Поджогом банка Павленский хотел начать революцию во Франции

Ранним утром в Париже любимец нашей либерально-экзальтированной публики художник-акционист Павленский принес на площадь Бастилии канистру с бензином, аккуратно полил внешние подоконники зарешеченных окон здания Национального банка Франции, чиркнул спичкой и занял в монументальной позе позицию ровно посередине симметрично пылающего пожара.

Нас так упорно приучали воспринимать подобное как высокое искусство, что от парижской акции и многие в России получили нескрываемое эстетическое удовольствие. Приятно, когда наш продукт, включая художественный, идет на экспорт. Прямо гордость переполняла. Все бы складывалось хорошо, если бы французские вертухаи не задумали тут же "свинтить" художника.

"Эй, в чём дело? — бесцеремонно закричал страж французского режима — Подойдите-ка сюда!" Наш стоический Павленский даже не шевельнулся. Вот воля! Жандармы оказались столь вульгарно неотёсанными, что взялись разрушать изысканную художественную композицию, причём начали с самого её центра. Какие-то доли секунды один из стражей пялился на творца непонимающим взглядом, а потом оба жандарма повалили художника. К чести автора, он оставался в образе. Его тело было прямым и графичным, словно шпала. Неоправданное насилие Павленский переносил стоически, с благородным презрением к репрессии со стороны французского государства.

А потом — полицейские застенки. Еще через несколько часов — во французскую психушку. Вполне в духе карательной психиатрии. А уже через сутки — обратно в тюрьму. И непонятна скорость. Зачем так сразу — в "желтый дом"? Объясняли, что по результатам наблюдений за художником в полицейском участке. Но если врачи-психиатры Павленского тут же отпустили, то что это было?

Выходит, французская полиция пыталась прикрыть свою грубость врачами, а те выпихнули его от себя обратно? Значит, и французская полиция сделала, как минимум, ошибку, пытаясь без достаточных на то оснований художника Павленского скоро и неправо объявить сумасшедшим? Это что, такая практика во Франции? Просто мы узнали о ней сейчас на примере художника Павленского, поскольку он знаменит. А что же происходит тогда с рядовыми бессловесными людьми, которые не в силах противостоять полицейско-психиатрическому произволу?

И это в свободолюбивой Франции, стране, где легендарный психиатр Филипп Пинель первым в мире ещё в конце XVIII века снял цепи с пациентов заведения для умалишённых, добился специального акта от революционного Конвента. Это во Франции — одной из стран-основательниц науки психиатрии как таковой? Стране, одной из первых покончившей с позорной практикой Средневековья, когда в один приют для душевнобольных запирали и старух-кликуш, и буйных, и трясунов, и контуженных воинов. С тех пор ведь как-то уже научились различать, кто есть кто.

И если сейчас французские психиатры без необходимого в таких случаях углублённо-продолжительного обследования подозрительно быстро выпихнули художника Павленского за пределы больничных стен вульгарно в тюрьму, то что это означает? Безразличие, пренебрежение личностью или просто медицинская неряшливость?

В России Павленский тоже не раз проходил психиатрические экспертизы, но его душевное здоровье изучали внимательно, причём лучшие врачи отрасли — в уважаемом Институте Сербского и не только — но каждый раз признавали психически здоровым.

В солидном научном журнале "Неврологический вестник" по результатам одного из обследований Павленского о художнике написана глубокая статья. Автор — эксперт Всемирной организации здравоохранения, директор Института исследований проблем психического здоровья Владимир Менделевич заключает: "Нет никаких оснований для диагностики у него каких-либо психических или поведенческих расстройств, тем более что в обычной жизни он характеризуется как спокойный, тихий и уравновешенный человек, не склонный к агрессии, эпатажу или демонстративности". Возьмите, почитайте — основательно.

Тем временем в Париже как-то все на скорую руку, без должного уважения к личности художника. А ведь до сих пор Павленский с восторгом воспринимался на Западе. Лауреат премии имени Вацлава Гавела "За креативный протест". Правозащитники из The Human Rights House Foundation даже денег решили денежную премию ему выписать. Да и у себя на родине — в России — журнал "Артгид" не раз признавал его "самым влиятельным художником России". И от издания "Сноб" — премия. "Павленский — Репин сегодня" — уже мем.

И вот сейчас в Европе — глухое непонимание. И даже насилие. А впереди ещё и судебный произвол. За огненный перформанс художнику Павленскому грозит до десяти лет тюрьмы, да еще и неподъемный штраф в 150 тысяч евро. Ну, не безжалостно ли за еще только первую акцию Павленского на Западе? Он же еще полон творческих сил и планов. Зачем же так на корню душить креативный порыв? И это — хваленая западная свобода?

Да ещё травля в соцсетях. "Франция приняла этого идиота с распростертыми объятиями", "Это его способ отблагодарить Францию за предоставление политического убежища", "Не нужно ли нам пересмотреть условия приема политических беженцев или удостовериться, что они не совершали преступлений?", "Надо его упаковать и отправить обратно в Россию", "Его уже можно депортировать?" – вот что пишут пользователи. Жестоко.

Почувствуйте разницу, когда у нас художник Павленский мошонку приколотил простерилизованным гвоздём к брусчатке Красной площади, то сердобольные полицейские укрыли его остывавшее тело белоснежной простыней, словно подчеркнув образ чистоты и непорочности. А когда в Питере Павленский закатался в колючую проволоку, посмотрите, сколь бережно и даже НЕЖНО Наши полицейские ножницами по металлу вызволяли его из стальных пут. При этом, оцените, для драгоценного тела художника был приготовлен то ли гобелен, то ли покрывало с бахромой, то ли массивная гардина — словом, не просто тряпка какая-нибудь, но прямо дополнительный арт-штрих. А когда он йодистой ниткой аккуратно зашил себе рот, как сочувствовали ему наши сердобольные женщины?!

А сейчас на чужбине Павленского еще и пытаются унизить, мол, подумаешь, чудики в Париже банкоматы частенько поджигают. Тоже против власти денег. И он, мол, туда же. А ведь у художника Павленского — идея. Он же — за мировую революцию! Почитайте его манифест: "Поджог Банка Франции — это освещение правды, которую власти заставили нас забыть. Бастилия была разрушена взбунтовавшимся народом, народ разрушил ее как символ деспотизма и власти. На этом же месте был построен новый очаг рабства, который предает революционеров и спонсирует бандитский Версаль. Банк Франции занял место Бастилии, банкиры встали на место монархов. Сто лет спустя тирания вновь правит повсеместно. Возрождение революционной Франции разожжет мировой огонь революции. В этом огне Россия начнет свое освобождение".

Ярко, хотя и много загадочного. Например, почему Версаль "бандитский"? Версаль ведь — это всего лишь музей, объект ЮНЕСКО. Хотя про освобождение России — сильно. Неужели великая Франция ради столь возвышенной цели пожалела пару окон своего банка? Да дайте ему их сжечь эти несчастные два окна — и Россия станет свободной!

Так нет. Вот она, западная скаредность. Банковские окна, видите ли, пожалели.

Сегодня