Тема:

Новый год и Рождество 7 суток назад

Чудеса Рождества

фото: Михаил Свешников

Читайте нас в Telegram

То, что она испытывала можно было назвать единственным словом — отчаяние. В крайнем случае, двумя словами — полнейшее отчаяние.

Во-первых, она не любила путешествовать. Друзья крутили пальцем у виска, когда она, едва не рыдая, рассказывала, что ее, студентку ничем непримечательного вуза в областном центре, пригласили учиться в Нью-Йорк. Бесплатно. Как они там узнали, чем она занимается, что изучает — неведомо. Но как-то прознали. И вот, пришло приглашение. А она даже по России не любит путешествовать.

Во-вторых, мама. Мама, конечно, была недовольна, что ее оставят одну. Неодобрительно жевнула губой, отвернулась молча, свернув, отгораживаясь, руки на груди крест-накрест. Впрочем, пора признаться самой себе: мама была бы недовольна и если бы она осталась дома.

О "в-третьих", она догадалась уже на чужбине: Рождество ей придется праздновать одной. И не 7-го января, как привыкла, а 25-го декабря, когда его отмечают католики и протестанты. В незнакомом городе, где каждый тебе иностранец и большинство — чужой религии, не у кого спросить, как добраться до православного храма (да и закрыт он наверняка).

А ведь Рождество Христово ее самый любимый праздник. Ей каждый год было стыдно признаться на исповеди батюшке, что Рождество она любит даже больше Пасхи. Батюшка объяснял, почему Пасха главнее, иногда серчал, порой грустнел, но она ничего не могла с собой поделать. В этом празднике ей нравилось все: от волшебства праздничной атмосферы и подарков под елкой до евангельского сюжета, как беременной Марии и Иосифу пришлось идти в Вифлеем по приказу императора о переписи. Как не нашлось им места в гостинице. Поэтому, родив младенца, Мария положила его в ясли. Как пришли поклониться ему пастухи, которых привела Звезда...

И этот, самый лучший день в году, ей придется провести в одиночестве в своей комнате в общежитии.

Понимая, что в ближайшие дни магазины будут закрыты, вышла купить еды. Посмотрела в одну сторону, в другую. Ни единого огонька — продавцы и даже хозяева магазинов разошлись готовиться к празднику. "Не просто одна, еще и голодная". Ей хотелось лечь прямо тут и разреветься в голос. Остановил лишь страх, что тогда ее заберут в участок. Провести ночь в полиции казалось пострашнее одинокой перспективы.

Нос, конечно, хлюпал от обиды на это приключение. Полезла в сумку в поисках платка и ткнулась рукой в паспорт, в котором всегда лежала иконка святителя Иоанна Шанхайского — любимого святого. "Помоги же мне!" — просипела уныло и, сделав несколько шагов, заметила на противоположной стороне улицы открытую дверь, куда шли, торопились люди. "Магазин! Открытый!" — радостно побежала на свет.

И только внутри поняла — ночлежка. Засопев от обиды, хотела было повернуться и уйти, как к ней обратилась веселая пышная дама: "Девочка, ты куда? Оставайся. Сейчас я тебя накормлю. Мест для ночевки нет, но мы что-нибудь придумаем".

И тут она разрыдалась, уткнувшись в грудь незнакомой женщины. Всхлипывая, забыла, что надо говорить по английски и принялась бормотать и несчастливой судьбе на родном.

- Русская! Что ж ты сразу не сказала. Мне некогда сейчас, надо раздать еду. Но если ты готова помочь мне, поволонтерить, я одновременно могу и еду раздавать и тебя слушать. Снимай куртку, умойся, бегом возвращайся. Не забудь фартук, они на стене висят.

Она снова сунула руку в сумку — погладила иконочку: "Спасибо!" Пока раздавали еду, рассказала о себе, своей беде, о злоключениях.

- Деточка, какая же это беда, когда праздник у тебя большой? И разве католики и протестанты враги, что ты не хочешь пойти к ним на службу? Но и этого необязательно делать, если ты не хочешь. Даже я, еврейка, знаю, что большая часть Православных Церквей мира отмечает Рождество в ночь с 24-го на 25-ое. По крайней мере недалеко от нашего дома есть церковь, где сегодня служат наверняка. Кстати, завтра наша семья устраивает праздник для христиан. Мы пригласили ирландку-католичку, еще одну русскую — приходи и ты. Мы всегда наряжаем рождественскую елку и вешаем на нее игрушки-ангелочков. Будет обед, и подарки, и игры.

Возвращаясь домой, чтобы переодеться к службе (новая знакомая обещала показать, где находится храм), она улыбалась. Все-таки Рождество — самый лучший праздник в мире. Надо только поверить в чудо Рождества

Сегодня