Тема:

Археология и история 2 суток назад

Скорость не имела значения: новые подробности гибели лошадей и хромого мужчины в Помпеях

Скелет мужчины, раздавленного каменным блоком. Фото: Archaeological site of Pompeii

Итальянские археологи сообщили новые подробности двух открытий в Помпеях, о которых мы совсем недавно рассказывали. Связанные вместе, они приобретают почти символический смысл: богатые или бедные, здоровые или больные, едва волочившие ноги или готовые бежать от Везувия на лучших лошадях – никто из «задержавшихся» не имел шанса спастись, когда на Помпеи обрушилась раскаленная мощь пирокластического потока.

Фотография скелета, «прибитого» к земле каменной глыбой, вызвала всплеск остроумия по всему миру, кроме, пожалуй, Италии – там почти 2000-летнюю трагедию в Помпеях воспринимают с другими эмоциями: ведь погибли практически соотечественники, Везувий по-прежнему действующий вулкан и вообще, memento mori.


Антрополог Валерия Аморетто расчищает скелет раздавленного мужчины. Фото: Archaeological site of Pompeii

В статье «Скелет, ставший мемом, зоопарк на фресках и просто балконы: новые находки в Помпеях» мы постарались объяснить, почему смерть этого человека не была нелепой случайностью: под завалами погибли десятки людей, пытавшихся укрыться от падающих с неба вулканических камней – лапилли и шлака. Вряд ли кто-то из наших читателей может с уверенностью сказать, какая смерть милосерднее и предпочтительнее: от удара 300-килограммовым «тупым предметом» по голове или от лавины вулканических газов температурой 300 °C, накрывшей город на скорости 100 км/час.

На первый взгляд, мужчину подвела скорость передвижения: он не мог бегать и даже быстро ходить из-за больной ноги – антропологи обнаружили следы инфекции в одной из костей голени. Несмотря на увечье, он не спрятался в доме, а пытался покинуть город – и новые подробности этого неудавшегося побега на днях рассказал Массимо Осанна (Massimo Osanna), директор Археологического парка Помпеи.

Расчищая останки для отправки в лабораторию, археологи заметили три монеты, лежавшие между сломанными ребрами. Дальше – больше: в общей сложности под костями нашлись 22 монеты, 20 серебряных и 2 бронзовых. Нашлись и фрагменты кожаного кошеля, почти истлевшего за столетия: в момент гибели мужчина прижимал его к груди вместе со всем содержимым, олицетворявшим для него надежду на спасение и новую жизнь на новом месте.


Сломанная грудная клетка и провалившиеся сквозь ребра монеты (ориентир – зеленое пятно под одним из ребер). Фото: Archaeological site of Pompeii

Остатки кошеля отправили в лабораторию, монеты еще предстоит изучить специалистам по нумизматике, однако первая оценка сбережений покойного уже известна: 20 серебряных денариев и 2 бронзовых асса на общую сумму 80,5 сестерциев. Семье из трех человек этих денег хватило бы на 14-16 дней.

Была ли у погибшего такая семья? Смогли ли они спастись или их останки еще предстоит найти археологам? Или калека был одинок и, может быть, именно эти деньги – поиск и сбор монет по всему дому – задержали его дольше необходимого? 22 монеты – это всё, чем владел мужчина или всё, что он успел собрать перед бегством? Возможно, некоторые ответы лежат где-то рядом в затвердевшем пепле.

Идентификация монет еще не закончена, из 22-х изучены и предварительно опознаны пятнадцать. Многие оказались старыми, большинство выпущено еще при Республике, в середине II века до нашей эры – за 200 лет до гибели города в 79 году. Одна из монет столь хорошо узнаваема, что у специалистов не возникло проблем с идентификацией: это денарий Марка Антония, так называемая легионная монета, не раз попадавшаяся археологам в Помпеях. Примерно такая, как на фото ниже:


Денарий Марка Антония, монета XXI легиона. Фото с сайта forumancientcoins.com

Между 43 и 32 годом до нашей эры полководец, триумвир и авгур Марк Антоний (тот самый, который запечатлелся в массовой памяти исключительно как супруг Клеопатры) выпустил особые денарии для выплаты жалования своим легионам. Таких легионов было 23. На реверсе монет был изображен легионный орел, два штандарта и указан номер легиона. На аверсе – изображение боевой галеры и надпись: ANT(onius) AVG(ur) III VIR R(ei) P(ublicae) C(onstituendae) («Антоний авгур, триумвир по устройству государства»).

В кошеле погибшего мужчины лежала монета XXI легиона, расформированного после смерти Антония в 30 году до н.э. человеком, вышедшим победителем в долгой борьбе за власть: Октавианом, первым римским императором. Несмотря на короткий период выпуска легионных монет, смерть Антония и конец Республики, серебряные денарии Марка Антония были в ходу еще 200-300 лет, их довольно часто находят археологи в разных уголках Римской империи. Помпеи – не исключение.

Среди сбережений погибшего мужчины нашлись и более «свежие» монеты, эпохи Империи: один из денариев был выпущен, вероятно, при Октавиане Августе, еще два – при Веспасиане, скончавшемся ровно за месяц до извержения и гибели города.


Некоторые монеты, найденные рядом с погибшим мужчиной. Фото: Archaeological site of Pompeii

История калеки с его скромными сбережениями почти символически перекликается с продолжением истории о лошадях, найденных недавно на раскопках богатой пригородной виллы. У владельцев виллы не было недостатка в деньгах, а дорогие резвые лошади ждали своих хозяев в стойле, готовые к бегству.

Издание National Geographic приводит новые подробности открытия: в конюшне найдены останки не двух, а трех лошадей. Одна стала сенсацией: за всю историю раскопок в Помпеях это первые останки лошади, с которых удалось сделать полную гипсовую отливку (иными словами, «скорлупа» из затвердевшего пепла почти 2000 лет оставалась непотревоженной), к тому же метод гипсовой отливки, разработанный еще в XIX веке, впервые удалось применить на столь крупном «объекте».


Гипсовая отливка с останков погибшей лошади. Фото: Archaeological site of Pompeii

От второй лошади сохранились лишь две ноги – остальное разрушилось при обвале грунта, но даже с этого фрагмента археологи сделали гипсовый слепок. Останки третьей лошади были найдены на прошлой неделе, в очень плохом состоянии – по словам зооархеолога Кьяры Корбино (Chiara Corbino), их уничтожили томбароли, черные копатели. Именно бурная деятельность современных расхитителей могил вынудила археологов провести незапланированные раскопки на пригородной вилле, чтобы спасти участок от полного разрушения.

Если бы «апдейт» касался только останков третьей лошади, он мог бы остаться незамеченным. Однако в ходе срочных раскопок выяснилось, что на участке покоятся останки других непарнокопытных: множественные обвалы грунта могли быть вызваны не только активностью томбароли, но и слишком большим количеством пустот, образовавшихся вокруг тел погибших животных.

Рядом с двумя из трех лошадей археологи обнаружили следы уздечек – железные удила, бронзовые накладки и истлевшие кожаные ремни. Это означает, что лошади уже были взнузданы и готовы к быстрому отъезду владельцев. Исследователи подтвердили свои первоначальные выводы: лошади были очень ценные и резвые, о чем говорит не только дорогостоящая амуниция. В первом сообщении о находке археологи объявили рост одной лошади: 150 см в холке. Для I века нашей эры это очень крупная особь, выведенная, вероятно, благодаря тщательной селекции для участия в состязаниях или для парадных выездов.

В то время лошади еще имели высокую «имиджевую» ценность, они были наглядной иллюстрацией статуса и состоятельности владельца. Но 24 августа 79 года в приоритете была не декоративная функция, а естественное свойство лошадей: скорость, с которой они могли вывезти хозяев из опасной зоны. Скорость, которой не хватило хромому калеке. Скорость, на которую не хватило времени.

Что стало причиной промедления, где в момент гибели находились владельцы виллы и лошадей – мы еще долго не узнаем. Вынужденные раскопки на пригородной вилле в Чивита Джулиана остановлены до лучших времен: черными копателями занялась полиция, археологи законсервировали находки, а основное внимание и ресурсы сейчас сосредоточены в Regio V – богатом на новые открытия «пятом районе» Помпей.

Сегодня