Ядовитый бизнес: как в России идет война за мусор

Шокирующие кадры. Мусорная мафия орудует по всей России, превращая когда-то живописные уголки природы в нелегальные зловонные помойки. Тем временем жизнь людей в прилегающих населенных пунктах — просто ад. Предприимчивые дельцы зарабатывают на этом миллионы ежедневно. Экологи подсчитывают миллиардные убытки окружающей среде, а Васька слушает и ест.

Семь километров от Санкт-Петербурга. Обочина оживленного шоссе. Здесь валяются отходы. Так действует мусорная мафия в этом городе. Ночью мусоровоз, которым обычно управляют гастарбайтеры, подвозит сюда отходы, вываливает их и исчезает. Никто ни за что не отвечает. Все получают только прибыль.

Ленинградская область. Всеволожский район. Поселок имени Свердлова. 25 километров от центра Санкт-Петербурга. Еще совсем недавно здесь были сказочные места. Сохранились фотографии пятилетней давности. Сюда на выходные приезжали петербуржцы: чистая вода, луга, воздух, настоящая русская природа.

Но однажды все кончилось. Живописные места стали зоной отчуждения. Чернобыль, как говорят здешние жители. На кадрах, снятых местными активистами, видно, как КАМазы сваливают мусор. И здесь же в кусты сливают мазут из специализированной машины.

"У нас был глава прошлой администрации Тыртов, и он сказал, что мы ничего сделать не можем", — говорит Елена Голованова, жительница поселка имени Свердлова.

- Такие люди — это мафия?

- Видимо, крутые люди.

- И власть ничего сделать не может? Чего она боится?

- Просто, наверное, хочется жить.

- А что, могут убить за это?

- Мусорный бизнес — это выгодно. Полигон не зарегистрирован, платить никому не надо, с каждой машины доход.

В местной администрации кивают на предыдущее руководство: виноват во всем Тыртов.

"Мы когда подняли документы, увидели подпись Тыртова", — сказал Юрий Касапу, депутат Свердловского муниципального совета депутатов Ленинградской области.

- То есть он давал санкцию на это безобразие?

- На тот момент. Следствие ведется. Я не могу дать ответ, но я видел документы, подписанное им ходатайство когда он был главой администрации.

Теперь гражданин Тыртов живет где-то спокойной и обеспеченной жизнью. Он, кстати, объявлен в розыск. А все окрестности поселка загажены. Сюда успели вывезти 16 тысяч мусоровозов с опасными твердыми бытовыми отходами и ядовитыми веществами с местных химических предприятий. Оказывается, за каждую машину с мусором предприимчивые люди получали от полутора до шести тысяч рублей. Прибыль исчислялась миллионами.

"По заключению экспертов ущерб, нанесенный окружающей природной среде, составил порядка 2 миллиардов рублей", — отметил

Владимир Соловьев, руководитель 2-го отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Ленинградской области.

Мафия везде действует по одной схеме. "Сначала коммерсанты берут территорию в аренду либо в собственность. Потом производят отсыпку отходов, зарабатывают на этом многие миллионы рублей. После чего эти территории покидают, избавляются от собственности участка либо от аренды, сбегают иногда за границу, а территории эти остаются Ленинградской области. И что с ними делать — это уже вопрос бюджета. То есть теневые коммерсанты зарабатывают, а бюджет после этого тратит деньги на то, чтобы привести территорию обратно в порядок", — пояснил Егор Леонтьев, руководитель природоохранного проекта движения "Зеленой фронт".

Всего в 40 километрах, в поселке имени Морозова, мы обнаружили нелегальную мусоросжигательную площадку. Нам удалось проникнуть на этот строго охраняемый объект, расположенный на базе бывшего военного завода. В огромных бочках якобы сжигают ненужную древесину, но на самом деле жгут твердые бытовые отходы, нанося огромный ущерб окружающей среде. Некто Искандер готов принять любой мусор от любых людей и организаций. В таких бочках можно сжечь кого угодно, и никто не узнает.

Здесь же, в двух шагах, находится еще одно нелегальное производство — химическое. Сырье из бочек используется для производства химпродукции. Никаких правил безопасности, никаких лабораторий, очистных сооружений – ничего! Прямо из трубы на землю вытекает ацетон. И отсюда же идет ядовитый дым, отравляя все вокруг. Работает все это не без помощи местной власти, которая за хорошие откаты закрывает глаза на то, как уничтожается природа Ленинградской области, — этакий заповедник ядовитого бизнеса для мусорных королей северо-запада.

Хельсинки. Финляндия. Еще каких-то 20 лет назад ситуация с мусором в стране была такая же, как и в России. Его не сортировали и просто вывозили на свалки. Но после того как под строительство новых мусорных полигонов свободных земель не осталось и резко ухудшилась экология, финны задумались и побежали вводить новые правила сбора и утилизации мусора.

"Все отходы захоранивались на полигонах. Теперь их везут нашим поставщикам. Мусор это до той поры, пока его не привезли на сортировочную станцию или на завод по переработке. Дальше это уже не мусор, а сырье. И это сырье, конечно же, имеет какую-ту стоимость, поэтому его покупают наши потребители", — рассказал Александр Ненонен, директор по развитию бизнеса мусороперерабатывающей компании.

Обычная российская квартира. Такие квартиры могут быть в Москве, в Новосибирске, во Владивостоке. Кухня. Как обычно средний гражданин России собирает мусор? Ведро, пакет. Мы не сортируем то, что собираем: тут и бумага, и стекло, и железо, и пластмассовые бутылки. Все сгребаем в кучу и выносим в мусорку.

Площадки для сбора мусора есть у каждого российского дома в любом российском городе. Они похожи на финские, но с одним отличием: все вместе. У нас один контейнер, и мы все кидаем туда. Как смогли финнов приучить к тому, чтобы они аккуратно собирали мусор, чтобы не гадили в своей собственной стране? Кто нас приучит к этому? Или мы до сих пор не задумываемся, как опасен мусор, который миллионами тонн складируется в России?!

Ульяновск. За городом, как в любом областном центре, есть свой мусорный полигон. Так называемые мусорные короли, чтобы не платить за переработку отходов и не строить заводы по утилизации мусора, свалки просто поджигают. Ни одна из соответствующих служб даже не пытается сбить открытое пламя, источающее ядовитый дым и газ.

Сегодня