Однокурсники Бориса Грица: в нем живут два разных человека

Читайте нас в Telegram

Раненая журналистка Татьяна Фельгенгауэр идет на поправку. Радиоведущая может говорить — связки не задеты. Медики сработали профессионально. Но пока от активной работы голосом врачи рекомендовали воздержаться.

"Она очень стоически и с таким, можно сказать, воодушевлением и позитивным отношением проходила через такие моменты, через которые многие проходят с большим трудом. Собирался очень представительный консилиум. Голос сохранен, с ним ничего не произошло. Сейчас все нормально", — сказал Сергей Петриков, директор НИИ скорой помощи имени Н. В. Склифосовского.

Следствию довольно быстро удалось восстановить картину случившегося. Понедельник, полдень. Борис Гриц зашел в фойе. Чтобы попасть в редакцию радиостанции, Грицу предстояло миновать пост охраны. Обычно здесь дежурят двое сотрудников. В момент нападения находился только один — была пересменка.

На проходной Гриц ослепил охранника газовым баллончиком, нырнул под турникет. Вышел на 14-м этаже — именно здесь располагается редакция радиостанции. Уверенным шагом пошел по коридору, завернул в стеклянные двери — здесь приемная. За закрытой деревянной дверью — гостевая комната. Именно там вместе с коллегой и находилась Татьяна Фельгенгауэр. Гриц полоснул радиоведующую ножом по горлу. Без криков и угроз. Тут подоспел охранник.

При себе у Грица обнаружили рукописный план помещений редакции. Впрочем, как установило следствие, к реальному расположению кабинетов никакого отношения он не имеет. На первом же допросе Гриц выступил с неожиданным заявлением: напал на журналистку потому, что она преследовала его посредством телепатического контакта.

Когда избирали меру пресечения, Гриц рассеянным взглядом окинул судью, следователей. Вопросы журналистов игнорировал. Улыбнулся лишь, когда спросили про Татьяну.

Последние двадцать лет Гриц вместе с семьей жил в Израиле. Изредка выезжал за границу в поисках постоянной работы, но каждый раз возвращался ни с чем. Когда умер отец, денег в семье не стало совсем. Вместе с матерью Гриц поселился в городе Беэр-Шева. Пожилая мать трудится уборщицей и сиделкой, только бы прокормить себя и сына.

К 48 годам Борис не обзавелся ни семьей, ни друзьями. Сдавал экзамен на водителя грузовика, окончил высшие курсы программирования. Но ни на одном месте долго не задерживался. Недавно пытался устроится в компьютерную компанию в Израиле. Директор фирмы рассказал о Борисе на условии анонимности, что Гриц показался ему не совсем адекватным.

В Москву приехал 24 сентября. Остановился в Люберцах.

Резюме Бориса. Подсобить с трудоустройством просил однокурсников. Во время личной встречи Гриц показался им напряженным, постоянно перебивал. Нынешний Борис и тот, с которым они учились, будто два разных человека.

"Когда я стал говорить про резюме, он начал меня достаточно резко останавливать, потому что говорил, что не даю ему высказать его мысль. У меня остается ощущение, что тот человек, которого я знал, и тот человек, который напал на журналистку, — это разные люди, настолько не состыкуются вещи. Может быть, это действительно какая-то болезнь", — отметил однокурсник Грица Андрей Липатов.

"Я не могу объяснить его поведения. То есть абсолютно интеллигентный, логичный, умный, талантливый человек. Для меня это был шок", — сказала однокурсница Грица Анна Максимова.

Оказалось, в Москву Гриц приехал не только искать работу. Целью было найти и Татьяну Фельгенгауэр. Помощи попросил у родственника. Алексей просил не показывать лица, но пообещал говорить максимально откровенно.

"Он пытался найти ее домашний адрес в Интернете и не нашел. Сказал, что хочет с ней поговорить и попросить ее, чтобы она перестала меня изводить сексуально, приходить каждую ночь, проводить над ним опыты", — вспоминает родственник Грица.

Борис рассказывал Алексею, что как когда-то пристрастился к "Эху Москвы", так и продолжает быть его фанатом. У себя в Израиле слушает и смотрит эфиры часами напролет. Критический пафос его аудитории разделяет. Как стало понятно из онлайн-дневника Грица, иногда даже с перегибом.

"Мне в приватной беседе он рассказывал: да здравствует "Эхо", "нет" Путину и Крыму. Он очень восхвалял, он был поклонником этой радиостанции, восхвалял ее, обожал", — рассказал родственник Грица.

Чтобы избавиться от наваждения, Гриц обратился к знакомому столичному парапсихологу. Просил разорвать между ним и Фельгенгауэр телепатическую связь. Накануне нападения принес фотографию радиоведущей.

Борису Грицу предъявили обвинение в покушение на убийство. Адвокат "Открытой России" Сергей Бадамшин, который представляет интересы Фельгенгауэр, заявил сразу о двух версиях.

"У следствия две версии: первая — это результат психической неуравновешенности, а вторая — спланированная акция с использованием человека, подготовленного для убийства", — заявил Сергей Бадамшин.

Следственный комитет счел необходимым внести ясность в официальном заявлении.

"Поведение в момент задержания и допроса Грица явно свидетельствует, как минимум, о его неуравновешенности и психической нестабильности. Никакими реальными данными в пользу других версий на данный момент следствие не располагает. Поэтому заявление адвокатов о какой-либо скрытой подоплеке преступления или участия в нем других лиц абсолютно несостоятельны", — подчеркнула Светлана Петренко, официальный представитель Следственного комитета РФ.

Этой же позиции придерживается и мама раненой Татьяны Фельгенгауэр. Хотя её, кажется, подводили к совсем другому ответу.

"Сейчас очень много говорят: атмосфера нездоровая, она накручивается этими, она накручивается теми, мы там в этом виноваты, мы там чьи-то ценности попираем. Я не могу сказать, что именно к этому случаю она причастна, потому что всё-таки то, что говорят об этом человеке, что он у себя писал говорит о том, что он просто невменяемый, у него совсем были другие претензии к Татьяне. Она не чувства его оскорбляла, а в мозг проникала", — сказала Елена Фельгенгауэр.

Следствие планирует запросить в Израиле медицинскую карту Грица. Ему назначена судебно-психиатрическая экспертиза.

Сегодня