Тема:

Ситуация на Украине 11 часов назад

Четвертая годовщина Майдана: к чему привел госпереворот

В годовщину госпереворота на Украине в Киев по традиции приехал куратор из Вашингтона. Но встреча с замгоссекретаря США для Порошенко вряд ли стала приятной — Джон Салливан напомнил об отсутствии реформ, обещанных Майданом. Тяжелым для Порошенко стал и сегодняшний допрос в суде по делу Януковича. Хотя судья и прокурор откровенно ограждали президента от неудобных вопросов защиты, в итоге заседание прервали досрочно.

К четвертой годовщине "революции гидности" президент Порошенко все-таки решается дать суду показания по так называемому "делу Януковича". Но прежде в самом суде объявляют спецоперацию: всех блондинок отводят в сторону и просят раздеться. На вопросы суда отвечал из своего кабинета. "У меня было совещание с военными по закону о реинтеграции Донбасса", — пояснил президент Украины.

"Что вы вкладывали в термин "самоустранение" Януковича? Как долго должен отсутствовать президент?" – поинтересовался адвокат.

"Мне ничего не известно о решении Рады по прекращению полномочий Януковича! – заявил Петр Порошенко. — Я голосовал за передачу полномочий главе Рады Турчинову, потому что с президентом не было связи и его не было на рабочем месте".

"Почему, когда зимой вы были в отпуске, и никто неделю не знал, где вы находитесь, — никто не передавал ваших полномочий?" – продолжает адвокат.

"Петр Алексеевич, извините! Суд прекращает допрос свидетеля!" – раздается голос судьи.

Ни одного ответа по существу. Как и доказательств госизмены Януковича. Который 4 года назад как раз и пошел на поводу оппозиции. И под присмотром посланников Франции, Германии и Польши подписал все. И досрочные выборы, и вывод спецподразделений из столицы. Но то соглашение тут же было нарушено организаторами Майдана.

Кадрам с Майдана — ровно 4 года. Работая тогда в центре украинской столицы все не просто вдыхали дым горящих покрышек — тот воздух был им пропитан. И гарью, и националистическим угаром, а еще, казалось, наивностью тех, кого выводили на баррикады вожаки революции. И понимали ли тогда многие из тех, кто разбирал Киев на булыжники, что вместе с мостовой Крещатика, они дробили на куски саму Украину.

Горит Дом профсоюзов, горят палатки, милицейские БТРы, брошенные на оттеснение толпы. До собственно госпереворота еще остается несколько дней. Чтобы окончательно разжечь толпу, по обеим сторонам открыли огонь снайперы. Госпитали переполнены истекающими кровью милиционерами. 26 погибших правоохранителей. Но вождям революции были нужны сакральные жертвы. 49 убитых активистов. И радикалы окончательно переходят черту.

"Я смотрел, в целом, не более одного процента украинцев участвовало в Майдане, и от 3 до 5 процентов среди всего населения поддерживало Майдан, — говорит участник событий на Майдане 2013-2014 годов Егор Превир. — Все остальные не проявляли участия или поддерживали другую сторону".

Егор Превир. Был на Банковой — среди тех, кто с цепями и битами прорывался к администрации Януковича. Фотография его — задержанного — в руках еще тешивших себя европейской мечтой во многом и не дала толпе разойтись.

Сейчас сражавшийся за светлое украинское будущее живет в Польше. И о жизни на родине предпочитает узнавать из газет. Бывший сотник самообороны — теперь в центре беженцев, в одной из стран Евросоюза. Скрывается от тех, с кем плечом к плечу стоял на Крещатике. А потом воевал на Донбассе против самопровозглашенных республик.

"Я говорю открыто, что это гражданская война, за то, что наши власти торгуют с Российской Федерацией, но почему-то считая, что она – агрессор", — отмечает участник событий на Майдане в 2013-2014 годах Александр Мединский.

Расследование расстрелов до сих пор буксует: под суд отдают лишь беркутовцев, показания свидетелей игнорируют. Хотя вот грузинские снайперы открытым текстом — о тех, кто отдавал приказы и стрелял сам (добившиеся депутатства Пашинский и Парасюк). Но власть занята тем, что делит власть.

"Я ждал быстрых реформ, к сожалению, эти оказались для меня еще хуже, потому что я от них ждал, и они меня обманули, они обманули миллионы людей", — считает журналист, активист Евромайдана Дмитрий Гордон.

"Даже у нас, на Западной Украине, пока не говорят это во всеуслышание, но на кухне они признают, что их использовали, они понимают, что выборы — это нормальный демократический путь, а эти все Майданы — это разруха, это руины в стране", — добавляет журналист Руслан Коцаба.

Каждый месяц из страны выезжают 100 тысяч человек. Но это Киев преподносит как достижение революции. Границы же открыты. О тотальном обнищании и фактически внешнем управлении вместо незалежности — ни слова. Госдолг Украины сегодня перевалил за 77 миллиардов долларов: в 4 раза за 4 постмайданных года.

Сегодня