.

Владимир Путин ответил, что Великобританию уже сейчас можно считать вышедшей из ЕС, однако это не означает, что она вышла из особых отношений с США. "Это выбор наших британских партнёров, выбор приоритетов. Но, так или иначе, конечно, мы понимаем, что в рамках союзнических отношений и особых партнёрских отношений со Штатами Великобритания должна делать поправку в отношениях с Россией на мнение своего главного партнёра – Соединённых Штатов. Мы относимся к этим реалиям как к данности", — пояснил президент.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере