Просьба не демонизировать следствие: пациент Малобродский выписан домой

Отпускали из-под домашнего ареста на целых пять дней, чтобы мог навестить своего отца, который сломал ногу. Это про Кирилла Серебренникова. Как оказалось, только 16 мая вернулся в Москву из Ростова-на-Дону. Причем вернулся-то аккурат к завершению расследования по делу "Седьмой студии". Информация от Следственного комитета России: собрали достаточно доказательств вины сотрудников в хищении бюджетных средств, выделенных на проект "Платформа", по статье о крупном мошенничестве. Все уже передали стороне защиты. Теперь фигурантам осталось дочитать материалы уголовного дела. Объем впечатляет — 250 томов. С полусотней уже ознакомились, сообщили в пресс-службе Следственного комитета. И там же попросили "не демонизировать следствие", поскольку главная задача — вернуть государству украденное, а мучить кого-либо никто не собирается и не хочет. Вот только с последним соглашаются далеко не все. Особенно когда заходят разговоры об Алексее Малобродском — бывшем директоре "Гоголь-центра", который на днях попал в больницу с подозрением на инфаркт. И, в конце концов, освобожден под подписку о невыезде. Говорили, был чуть ли не при смерти. Но только случилось чудо.

Он по-прежнему плохо себя чувствует. Адвокат утверждает: состояние здоровья Алексея Малобродского от идеального очень далеко.

"Чувствует себя неважно. Как после реанимации человек может себя чувствовать? Неважно. Выписан домой сейчас, принимает лекарства", — рассказала адвокат Алексея Малобродского Ксения Карпинская.

Алексею Малобродскому стало плохо прямо во время судебного заседания. Трансляцию сочувствующие вели прямо в социальных сетях.

"10 мая. 10.40 утра. Алексей выглядит и держится хорошо".

11.08: "Вошли в зал, Алексей держится за сердце".

11.31: "Приехала скорая. Леша улыбался блуждающей улыбкой, голос его дрожал".

13.00: "Никто не знает, что там с Лешей происходит. Полная неизвестность и, конечно, паника".

К счастью, в Басманном суде дежурил независимый врач. Его пригласила сторона защиты. Он был вооружен муляжом кровеносного сосуда. Видимо, захватил для наглядности. Он прямо говорил: жизнь Алексея Малобродского — в опасности.

"То, что я вижу сейчас, одышку в покое у пациента, синие губы, — это говорит о том, что, возможно, сейчас у него образовался тромб в одной из артерий сердца, в так называемых коронарных артериях. Ему требуется экстренная госпитализация в отделение кардиореанимации. Чтобы его скорая помощь везла не в 20-ю больницу, у меня лично есть серьезные сомнения в отношении того, что там будет оказана качественная медицинская помощь, это оценочное суждение, безусловно. Я считаю, что пациент должен ехать в лучшую кардиореанимацию города", — заявил кандидат медицинских наук, врач-кардиолог Ярослав Ашихмин.

Но пройдет всего шесть дней. И врачи 20-й городской больницы, в компетентности которых коллега серьезно сомневался, сделают невозможное: пациент Малобродский выписан домой.

"Либо диагнозы были поставлены с небольшим утяжелением, чтобы констатировать тяжесть состояния пациента и обосновать необходимость госпитализации, и в дальнейшем диагнозы не нашли своего подтверждения — и слава богу — для состояния здоровья пациента. Либо была нарушена стратегия проведения пациента по стационару", — предполагает кандидат медицинских наук, врач-кардиолог Рашад Абышев.

Предположить, что врачи отпустили домой пациента, который вызывает у них тревогу, трудно: дело и в клятве Гиппократа, и в повышенном внимании к уголовному делу "Седьмой студии". Следственные действия по нему завершены. И это одна из причин, почему сторона обвинения сочла возможным перевести Алексея Малобродского из следственного изолятора.

"Говоря о привлечении к ответственности этих лиц, не стоит демонизировать следствие. При расследовании экономического преступления основной целью Следственного комитета является обеспечение возврата государству похищенного имущества. Это относится ко всем без исключения фигурантам: будь то чиновник, предприниматель либо представитель творческой профессии. Требования закона для всех едины", — подчеркнула официальный представитель Следственного комитета России Светлана Петренко.

"Алексей победил того, кого победить невозможно".

Ликование друзей, кто дежурил у здания суда и обвинял следствие в кровавой жестокости, выглядит единодушным. Ну, почти.

"У меня другое мнение насчет Малобродского. Вонючая либеральная мразь вмешалась в справедливое правосудие. Издевались над следователем, над судьей".

Это внезапный пост модного журналиста Эдуарда Дорожкина, который ему, правда, пришлось спешно удалять. Говорит, слишком много нового узнал о себе в комментариях.

"Это как пример того, каким образом они действуют. Они реально идут как каток. Стоит отклониться от генерального движения какому-нибудь Захару Прилепину, и девушки-поэтессы публикуют, что они выпьют шампанского за то, что бутылка попадет ему в голову или что его убьют. Там неважно уже, кто талантлив, кто бездарен. Там идет самоидентификация по принципу "свой-чужой". Не более того", — констатирует публицист Дмитрий Лекух.

Следуя тренду, логично было бы предположить, что с не меньшим восторгом будет встречена новость о поездке Кирилла Серебренникова к отцу. Но как ни парадоксально, порадоваться за режиссера никто не спешит.

Видимо, просьбу не демонизировать следствие — готовы услышать далеко не все.

Сегодня