Тема:

Отравление Скрипаля 9 часов назад

Действия Британии напоминают сталинские процессы над троцкистами

14 марта прошло заседание британского парламента, на котором премьер Тереза Мэй объявила о высылке из Лондона 23 российских дипломатов. Это произошло после того, как ранее в городе Солсбери чем-то отравился экс-полковник ГРУ Сергей Скрипаль, а с ним и его 33-летняя дочь, гражданка России.

Скрипаль отсидел у нас за госизмену, а потом его в группе обменяли на наших разведчиков. Дело давнее. На Скрипаля у нас уже зла никто не держал, да и самым ярким его достижением на шпионской ниве, как известно, было копирование телефонных справочников ДСП.

Англичане Скрипаля в отличие от более ценных для них персонажей не охраняли. Дедушка жил тихой жизнью, где посещение местной пиццерии — уже событие. Но русская разведка — конечно же, яркий бренд, а как-никак Скрипаль все же хоть и в прошлом, но к бренду причастен. А коли так, то для любителей провокаций экс-полковник ГРУ Сергей Скрипаль — просто сахарная косточка. Никому не нужен он уже и вовсе, а если отравить его, то шум — большой. Под шумок и многое другое — то, что так неудобно без реального повода можно провернуть.

Ключевой вопрос здесь по своей наивности задал экс-посол США в России Майкл Майкфол. "У кого, кроме российского правительства, мог быть мотив убить этого 66-летнего пенсионера?"

Есть вопрос — есть и ответ. Мотив мог быть у спецслужб Великобритании, чтобы подпитать собственную русофобию и предоставить Лондону свободу рук в действиях против России. Мотив мог быть и Украины, дабы натравить Лондон, а с ним и остальной Запад на Россию. Почему нет? Ведь это та же технология: свои снайперы с крыш, а валим все на врага.

Есть и третий вариант — чья-либо частная инициатива. Здесь — целый список интересантов: от беглых российских олигархов до гипотетического Браудера и еще более мелких любителей так "побаловаться".

Допускаю и даже верю в искренность Терезы Мэй и членов британского парламента. Конечно, крайне неприятно, когда в Лондоне одно за одним происходят чисто английские убийства, а они ничего не могут с этим поделать. Гиблое место. Но ведь и искренность можно эксплуатировать, используя Терезу Мэй и ее парламентариев втемную. И надо ли советоваться с Мэй, если расчет — на ее праведный гнев? Ведь она как раз и должна чувствовать себя в дурацком положении и быть натуральной в чистоте своих эмоций.

Это — часть плана. То есть эмоции Терезы Мэй точны. Не точно – другое — ее аргументы против России. У Терезы Мэй нет ни одного доказательства. Ни одного! Она и сама это признает и в самом начале своей речи словно проходит по тонкому льду, оперируя придуманными ею самой вероятностями. "Россия с большой долей вероятности несет ответственность за это безрассудное и отвратительное деяние", — заявила премьер-министр Великобритании.

То есть сама Тереза Мэй не готова назвать Россию виновной. Она говорит лишь о "большой степени вероятности". Субъективно. Но чем она оправдывает эту "большую степень вероятности"? Другими вероятностями, допущениями и неточностями, цитированием самой себя.

"Скрипаль и его дочь были отравлены нервно-паралитическим веществом военного назначения "Новичок", которое было разработано в России", — сказала Мэй.

Однако Тереза Мэй в парламенте не привела никаких доказательств того, что это был именно "Новичок". Сомнения усиливает и фактическая ошибка в словах Мэй: "Новичок" был разработан не в России, а в Советском Союзе. Это означает, что яд мог быть доставлен в Англию с Украины или, скажем, из США, где еще с прошлого века живет советский разработчик "Новичка" Вил Мирзоянов. То есть здесь Тереза Мэй "гонит туфту".

"Исходя из возможностей России, а также имея в виду, что русские уже давно по указанию государства занимаются убийствами, включая убийства бывших сотрудников разведки, считая такие действия правомерными и законными", — отметила Мэй.

Да, у России есть большие возможности. Здесь с Терезой Мэй согласимся. Но не все возможности, которые есть у России, наша страна использует. Это тоже факт. Далее — об убийствах бывших сотрудников разведки по заданию государства. Здесь Мэй откровенно намекает на Литвиненко. Но дело об убийстве Литвиненко по заданию Кремля в британском суде не доказано. Судья Оуэн вынес вердикт все с той же мутной формулировкой "вероятно". Иными словами, речь идет о недоказанном подозрении. А Тереза Мэй подкрепляет старым подозрением новое и все вместе выдает за факты.

А ведь на деле подозрение на подозрении сидит и подозрением погоняет. Но что же это такое подозрение? Может, домысел, а может, и просто страх — не более. Но путать страх с фактом — так далеко зайдем. Мужчина, я вас боюсь, значит, вы меня уже изнасиловали — что-то в этом роде. Однако…

"Правительство Соединенного Королевства сделало вывод: Россия с большой долей вероятности несет ответственность", — заявила Мэй.

Колоссально! Красивая история. Войдет в классику работы спецслужб. Но было бы правдоподобнее, если бы британцы в этой ситуации не спрятались в норку, а повели себя прилично, в соответствии с международным правом, где действия законопослушных членов мирового сообщества в подобных случаях регламентированы.

Во-первых, Россия сразу предложила свое участие в расследовании, ведь речь идет и о российской гражданке Юле Скрипаль. Лондон ответил: нет. Во-вторых, мы попросили образец якобы выявленного отравляющего вещества для уточнения его происхождения. Лондон ответил: нет. В-третьих, международная Конвенция о запрещении химоружия содержит механизм прояснения любых сомнений и страхов. Конкретно статья 9-я со всеми ее пунктами предусматривает обязательные консультации по запросу и их детальный регламент. Лондон ответил: нет. А ведь, судя по заявлению самой Терезы Мэй, сейчас как раз такой случай: речь идет о химоружии.

"В Солсбери состоялось не просто покушение на убийство, не просто акт агрессии против Великобритании. Это нарушение запрета на использование химического оружия. Это нарушение основополагающих норм системы, от которой зависим и мы, и наши международные партнеры", — подчеркнула Тереза Мэй.

И вот как раз в этих условиях Тереза Мэй пренебрегла имеющимися международно-правовыми возможностями для честного расследования и для урегулирования. Вместо этого премьер от имени своего правительства предъявила России ни много ни мало ультиматум — с требованием до полуночи 13 марта по Гринвичу объяснить произошедшее в Англии.

Во-первых, непонятно, что объяснять. Никакой информации по запросу России Великобритания не предоставила. Во-вторых, что за хамская форма с этим идиотским ультиматумом?! От кого кому ультиматум? От группы сравнительно мелких островов в Северном море, тех, что на глобусе люди рассматривают через лупу?

Тереза Мэй что-то путает. Времена глобальной Британской империи давно прошли. Нет уже Британской империи, как нет и тех колоний, с которыми она имела обыкновение так разговаривать. Вообще чувствуется во всем этом какое-то одичание. Это раньше британская дипломатия была изысканной, грамотной и утонченной, а сейчас министр иностранных дел там — этот взъерошенный Борис Джонсон с соломенной головой. Конвенций не читал. Дипломатическому этикету не обучен. По точным словам Марии Захаровой, "построил карьеру на популизме и не имеет к внешней политике ровным счетом никакого отношения".

Это раньше министры обороны Великобритании воплощали собой солидность, компетентность и надежность. Сейчас это юркий Гэвин Уильямс, который никогда до сих пор к обороне никакого отношения не имел, а главные его таланты, если приглядеться к его карьере, — "умеренность и аккуратность", как у грибоедовского Молчалина. А вот тут он вдруг взвизгнул. "Россия должна отойти в сторону и заткнуться", — заявил Уильямс.

Дворовый стиль. Кстати, Путин, по его собственным воспоминаниям об отроческих годах в петербургских дворах, вполне владеет и такой стилистикой, и теми же приемами. Но Путин никогда не позволяет себе ни так разговаривать с кем-либо, ни так вести себя — иной уровень ответственности. Британцы, судя по их нынешнему стилю, никакой ответственности не чувствуют. В прошлый раз в таком же угаре и с той же дикостью начали вместе с американцами войну в Ираке, крови пролили немеряно, развели там террористов, в общем, нагадили прилично, так что за ними до сих пор там убирать приходится. И ничего! Как ни в чем не бывало! Опять туда же.

Одичание — вот что объясняет и неряшливость в аргументах, и скорость враждебных реакций на уровне рефлексов. Была Англия, да нет ее больше. В запале Тереза Мэй посягнула даже на королеву, сделав бабушку Елизавету Вторую невыездной. В парламенте Мэй заявила, что члены британской королевской семьи не поедут в Россию на Чемпионат мира по футболу. Нам, конечно, трудно будет без принцев и принцесс с Альбиона, но с каких это пор британский премьер говорит от имени королевского двора?

Впрочем, это как раз — мелочи. Замах куда больше. Радикальное ухудшение отношений с Россией — это замах на новые экономические санкции, новые военные бюджеты в НАТО, ужесточение в Сирии, "Северный поток-2" в Европе, на демонизацию России и отказ от любых переговоров с ней, на расширение кибервойны и даже на членство России в Совбезе ООН. По крайней мере, всего этого требовали доведенные до белого каления депутаты британского парламента.

О, это был словно разворошенный улей. Они гудели и жужжали, вскакивали, как это у них там заведено, и вновь усаживались. Между приседаниями требования наказать Россию становились все более кровожадными. Все это было и смешно, и жалко. Из прочих мер — решили усилить ВВС и с пристрастием досматривать мелкие частные самолеты, прилетающие в Англию.

Вообще весь этот угар — истерика, подозрения, страхи, нагромождения обвинений, основанных на собственных болезненных ассоциациях, цитирование себя как решающий аргумент, повышение голоса и градуса ужаса — все это напоминает сталинские процессы над зиновьевско-каменевской оппозицией и троцкистами, ту самую амальгаму, которая не предусматривала возможности оспорить хоть что-то из потока абсурдных обвинений. А там уж и высшая мера. Кстати, аналогию со сталинскими процессами провел и глава российского МИД Сергей Лавров.

Отвечая на вопросы журналистов о поведении Великобритании в деле с отравлением в Солсбери, он между делом добавил: "Как-то я уже думал о том, что линия в такого рода вещах перехлестывает то, чем занимался генпрокурор СССР Вышинский, когда изобрел термин "признание — царица доказательств". В этом случае нашим британским коллегам, да и тем, кто их голословно начинает поддерживать, даже не зная результатов расследования, которое еще не завершено, и этого мало. Для них не признание — царица доказательств, а подозрения, которые они сами выдвигают, уже должно восприниматься всем мировым сообществом как царица доказательств. Так дело не пойдет".

Прекрасная иллюстрация к словам Сергея Лаврова — неистовая статья Бориса Джонсона, опубликованная в Washington Post. "Насколько проще для государства развернуть химическое оружие, если его правительство не просто допустило, но и пыталось скрыть его использование другими? Я бы отметил связь между попустительством Путина, зверствам Асада в Сирии и готовностью российского государства использовать химическое оружие на британской земле", — подчеркнул Джонсон.

И не беда, что Россия не разворачивала химическое оружие, а, наоборот, ликвидировала его под международным контролем. Не важно, что Москва не допускала использования химоружия Башаром Асадом, и не имеет значения, что Асад его не использовал, да и нет химоружия у Асада уже давно. Но Борис Джонсон замешивает в свою амальгаму и "попустительство Путина зверствам", а значит, и мифическую "готовность использовать химическое оружие на британской земле". Вот она, дикость-то. Да еще и подхвачена лидерами США, Германии и Франции.

Они выпустили совместное с Великобританией заявление по отравлению Скрипалей, где опять же все громко, но голословно. Возмущаются: как так, Россия отказывается от своей вины?! У нас по этому поводу даже шутка появилась: если Россия не признается, Англия отравит еще одного.

Шутка – показатель, как минимум, одной приятности в этой ситуации. У нас у всех в России есть привилегия спокойно смотреть, как они там бесятся. И у нашей дипломатии совсем другая интонация. Лавров прямо обратился к западным журналистам с просьбой: "Пожалуйста, еще раз очень прошу вас, все, что я говорю, подробно изложить, а не ограничиваться фразой, которую я предвижу: "На вопрос, виновна ли Россия, Сергей Лавров ушел от ответа". Россия не виновна. Россия готова сотрудничать в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия, если Соединенное Королевство снизойдет до того, чтобы выполнить свои международно-правовые обязательства по этому же документу".

И вдогонку к "триллеру" прошедшей недели стало известно, что МИД России тоже высылает британских дипломатов. Персонами нон-грата объявлены 23 сотрудника посольства в Москве. Кроме того, не будет генконсульства Великобритании в Петербурге — для выравнивания диспаритета. И еще прекращается деятельность Британского совета в России. Для англичан, наверное, самая чувствительная история.

Британская пресса в России все еще остается. Если англичане посягнут на RT, то выметут отсюда и всех журналистов ВВС, и всех их остальных британских коллег до единого. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова об этом уже предупредила. Но это будет словно имитация взаимного ядерного уничтожения. Только для прессы. Посмотрим, готовы ли на него горячие британцы.

Сегодня