Рамзан Кадыров: слово "амнистия" надо забыть

Так получилось, что с плановым визитом в Москве президент Чеченской Республики оказался в день покушения на своего коллегу из Ингушетии Юнус-бека Евкурова. Так куда идет Кавказ и конкретно Чечня? Сразу после Кремля Рамзан Кадыров приехал в студию "Вестей в субботу".

- Первый вопрос. Кто или что могло стоять за терактом в Ингушетии?

- По нашей информации, стоят за этим, естественно, те "шайтаны", как я их называю, террористы и экстремисты. Это однозначно. Почему? Потому что Евкуров как стал президентом, начал активно бороться с этим злом. И у нас с ним были хорошие результаты и взаимопонимание.

- Иностранцы, вы думаете, это были или местные?

- Конечно, местные. Там иностранцы не могут так четко разрабатывать, так чтобы достоверно получить информацию. Но за этим стоят иностранцы. Финансируют сегодняшнюю ситуацию, именно религиозный экстремизм, иностранцы.

- Когда вы были у президента Медведева, он сказал, что ответ властей на события в Ингушетии будет прямым и жестким. А что это на практике может означать?

- Я вам еще больше скажу: у меня с Юнус-беком были хорошие дружеские отношения. И не только власть будет делать все для того, чтобы раскрыть и наказать преступление. Мы будем делать и свои выводы. И будем жестко принимать меры. Я, как президент, заявил, что никогда не буду просить амнистии у федерального центра для незаконно вооруженных бандформирований. И дай Аллах здоровья Юнус-беку Евкурову. Я уверен, что он выздоровеет. И что он тоже поймет, что не надо требовать, не надо просить за них, надо их уничтожать.

- То есть правильно я вас понял, на амнистии поставлен крест?

- Я на территории Чеченской Республики - как гарант конституции - никогда не буду этого просить. И если будут давать амнистии, я буду против этого. И буду советовать федеральному центру, чтобы слово "амнистия".

- Вы недавно же с Евкуровым встречались. Что вы обсуждали с ним при встрече?

- Мы официально и неофициально встречались. И каждый день по 3 раза разговаривали по телефону. У нас обмен информации. Мы вместе разрабатывали специальные мероприятия на территории Ингушетии и на границе с Ингушетией. Мы вместе приготовили, хорошие разработали стратегии. И провели мероприятия. Были уничтожены более 27 бандитов. Именно на территории Чеченской Республики и Ингушетии.

- Может быть, покушение было как раз ответом на эту операцию?

- Они не один день готовились. Они готовились тщательно. Но он сам – Юнус-бек - смелый парень. Он не боялся никого. Я не раз ему говорил. Он медленно ездил, смотрел, наблюдал. И любил выезжать по территории Ингушетии. И делал выводы, разрабатывал новые мероприятия. Помогла террористам его смелость.

- Сколько, вы думаете, еще боевиков в лесу остается?

- Десятки. Они бегают туда-сюда. Там у них нет связи, нет взаимодействия. Я думаю, что в ближайший месяц у нас должно получиться. Я уже поставил срок такой на согласованние с Министерством внутренних дел РФ. Именно те главари бандгрупп, которые там у нас находятся, должны быть в этот срок уничтожены.

- Не рано ли был отменен режим контртеррористической операции в самой Чеченской Республике?

- Я думаю, что любое решение руководства РФ правильное. Меня если спросите, я чуть пораньше отменил бы. Мы сегодня выиграли борьбу у терроризма. Сейчас надо нам налаживать мирную жизнь, строить объекты, восстанавливать здравоохранение, образование, социальное направление, промышленность, сельское хозяйство. Для этого нам нужны инвестиции. А инвесторы всегда ищут место безопасное. Безопасное место не может быть, если там объявлена контртеррористическая операция. Поэтому вовремя отменили. Если сейчас руководство пойдет навстречу, откроет аэропорт нам, то у нас практически проблем на территории республики не будет.

- Я без преувеличения объездил полмира по своей работе, но мест более красивых, чем Чечня, я, может быть, даже и не видел. Когда первых туристов-то будете принимать? Вы обещали.

- Мы строим вот олимпийскую базу, восстанавливаем. И до того красивые там места. Там и мы делаем все для того, чтобы развить именно туристические там направления в республике. Мы строим гостиницу прямо в горах, разрабатываем программу. Там именно инвесторы нужны, чтобы построить курортные базы у нас и лыжные курортные зоны на территории Чеченской Республики. Я думаю, что в ближайшие год-два у нас заработает эта система тоже.

- Вопрос получается уже факультативный на фоне того, что вы говорите. Однако все-таки каковы перспективы возвращения в Чечню тех непримиримых, которые нашли убежище в Европе?

- Единственный, за кого я мог бы просить, это Закаев. Он нигде никогда, по моей информации, не участвовал. Он больше любил говорить, как хороший специалист. Именно по линии культуры он - хороший специалист. И я не раз с ним разговаривал. Почему в Европе? Они объявили братство там, но не знаю, чем они сами занимаются там. Кто-то чего-то дает задания, они выполняют задания тех людей. Единственный был Закаев, которого я хотел привести. И через него хотел делать политику. Но он то соглашается, то не соглашается, боится. Не хватает у него личного мужества. Он боится, что его заберут, посадят.
 

- Не заберут, не посадят?

- Я думаю, нет. Зачем? Закаева посадят, лишний у нас один будет заключенный. А если привести его домой, он может быть полезным для культуры. И поэтому и он нужен был мне вот именно для политической нормализации обстановки в республике.

- Дверь остается открытой?

- Для Закаева – да, еще время есть подумать. Если не использует он тот момент, который мы ему дали, то я тоже закрою свою дверь. И не буду ходатайствовать за него.

- Спасибо. Рамзан Кадыров - президент Чеченской Республики - был гостем нашей студии.

- Спасибо вам.

Сегодня