Нарушили свои же законы: американцы сняли флаги с "бывшей" российской дипсобственности

Читайте нас в Telegram

Американцы, никого не спрашивая, сняли государственные флаги Российской Федерации со зданий, где располагались российские дипломатические учреждения. Для начала — официальный текст, полученный из посольства США в Москве: "Флаги с бывшей консульской собственности России в Сан-Франциско были уважительно спущены и надежно хранятся внутри обоих зданий. Флаг над бывшей российской собственностью в Вашингтоне был также спущен и надежно хранится внутри здания".

"Вести в субботу" благодарят посольство США в Москве за оперативно предоставленный текст, но считают, что в этом заявлении — сразу два удивительных момента.

Во-первых, в заявлении не сказано, кто точно спускал флаги. Насколько нам удалось выяснить, это были, по-нашему говоря, завхозы, сотрудники той службы Госдепартамента США, которая подобна российскому Управлению делами дипкорпуса. И, насколько мы понимаем, они могли и не согласовать свои действия с политическими службами Госдепартамента. Но даже если это отговорка, то это, как минимум, лишний раз демонстрирует, в каком раздрае оказалась госслужба Соединенных Штатов при Трампе. Как с такой Америкой вести дела? А ведь нужно.

Во-вторых, при переводе этого заявления мы столкнулись с одной лингвистической проблемой. В русском языке слово "собственность" может быть только в единственном числе. В английском такое слово употребляется и во множественном — properties. Таким образом обозначаются объекты собственности. Но в любом случае американцы почему-то назвали их "бывшими". А вот это уже не лингвистика.

Между тем в том же Сан-Франциско американцы постановили, что там больше не будет работать российское учреждение, консульство, но сама-то башня, собственность, никакая не бывшая. Это собственность Российской Федерации. То есть, спустив флаги на чужой собственности, а еще назвав ее "бывшей", американцы нарушили собственные же законы — о том, что собственность неприкосновенна.

"По международному праву, по Венской конвенции о консульских сношениях консульский иммунитет действует функционально только тогда, когда действительно имущество, здания обладают консульским статусом. Предоставлять консульский статус — прерогатива принимающего государства. Консульский статус был отозван. Но при этом, хочу подчеркнуть, здания остались в собственности. На титульное право собственности это никак не влияет", — сказал Дмитрий Лабин, профессор кафедры международного права МГИМО, доктор юридических наук.

Для полноты картины вернемся к тому пассажу из заявления Госдепартамента США, где говорится, что сделано все было "уважительно", а флаги хранятся "надежно". В очень похожих выражениях Госдепартамент в свое время описывал то, как те самые его завхозы заботятся о расположенном в Вашингтоне действительно бывшем посольстве Ирана. Сейчас у Вашингтона и Тегерана дипотношений нет.

Фотографии того посольства во времена, когда отношения были — при шахе. Очень красивые, можно даже сказать, что гламурные интерьеры — во времена шаха аскетичность у персов была не в чести. Фасад этого же здания сегодня. Вроде все действительно надежно сохранено, но флага нет. Однако приглядываемся и обнаруживаем какие-то варварские новоделы.

А внутри развал. Можно назвать такое сохранение собственности надежным и уважительным? Конечно же, в свое время исламская революция в Иране, взятие революционерами в заложники американских дипломатов, разрыв отношений Вашингтона и Тегерана были чистым форс-мажором. И, конечно, про все форс-мажоры законы заранее не напишешь. Но, во-первых, собственность священна. Это, между прочим, американский принцип. А во-вторых, есть в отношениях между нациями и такое понятие, как дух.

"Одна из компонент, обычных норм как раз и заключается в том, что государства ведут себя добросовестно по отношению к друг к другу: честно, проявляя высокий уровень правосознания. Это говорит о том, что государства берут на себя повышенную ответственность за поддержание мира и стабильности, чтобы никакие действия не приводили к ситуации конфронтации. Это говорит о том, что одно государство не должно себя ставить в своих правах и возможностях выше другого государства", — подчеркнул Дмитрий Лабин.

Сегодня