Рар: для победы в политике нужно быть в чем-то популистом

Рар: для победы в политике нужно быть в чем-то популистом

Европейский Союз выглядит очень ослабевшим. На его саммит в последний раз приехала британский премьер-министр Тереза Мэй, по сути, чтобы мило попрощаться перед тем, как показать зубы при выходе Британии из ЕС, — заявление о начале такой процедуры ожидается уже 14 марта. Но пока она не стала ни с кем открыто ссориться и послушно проголосовала за то, чтобы продлить полномочия председателя Еврокомиссии поляка Дональда Туска. Зато это категорически отказалась делать его родная Польша, где сейчас у власти оппозиционная ему партия "Закон и справедливость".

В общем, если не считать то, как все европейцы веселились над незадачливым экспертом, который давал интервью ВВС из дома, а у него за спиной резвились его дети, то в целом в Европе настроение не очень: сплошные дрязги, взаимные подозрения и скандалы. Об этом в интервью "Вестям в субботу" рассказал политолог Александр Рар.

- Александр Глебович, где вы находитесь?

- Я нахожусь по дороге в Ереван. Пока я в Москве.

- На Валдайский форум по Евразии едете, понятно. Недавно много шума вокруг было вокруг скандала, связанного в WikiLeaks. Появились сведения о том, что ЦРУ в Европе собирало шпионскую информацию, подключая в том числе бытовые телевизоры, чтобы подслушивать людей. Поправьте меня, если я что-то посмотрел выступлении Меркель в канун ее поездки в Соединенные Штаты: из ее уст почти ничего на этот счет не звучит?

- Нет скандала в Германии. Меня это тоже удивляет. По-видимому, немецкие элиты уже привыкли к тому, что их прослушивают, и госпожа Меркель ни в коем случае не хочет испортить отношения с Америкой перед ее историческим визитом на первую встречу с Трампом. А вообще, мне кажется, что немецкое правительство все знало о том, что американцы делают на территории Франкфурта. Просто об этом не говорилось, потому что это разведывательная деятельность. Но сейчас средства массовой информации фактически об этом не пишут.

- Допустим, что германское руководство исходит из неких высших соображений о том, что за последний месяц все-таки из уст самого Трампа и его помощников прозвучали заверения, что НАТО продолжит существовать, пусть там европейцы немножко повысят оборонные расходы, и на этом успокоились. Но вопрос — в том, а есть ли с чем входить в это обновленное партнерство с Соединенными Штатами? Мы вообще от Евросоюза, по крайней мере, в континентальной его части что-нибудь еще такое увидим остающееся в исторической перспективе?

- Европейскому Союзу сейчас очень сложно. Что от этого Европейского Союза в будущем останется — большой вопрос. 2017 год будет все решать. Европейский Союз сейчас имеет множество конфликтов. Он конфликтует с Россией по Украине. В Америке появился начальник, который ведет Европейский Союз, как многим европейцам кажется, не в ту сторону. С ним тоже много конфликтов. И, конечно, внутри Европейского Союза появилось множество конфликтов. Их можно все перечислить, просто времени нет. А Германия стоит сейчас на позиции, что нужно спасать именно эту либеральную модель Европы. Она сама, я думаю, не очень готова вместо Америки стать лидером этой Европы.

- Может быть, Меркель, как никто, хотя считается, что она защищает Евросоюз, его и разрушает? Но если вспомнить мини-саммит в Версале, где собрались всего-навсего только французы, немцы, испанцы и итальянцы, как будто остального Евросоюза не существует, не опасный ли это был шаг?

- Это хорошее замечание. Действительно, немцы пытаются реализовать план "Б", который разработали вместе с французами, в том случае если Европейский Союз, как Соединенные Штаты Европы, не сможет реализоваться, то коренная Европа создается из тех государств, которые готовы идти по этому пути, а те государства, которые не готовы, идут в сторону. Но вопрос – в том, что будет с Францией после выборов? Главный вопрос – в том, что Восточную Европу, новобранцев в ЕС, никуда не приглашают. И их не пригласили на последнюю прощальную встречу с Обамой. Они тогда уже обиделись. Он создают свой собственный Вышеградский форум, где будут решать судьбы Европы уже так, как им это кажется нужным. Действительно, этот разрыв в Европе достаточно опасен.

- Я был просто поражен заявлением французского еврокомиссара, который сказал, что и в страшном сне не может себе представить избрание Ле Пен в президенты Франции, что такое избрание вообще покончит с Европой в нынешнем ее состоянии. Другое дело, что это очень странно — делать такие заявления после того, как уже случилось избрание Трампа в Соединенных Штатах, как случился Brexit. Уже по всем опросам правые лидируют, необязательно выигрывают выборы, но лидируют в Голландии. Нет ощущения, что действительно сейчас европейские элиты в очередной раз расслабились и вообще не понимают, что самым что ни на есть демократическим способом они могут оказаться скоро без работы?

- Мне кажется, что сейчас Европе действительно не до шуток. Правый популизм или националистические движения там растут, только слепой этого не видит. Но, надо сказать, есть одно исключение. В Германии правого популизма почти нет. Партия "Альтернатива для Германии" теряет, а вес набирает левый популист Шульц, который консолидирует левое движение вокруг Социал-демократической партии.

- Как вы резко-то Шульца социал-демократа назвали популистом?

- Выиграть выборы сегодня очень сложно. Нужно быть где-то популистом — хорошим, плохим, это смотря как. Он выбрал путь использовать какую-то риторику, может быть, классовой борьбы бедных против богатых. Это ему принесет очень много очков и поддержку в Германии. Но сможет ли он выборы на самом деле выиграть таким образом — большой вопрос. Мне кажется, что пока лидирует госпожа Меркель.

- Карл Маркс и Фридрих Энгельс были в конце концов немцами.

Мартин Шульц — ныне главный соперник Ангелы Меркель на предстоящих выборах. Он — новый лидер немецких социал-демократов. До недавних пор возглавлял Европарламент, хотя про него известно, что он не закончил даже гимназию — его выгнали за неуспеваемость.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере