Путин предложил НКО не заниматься политикой или отказаться от чужих денег

"Знать, помнить, осудить и только потом простить". Об этом в День памяти жертв политических репрессий говорил Владимир Путин. Президент принял участие в открытии мемориала "Стена скорби" на проспекте Академика Сахарова в Москве. И сегодня состоялся большой разговор главы государства с правозащитниками. На заседании Совета по правам человека дискутировали о громких уголовных делах, в том числе Никиты Белых, Кирилла Серебренникова, и спорили, кому сегодня хуже — каналу Russia Today в США или "Эху Москвы" — в России.

В день памяти жертв политических репрессий президент встречается с правозащитниками в Александровском зале Кремля. Здесь не боятся говорить об ошибках прошлого. С одной лишь целью — чтобы их не было в будущем.

Заседание совета по правам человека — а сегодня это главный правозащитный институт России — Путин начинает с минуты молчания. В память об ушедших за последний год из жизни двух членах Совета — Елизавете Глинке, больше известной как доктор Лиза, и культурологе Данииле Дондурее.

Эти встречи с президентом гражданские активисты используют, чтобы на уровне государства решать самые больные и острые проблемы российского общества. Речь, конечно, зашла и об НКО — иностранных агентах. Их стало ощутимо меньше.

"Как вы знаете, для исключения из реестра надо либо прекратить заниматься политической деятельностью, либо отказаться от получения иностранных денег. И НКО достаточно активно идут именно по второму пути. Тем более что сейчас созданы благоприятные условия для того, чтобы не искать деньги на стороне за рубежом на политическую деятельность, а получить финансирование в России. За последние 5 лет только в рамках президентской грантовой поддержки на развитие НКО направлено более 22 миллиардов рублей. А ежегодный объем финансирования вырос в 7 раз", — проинформировал собравшихся Путин.

За считанные месяцы до выборов президента правозащитники анализируют избирательное законодательство, в том числе прошедший в сентябре единый день голосования. А сегодня предлагают создать личные интернет-кабинеты избирателей и создать единый реестр голосующих для борьбы с так называемыми "каруселями".

А вот председатель "Московской Хельсинкской группы" Людмила Алексеева — кого справедливо называют совестью нашего правозащитного движения — предлагает возродить президентский совет по помилованию. А заодно вспомнила про Никиту Белых.

"Я, например, бывшего губернатора Кировской области господина Белых много лет знаю, еще, когда он был всего лишь средней руки бизнесменом. И когда губернатором стал, тоже общалась. Могу поручиться. Он взяток не брал, не такой человек", — заявила Алексеева.

"Это должен определить суд. Но, согласитесь, все-таки странным является объяснение, согласно которому губернатор субъекта РФ берет деньги у предпринимателя. И не в Кирове, а в Москве, и не в рабочем кабинете, а в ресторане. И не в рублях, а в долларах. Ну, это как-то очень странно. Поэтому, я думаю, нужно, не предвосхищая решения суда, дождаться этого решения", — ответил президент России.

Журналист Станислав Кучер рассказал Путину о том, что некоторые молодые люди уезжают из страны. Президент возразил: много и возвращаются, например, ученые. Кучер попросил повлиять, как он выразился, на атмосферу нетерпимости и истерики.

"Что касается истерик, то я не думаю, что есть какие-то истерики, хотя всплески, безусловно, имеют место. Но они везде же есть. Посмотрите, что происходит в Соединенных Штатах. Ну, там уж истерики, так истерики", — парировал Путин.

"Согласен, Владимир Владимирович, но мы-то живем в России, и меня больше волнует она, а не Соединенные Штаты", — ответил Кучер.

"Если позволите мне сказать, я закончу свою мысль. Значит, это первое. Второе. Что происходит в Европе, и с брекзитом, сейчас Каталония, сейчас намечается там Бог знает чего. И с терроризмом, и с возвратом, и с беженцами, ну вот истерики так истерики. Посмотрите, что там происходит, поэтому всплески естественны. Мне кажется, не нужно этого пугаться, не нужно ждать у нас полного какого-то затишья. Такого никогда не было и никогда не будет. Но то, что мы должны реагировать на эти всплески, здесь я полностью с сами согласен. И нужно минизировать негативные явления от этих всплесков. Вы их некоторые перечислили, я не будут повторять, но я солидарен с вами, как не покажется странным по некоторым позициям, которые вы изложили", — рассказал глава государства.

Ответил он и по делу режиссера Кирилла Серебренникова.

"Он что, политический деятель? Его кто-то преследует за какую-то свою политическую позицию? Нет, там чисто финансовая основа всего этого мало приятного разбирательства. Ну да, он творческий человек, художник, знаете, кто-то только уже на меня с этим ни выходил. Прокуратура, кстати говоря, оспаривает решение суда по его делу. И так далее. Там много. Давайте мы как-то будем относиться по равному ко всем. Нет никакого желания кого-то крючить, тащить во что бы то ни стало, преследовать, но все-таки мы все должны исполнять закон вне зависимости от того, каким видом деятельности мы занимаемся. Вы упомянули "Эхо Москвы". Ну, это-то здесь причем? Ну больной человек пришел, причем здесь свобода слова?

"Владимир Владимирович...", — попытался вставить реплику Кучер.

"Можно я закончу? Приехал из Израиля, так? Напал на эту журналистку. "Эхо Москвы" работает за государственные деньги. Такого вообще ни в одной стране мира нет. Вы можете представить себе, чтобы в Европе такая радиостанция была или в Штатах? Невозможно. Даже Russia Today и Sputnik наш загоняют в список, не в такой, как у нас, а там конкретные ограничения, причем очень серьезные, не морально-этического характера, а административно-финансового. Вы хотели что-то сказать?" – переспросил руководитель государства.

"Чтобы просто дальше не задерживать, безусловно, хочу, чтобы выступили все остальные. Просто даже если это обычный псих, вот в голове у обычного психа тригер работает быстрее в условиях атмосферы определенной". – уточнил Кучер.

"Да он же у нас не жил, он же из Израиля приехал", — сказал Путин.

"В ваших силах призвать эту атмосферу изменить, Владимир Владимирович. Вы можете это сделать", — ответил его собеседник.

"Что касается атмосферы в целом, думаю, что вы правы в том, что мы должны на это вот оказывать воздействие. Я услышал вашу рекомендацию. И действительно, без всяких шуток, без всякой иронии, я подумаю, где и как, при каких обстоятельствах сделать это. Но так, чтобы этот призыв услышало как много больше, как можно больше людей", — принял решение президент России.

Немало вопросов об уличных акциях и митингах. Путину приводят конкретные примеры, в том числе и те, что касаются процедуры согласования митингов. Сейчас по закону достаточно уведомить власти. Но сами правозащитники говорят: лучше согласовать. Еще лучше — заранее.

"Чаще всего поводом для отказа служит некое культурно-массовое мероприятие, которое всегда заявляется в то же время и на то же место. Как в Вологде художественная выставка была вовремя заявлена под названием "Весенняя фантазия", — сообщил Николай Сванидзе, политический обозреватель.

"К сожалению, некоторые группы протестующих или организаторы вот этих мероприятий специально часто обостряют ситуацию для того, чтобы привлечь внимание. Ведь нужно в сегодняшней ситуации для того, чтобы заявить свою позицию, выступить с критикой властей. Достаточно обеспечить себе информационное пространство в интернете, СМИ, и так далее. Я могу себе представить, что органы власти загоняют куда-то за бугор вообще все эти акции, во что бы то ни стало, не желая показывать где-то в центральных частях, особенно крупных городов. Ну, специально мешать нормальной жизнедеятельности крупных мегаполисов, перекрывать улицы, там, еще что-то, вызывая специально агрессию или действия агрессивные тоже неправильно. Нужно, нужно, мне кажется, вот работать с обеими сторонами этого", — отметил глава Российской Федерации.

Эта беседа — еще одно подтверждение, что неудобных тем для президента — нет. А государство и правозащитники могут слушать, а главное — слышать друг друга. И многие из тех, кто был на этой встрече в Кремле -вместе — на автобусе — отправились на проспект Сахарова. Открывать монумент памяти жертв репрессий.

Абстрактные человеческие фигуры с нарочито стертыми лицами словно взмывают ввысь. И бронзовые скрижали с единственным словом "помни" — на 22 языках.

"Миллионы людей объявлялись врагами народа, были расстреляны или покалечены. Прошли через муки тюрем, лагерей и ссылок. Это страшное прошлое нельзя вычеркнуть из национальной памяти. И тем более невозможно ничем оправдать. Никакими высшими так называемыми благами народа. Наш долг — не допустить забвения. Сама память, четкость и однозначность позиций, оценок в отношении этих мрачных событий служит мощным предостережением от их повторений", — считает Путин.

Только за кровавые 1937 и 1938 годы — полтора миллиона арестованных и почти 700 тысяч приговоренных к расстрелу.

"Нынешнее поколение не имеет права на повторение исторических ошибок. Ненависть не должна руководить нами в нашем стремлении построить мирную, справедливую и благополучную жизнь", — призвал всех патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

"Важно помнить о том, что случилось со страной в XX столетии. Помнить о жертвах массового государственного террора — это лучший способ избавиться от иллюзий о том, что все сложные проблемы страны можно решить быстро и резко", — напомнил Владимир Лукин, председатель совета фонда "Увековечивания памяти жертв политических репрессий", член Совета Федерации РФ.

Каждый изгиб стены памяти — выражение горя и скорби. И эти просветы в форме силуэтов позволяют каждому, постояв в них, примерить происходившее тогда — на себя.

"Нам надо друг друга простить, то есть друг друга. Нам надо простить, что в нашей стране происходило. И часть народа в этом тоже участвовала, правда. Потому что нам дальше жить на одной земле. И для них, и для нас это одна родина", — сказала Наталья Солженицына, президента фонда Александра Солженицына.

Потому в год столетия Октябрьской революции — сказал Путин — так важно подвести черту под драматическими событиями, которые тогда разделили страну и народ. И каждый такой памятник как символ преодоления раскола.

 

Сегодня