Праздники прошли: ветеран вынужден выживать в гнилом доме без удобств и воды

Текущая крыша, пол, который вот-вот провалится, удобства во дворе, нет горячей воды. В таких условиях в подмосковной деревне Исаково живет полуслепой ветеран Великой Отечественной войны. Новое жилье ему формально не полагается, а к парализованной жене — ветерану тыла — не приезжают соцработники.

Скромный букет, на столе стоят открытки с поздравлениями. Праздничные салюты отгремели, громкие слова сказаны. И местные власти могут забыть про ветерана войны Владимира Михайловича Ручкина еще на год, каждый день в котором для 92-летнего старика — борьба за выживание.

Чтобы умыться, приходится греть воду на газу.

- Горячей нет. У нас только холодная вода проведена. Да и холодной-то не бывает.

Душа и туалета тоже нет. Удобства, если их можно так назвать, на улице. Полуслепой ветеран, стыдно сказать, ходит в ведро. Вечером внук приедет, вынесет. Парализованную жену — ей 90 лет, она ветеран тыла — приходится мыть прямо в комнате.

- Вот здесь ставим два таза. Пленку кладем, у меня есть в сарае кресла с локтями — притаскиваем.

Новый день похож на предыдущий, поэтому Владимир Михайлович плохо помнит, что было вчера. Зато в воспоминаниях живы каждые 24 часа на фронте. Призвали в 1943 году, как только исполнилось 18 лет. В составе 50-й армии рядовой Ручкин прошел всю Беларуссию. Награжден орденами Красной звезды и Отечественной войны I степени. Бился с фашистами в рукопашных боях, в одном полегли почти все товарищи.

Потом ранило и его. Пулю из руки так и не достали. Хотели ампутировать ногу, было тяжелое осколочное ранение, но спасли. Чудом выжил. Выжил, чтобы спустя 72 года после войны не жить, а существовать. Гнилые стены, крыша течет, пол того гляди провалится.

"Мы с такой благодарностью поздравляли наши ветеранов. Это ужасное зрелище, где уважаемый, заслуженный ветеран живет в нечеловеческих условиях, вызвало колоссальный шок", — возмущается общественный деятель Ирина Казанская.

По закону ветеранов обязаны обеспечить жильем. Но Владимир Ручкин оказался в замкнутом кругу бюрократических проволочек. Халупа, в которой живет ветеран, официально непригодной для жизни не признана. А по площади все в норме — на двоих аж целых 46 метров. В общем, жить бы, да радоваться. Чиновники разводят руками. Закон гласит, что ветеран должен за свой счет провести экспертизу и доказать, что дом аварийный.

Где взять деньги на проведение платной экспертизы, знает председатель Совета ветеранов.

"Вот мы ежегодно даем на 9 мая 15 тысяч. Можно с этих денег", — считает Татьяна Носенко, председатель Совета ветеранов сельского поселения Луневское.

Также госпожа Носенко объяснила, почему к парализованной жене Владимира Михайловича не приезжают соцработники.

"Из-за одного двух-человек они не едут. Потому что это экономически невыгодно", — сообщила Татьяна Носенко, председатель Совета ветеранов сельского поселения Луневское.

В этой фразе, видимо, весь подход местных властей. Доживут свой век и так. Авось, недолго осталось. Сколько ветераны протянут в таких условиях, неизвестно.

Сегодня