Бомбы до востребования: американцы складируют оружейный плутоний

Бомбы до востребования: американцы складируют оружейный плутоний

Автор: Дмитрий Киселёв

Российско-американское соглашение по утилизации излишков оружейного плутония президент Путин предлагает Госдуме до лучших времен приостановить. Тема крепко завязана не только на оборонную политику двух стран, но и на технологию. Если по-простому, то мы с американцами договорились излишки плутония уничтожать определенным способом — буквально сжигать без остатка. Мы даже построили для этого специальный завод. Американцы потом вдруг отказались, стали свой плутоний с чем-то мешать, бодяжить, и, мол, так они будут им распоряжаться. Так кто на деле вышел из договора первым?

Плутоний нужен для изготовления ядерного оружия. Объем запасов этого редчайшего химического элемента как в России, так и в США — часть глобального ядерного баланса.

Автор: Александр Балицкий

Здесь уникально все, даже место, где находится один из самых засекреченных заводов, где научились превращать военный атом в мирный. Двести метров скальной породы. Горно-химический комбинат в абсолютно закрытом до сих пор городе Железногорске, который и на карты-то нанесли совсем недавно, — до этого это был Красноярск-26 или просто "девятка" — находится прямо внутри огромной горы.

Своя железнодорожная станция — физиков-ядерщиков на объект доставляет спецсостав. Здешняя система тоннелей, вырубленных в сплошном скальном массиве, по масштабу сопоставима с московским метро. Там, где с 50-х годов прошлого века действовал комплекс по производству оружейного плутония для атомных бомб, сегодня создают ядерное топливо будущего.

За 300-килограммовой дверью — защищенные изолированные камеры. Здесь работают с высокорадиоактивными материалами. Новое и совершенно уникальное производство. Оставшийся в отработанном ядерном топливе плутоний смешивают с обедненным ураном, получая то самое инновационное МОКС-топливо. В переводе с английского — "смесь оксидов". Она и содержится в этих тепловыделяющих элементах. На языке атомщиков — твэлах.

"Твэлы — тепловыделяющие элементы, в которых находится топливная композиция смешанных оксидов урана и плутония, и эти твэлы собираются в пучок, и роботом втягиваются в чехол тепловыделяющей сборки", — пояснил Дмитрий Друзь, начальник производственного отдела горно-химического комбината.

По степени излучения плутоний опаснее урана, потому меры безопасности беспрецедентные. Все автоматизировано, ведь в "горячих камерах", где и производят МОКС-топливо, человек не сможет находиться и нескольких секунд.

Российская технология позволяет использовать не только энергетический плутоний, но и утилизировать оружейный, так называемая реакторная трансмутация, когда оружейный плутоний — он содержит не менее 93,5% изотопа-239 — облучается или "сжигается" вместе с ураном. В результате содержание изотопа-239 уже около 10%, а значит, теряется та самая оружейность.

Так называемые урано-плутониевые таблетки. Одной такой хватит, чтобы одновременно зажечь 14 тысяч стоваттных лампочек. Из таблеток формируют трубки, а уже их укладывают в специальные транспортные контейнеры, которые отправят на Белоярскую АЭС в Свердловской области.

Именно там впервые в мире российские ученые запустили реактор на быстрых нейтронах. Самый мощный в мире — БН-800 — с декабря включен в энергосистему и уже выдает электроэнергию.

За реакторами на быстрых нейтронах — уверены специалисты — будущее не только российской, но и всей мировой атомной энергетики. Такие АЭС могут работать в замкнутом цикле, практически без ядерных отходов.

"Только в условиях реализации замкнутого топливного цикла мы получаем те самые безграничные возможности атомной энергетики", — сказал Александр Шутиков, первый заместитель генерального директора по эксплуатации АЭС в России АО "Концерн Росэнергоатом".

Но если в России, где создали и технологию утилизации оружейного плутония, и реактор АЭС, где продукт этой утилизации можно использовать для выработки электроэнергии, то в Соединенных Штатах, что в соответствии с заключенным еще в 2000 году соглашении вообще-то брали на себя такие же обязательства утилизировать 34 тонны плутония, а для того и построить спецзаводы, от исполнения этих обязательств фактически уклонились.

"Сроки ввода в эксплуатацию у нас оказались очень жесткие. За два с половиной года мы построили завод, а американцы 8 лет уже строят и недавно продлили лицензию на строительство еще на 10 лет", — рассказал Петр Гаврилов, генеральный директор горно-химического комбината.

Спецзавод. Саванна-Ривер. Штат Южная Каролина. За восемь лет американцы потратили на стройку больше 7 миллиардов долларов, а в итоге ее просто заморозили.

"Правительство США урезало бюджетные расходы на данном направлении, никто не знает, будет ли еще вообще что-то сделано, какими темпами будет проводиться работа. Я лично надеюсь, что США одумаются и вернутся к разработке и строительству усовершенствованных реакторов. Если посмотреть на результат, то становится понятно: Россия в состоянии уничтожать плутоний, а США – нет. Перспектив у них в этом вопросе тоже нет. Я бы сказал, что русские проявили больше инициативы, по крайней мере, они добились результата", — отметил Райнер Клуте, эксперт по вопросам ядерной энергетики.

"Россия построила этот реактор, запустила его, сдала в эксплуатацию и таким образом полностью готова к тому, чтобы выполнить свои обязательства по утилизации. Соединенные Штаты не сделали такой работы", — сказал Владимир Троянов, руководитель российско-американской Рабочей группы по топливу.

Для администрации Обамы — напишет потом The New York Times — проект якобы не по карману, затраты оценили в 30 миллиардов долларов. Но для имитации соблюдения договора Белый дом объявит: утилизировать плутоний США будут неким "новым способом" — просто закопают его в землю на глубину полкилометра. Перед этим, конечно, смешают его с другими отходами и расфасуют по бочкам. Но период полураспада плутония 24 с лишним тысячи лет, то есть откопать его и снова использовать для производства новых атомных бомб — элементарно.

"То, что предлагают американцы — смешать "немного дорожной пыли, немного болотной тины" — это не выход, потому что с таким же успехом потом выкачивается, разделяется и опять имеется оружейный плутоний", — подчеркнул Дмитрий Друзь.

То есть то, что предлагают американцы, не утилизация, а самое настоящее складирование, что называется, "до востребования". Потому и реакция Москвы — приостановить действие российско-американского соглашения до тех пор, пока Вашингтон не скорректирует свою политическую линию, — закономерна. Тем более что от приостановки своего участия в соглашении российские атомщики ничего не теряют.

Для производства МОКС-топлива для быстрых реакторов пока будет использоваться не оружейный, а обычный — энергетический — плутоний. Да и созданная в России технология — почти что технология "вечного двигателя", о котором человечество мечтало не одно столетие.

Сегодня