Кудрин: сильная армия не противоречит либеральному принципу

Нет ничего нового в том, что от войны Россию и Запад уберегает военный баланс. Так было, например, еще и в XIX веке. Замахнулась Россия, император Николай I, на то, что не нравилось Западу, не обладая должной военной силой, и получили мы Крымскую войну. Перестроила Россия свою армию при следующем императоре, Александре II, и уже через четверть века, по крайней мере, во время похода русских на Балканы, Запад лишь наблюдал.

За тот поход по освобождению их от турецкого ига болгары и сербы до сих пор называют императора Александра II "освободителем". Но в России он стал освободителем еще раньше.

К 200-летию со дня рождения Александра II в Москве на всеобщее обозрение выставлено перо, которым он подписал отмену крепостного права. Именно Александр II сначала освободил русских: превратил предков многих из нас с вами из смердов и холопов в свободных людей. Но как это было сделано? О чем должен думать русский реформатор?

Знаменитая картина Бориса Кустодиева о том, как этот царский манифест зачитывался у колоннады какого-то барского имения. Крестьяне покорно слушают начальство, сняв шапки. Но, даже и узнав, что отныне будут свободными не очень-то ликуют. Скорее, как не раз отмечено про эту картину, у крестьян — какая-то растерянность. Так, может, русскому человеку и не нужна никакая свобода?

Подмосковная усадьба Остафьево. Теперь — Новая Москва. Нам она с вами ценна, потому что именно здесь свою "Историю государства Российского" писал Карамзин и сюда же приезжал читать свои стихи Александр Сергеевич Пушкин. Так что его "Золотой том" нам еще пригодится: для того, чтобы рассказать об отмене крепостного права и языком исторических документов, и языком поэзии. За усадьбой — прекрасный парк, названный Пушкиным "Русским Парнасом".

Одна цитата из "Евгения Онегина":

Один среди своих владений,

Чтоб только время проводить,

Сперва задумал наш Евгений

Порядок новый учредить.

Итак, Александр Сергеевич Пушкин, "Евгений Онегин". Глава II, строфа IV:

Ярем он барщины старинной

Оброком легким заменил,

И раб судьбу благословил.

Но то — раб. А как реформы Евгения Онегина восприняло дворянство?

Что там дальше у Александра Сергеевича Пушкина?

Зато в углу своем надулся,

Увидев в этом страшный вред,

Его расчетливый сосед.

Другой лукаво улыбнулся,

И в голос все решили так,

Что он опаснейший чудак.

Если кто забыл школьный курс истории, барщина — это подневольный, а попросту рабский труд. А оброк — это своего рода налог, точнее дань, которую крестьянин платил хозяину-помещику в виде продуктов, денег или чего-то еще.

Но хотя онегинский оброк и был легче барщины, только при Александре II самого крестьянина, человека, стало нельзя продать как вещь. Отмена им крепостного права, появление свободных людей, породило целую волну и других законов: для тех, кто, может, и неожиданно для себя, но стал свободным.

"Судебная реформа, создание состязательного суда, адвокаты, прокуроры, суд присяжных — все как положено", — отметил доктор исторических наук, декан факультета госуправления МГУ имени М. В. Ломоносова. Вячеслав Никонов.

"Власть впервые почувствовала, что вот такое однозначное встраивание судов в вертикаль, принятие решение в пользу власти. Как правило, это сдерживает развитие", — сказал Алексей Кудрин, экс-министр финансов РФ.

Мы специально свели их вместе — Алексея Кудрина и Вячеслава Никонова. Оба — люди еще какие образованные и какие современные. К Александру II оба явно испытывают пиетет; пусть, как мы знаем, взгляд наших собеседников на сегодняшний мир бывают под разными ракурсами. Но Александр II явно объединяет самых разных людей.

"Он реформировал Государственный совет", — напомнил Кудрин. "Отменил крепостное право и принял первый в России государственный бюджет", — добавил Никонов.

- Нет реформы — нет развития?

- Конечно, — считает Алексей Кудрин.

"Все, что касается земских реформ. Появление земства как такового. Это земские врачи, земские учителя, это агрономы, начальные школы земские, это гигиена, санитария в стране", — подчеркнул Вячеслав Никонов.

"Это был серьезный шаг в развитии России и гражданского общества", — уверен Кудрин. "И начало российского экономического чуда", — отметил Никонов.

Откуда же взялся у нас такой царь-реформатор? Он — последний верховный правитель России, кто родился в Москве, в Кремле. Родители, император Николай I и императрица Александра Федоровна, оказались в первопрестольной, скажем так, в командировке.

Но все-таки Петербург, Зимний дворец — вот где о нем есть намного больше.

Главный специалист Эрмитажа по Александру II Михаил Мешалкин подводит нас к еще детскому портрету будущего реформатора — с матерью-императрицей.

"Александра Федоровна замечательно говорила о своем сыне. Как-то он стоял в парадном зале Зимнего дворца рядом с троном и горько плакал, понимая, что когда-нибудь ему придется этот трон занять", — рассказал Мешалкин.

Почему плакал? Идем дальше и оказываемся в кабинете, где, заняв-таки трон, Александр утверждал свои реформы.

- Вам бы хотелось жить в эпоху Александра II?

- Смотря в каком качестве. Не зря же в эпоху Александра II и как раз уже в эпоху пореформенную Николай Алексеевич Некрасов напишет знаменитую поэму "Кому на Руси жить хорошо?" – говорит Михаил Мешалкин.

А кому было хорошо? Давайте разбираться дальше.

Храм Спаса на Крови, что является в Петербурге памятником всей эпохе Александра II. По всему фасаду — доски с надписями о его выдающихся деяниях. Присоединение Амурского и Уссурийского краев, отмена крепостного права, отмена телесных наказаний, послабления для печати.

"Александр II отменил цензуру, и это послужило развитию свободы слова, дискуссиям, развитию гражданского общества. Это тоже было важно", — считает Алексей Кудрин.

Но ведь Спас на Крови оттого и на крови, потому что именно на этом месте царя-реформатора, царя-освободителя убили народовольцы. В советских фильмах их, предшественников, террористов-эсеров, изображали эдакими исключительно "благородными идальго", чистыми идеалистами.

Не отказывая никому в праве на собственное мнение, напомним, как на основании свидетельств сцену убийства реконструировал Карен Шахназаров в фильме "Цареубийца".

Кстати, в картине Карена Шахназарова совершенно точно показано: к умирающему от ран Александру II привели его внука, будущего Николая Второго, которого тоже потом убьют — уже узурпаторы-большевики — на Урале. Но мы останемся в Эрмитаже.

Те, кто давно не бывал в Эрмитаже, наверное, и не поняли, где мы оказались. Те, кто только собирается в Петербург, обязательно сюда загляните. Это вновь открытый храм Воскресения. Именно здесь теперь хранится мундир, который был на Александре II в день покушения. Он разодран осколками. На мундире — следы крови, то есть, ДНК. Именно по этой причине он приобщен как вещдок к делу об идентификации царской семьи. Но нас с вами также интересует идентификация ДНК всей российской истории.

- Какие реформы в России удаются лучше: сверху или снизу?

- Реформы снизу в России еще ни разу не проводились. Поэтому, если они удаются, то это только реформы сверху, — считает Вячеслав Никонов.

"Пока, конечно, Россия славится больше реформами сверху. Но тот же Александр II говорил о том, что и в отношении крепостного права лучше мы это сделаем сверху, чтобы эта реформа не провела себя снизу", — сказал Алексей Кудрин.

"Александр II был выдающийся реформатор сверху. И его реформы, конечно, идут в сравнение с теми, которые одновременно с ним осуществляли, скажем, Линкольн в Соединенных Штатах, Бисмарк. Но и в Америке, и в Германии это шло ценой огромной крови. У нас все прошло совершенно мирно, не вызывав очень серьезных каких-то общественных возмущений", — отметил Вячеслав Никонов.

- Если не считать, что его самого убили.

- Естественно, Александр II вызывал ярость российской либеральной социалистической общественности. Потому что, как любой либеральный реформатор, он подозревался прогрессивной общественностью в том, что он недостаточно либерален и искренен в своих реформах. И в этом — трагедия российских реформаторов. Горбачева в конце концов уничтожила либеральная общественность — за то, что он был недостаточно либерален.

Но ведь Александр II был и слишком либеральным для тех, кто поддерживал самодержавие. О чем мы? В советское время в храме Спасе на Крови начала был музей тех самых народовольцев, потом склад. Место разорили. Теперь восстановили.

Подходим к тому самому месту, где был убит царь Александр II. Теперь это все восстановлено. Часть мостовой и ограда. Прогрессивная, либеральная общественность, как она называла себя, тому убийству рукоплескала. Консервативная газета «Русь» тогда писала: "Убит царь, русский царь, у себя в России, в своей столице. Зверски, варварски, на глазах у всех русскою же рукою. Позор нашей стране!" А как события 1881 года выглядят с позиции наших дней?

- У нас у всех в голове 1861 год, когда отменили крепостное право. Но ведь он пришел к власти в 1855-м, то есть 6 лет шла подготовки реформ.

- Конечно, об отмене крепостного права говорилось с начала века. Все понимали, что когда-то это произойдет, — сказал Алексей Кудрин.

- Но решился только он.

- Это было пойти частично против значительной части элиты, которая поддерживала самодержавие. В этом смысле это было достаточно опасно.

Опять подмосковная усадьба Остафьево. Владели ею Вяземские. Потом — Шереметьевы. Люди были тонкие, воспитанные, начитанные. Но сами своих крестьян все-таки не освободили.

"Александр Сергеевич Пушкин очень сильно переживал по поводу того, что он не радеет о судьбе трех с половиной тысяч своих крепостных", — отметил Вячеслав Никонов.

Больше того, работавший в кабинете остафьевской усадьбы историк Карамзин полагал, что крепостное право — конечно, зло, но для России естественно.

Но вот и в Остафьево пришло время реформ, пусть и сверху. Пришла свобода. Однако чем она обернулась?

На фото — последний владелец, Шереметьев, перед революцией. После революции — вывоз из Остафьево на подводах недоразграбленного барского имущества. Вскоре здесь устроили пионерский лагерь. Владелец был выселен в башню Новодевичьего монастыря. Ну, хотя бы умер своей смертью. Откуда же была такая нетерпимость у тех, кого освободили при Александре II? Где же была заложена ошибка?

Список имущества поместья Остафьево от января 1861 года, то есть перед самой отменой крепостного права. Согласно этому документу, мостик, даже болото, пруд, фруктовый сад, пашня — все принадлежит помещику. А что принадлежит крестьянам, кроме личных наделов? Да ничего! А что изменилось после отмены крепостного права? Так ведь тоже ничего!

На плане Остафьево за 1805 год видно: у крестьян — лишь узенькие приусадебные наделы, а пашня — вся господская. С одной стороны, после отмены крепостного права и в селе Остафьево распределялись такие льготные кредиты, что были те, кто и встал на ноги, может, даже стали кулаками, хотя сегодня уже не поймешь.

Но за скобками тогдашнего экономического бума оставались и те, кто, наверное, был не менее талантлив, просто на момент освобождения оказался не там.

Из пореформенных документов Остафьево следует, что, во-первых, как и по всей России, получившие свободу вчерашние крепостные-дворовые так и остались на содержании помещиков. А у помещиков-то доходы тоже резко сократились. Почему?

Остатки суконный фабрики. И любопытнейший исторический документ. Смета расходов Остафьево до отмены крепостного права и после. В 1860-году расходы составили 10 тысяч 517 рублей. В следующем году — 14 тысяч 461 рубль, то есть на 4 тысячи рублей больше. Почему? Потому что раньше на этой фабрике задарма работали крепостные, а теперь им нужно платить. Управляющий пишет, что главная причина роста расходов — это "найм экономических работников". Уже к концу XIX века фабрика разорилась — без рабского труда такая экономика не работала.

А ведь потом так было и после крушения ГУЛАГа и вообще социализма. Наш новый знакомый из Эрмитажа вспоминает выводы, прозвучавшие еще в XIX веке.

"Реформа великодушно была задумана и слишком долго готовилась. А исполнена была еще более безобразно", — отметил Михаил Мешалкин.

Историк, он, тем не менее, не чужд и рассуждений о современности. "По существу, при Александре II были запущены с той же скоростью примерно те же процессы, что у нас в годы не слишком удавшейся перестройки", — рассуждает Мешалкин.

На самом деле вечный для России вопрос: как реформировать, чтобы не сломать? Впрочем, в истории правления Александра II есть и такое, что точно удалось. Для понимания — еще цитата из дорефоренного "Евгения Онегина". Итак, Глава II, строфа XXXII о житье-бытье помещицы.

Она езжала по работам,

Солила на зиму грибы,

Вела расходы, брила лбы...

"Брила лбы" – значит, отдавала проштрафившихся крепостных в рекруты.

И именно такая русская армия из подневольных крепостных-ректрутов, да еще с отсталым вооружением и проиграла Крымскую войну. Произошло это еще при отце Александра II Николае I, который, как гласит история, на смертном одре и завещал сыну наконец-то отменить крепостное право. И что же стало при Александре?

"Недавно исполнилось 140 лет Георгиевской ленточке. Она введена Александром II в качестве награды за подвиги во время Русско-турецкой войны", — напомнил Вячеслав Никонов.

Свобода для румын, болгар, сербов — вот, что стало результатом той войны, которую вела армия, собранная Александром уже не из рекрутов, а на основе всеобщей воинской повинности, войны, после которой титул Александра II "Освободитель" наполнился и новым смыслом.

"Россия сосредотачивалась. И она сосредоточилась, чтобы стать крупнейшим действительно мировым игроком", — подчеркнул Никонов.

И вот это выводит нас далеко за рамки картины Кустодиева.

- Вот тоже сложный момент. Александр II был, безусловно, либералом, по крайней мере, реформы его были либеральными. В то же самое время это человек, который вписал очень важную главу в историю российского военного строительства. Он принял Россию, проигравшую Крымскую войну, а при нем — походы в Уссурийский край, Амурскую область, Среднюю Азию и, конечно, на Балканы. Насколько это вообще сочетаемо, быть и либералом и патриотом?

- Сильную армию нужно иметь всегда, — уверен Алексей Кудрин. — Это не противоречит либеральному принципу. В основе любой и военной мощи лежит все-таки сильная экономика.

- Насколько уникально для России сочетание либерал и патриот?

- Это достаточно редкое для России сочетание, которое на самом деле, как показывает опыт того же Александра II, для России желательно. Потому что это действительно либеральная и экономическая политика. Либеральная политика в области гражданских прав, — сказал Вячеслав Никонов.

"У нас Россия несколько раз проспала или не подготовилась к реформам, даже в советский период", — отметил Кудрин.

- Косыгинских?

- Да. Которые не произошли. Они бы позволили, может быть, преодолеть слом в государстве и экономической машине в начале 90-х, когда ситуация была доведена до крайности, было истощение экономики нереформированной. Когда уже начали что-то делать, она уже была истощена до предела . Я думаю, что мы бы к 90-м подошли с более сильной страной и, возможно, что не было такого драматического ее развала.

- Был ли готов русский человек к той самой свободе, которую он получил?

- Русский человек был, безусловно, готов к свободе, — уверен Вячеслав Никонов.

Сегодня