Лавров - о "Минске": французы и немцы нашу логику понимают

Встреча министров иностранных дел "нормандской четверки", которая завершилась в Берлине, продлилась около четырех часов, но конкретных договоренностей так и не принесла. Причем во время ужина министры иностранных дел России и Украины долгое время беседовали с глазу на глаз. В итоге и Сергей Лавров, и его коллеги признали переговоры полезными — во всяком случае, министрам удалось детально выяснить, каких позиций по тому или иному вопросу придерживается каждый из них. И судя, по всему, у Москвы, Берлина и Парижа взгляды на урегулирование кризиса довольно близки.

Вместо Габриэля — Маас, вместо Эро — Ле Диан теперь разделяют Сергея Лаврова и министра Климкина на совместном фотографировании, а темы практически те же, что и полтора года назад.

"Мы привлекли внимание к тому, что в октябре 2016 года лидеры "нормандского формата" лично занимались этой ситуацией и договорились о том, что в трех конкретных населенных пунктах — Петровском, Золотом и станице Луганская — будет разведение сил и средств сторон, и эта договоренность до сих пор не выполнена", — заявил глава российского МИД Сергей Лавров.

"Все стороны договорились о необходимости долговременного прекращения огня и разминировании всего региона", — подчеркнул Жан-Ив Ле Дриан, министр иностранных дел Франции.

Отвод вооружений и прекращение обстрелов создадут почву для реализации давно одобренной "нормандской четверкой" формулы Штайнмайера, которая предполагала одновременное принятие закона об особом статусе Донбасса и проведение выборов на неподконтрольных Киеву территориях.

Еще один вопрос, который перекочевал из прошлых встреч, — обмен пленными или удерживаемыми лицами. Киев потрудился над расширением числа заложников, чтобы удобнее было торговаться. Лавров напомнил коллегам о российском журналисте Кирилле Вышинском, обвиненном в государственной измене за свою профессиональную деятельность.

Относительно новой темой, находящиеся за рамками Минских соглашений, стал вопрос о форме и компетенции миротворческой миссии ООН.

"Мы объяснили, что идеи, выдвигаемые американскими и украинскими представителями о том, чтобы эту миротворческую миссию превратить в некую военно-политическую комендатуру, которая возьмет под контроль всю территорию провозглашенных республик — Донецкой и Луганской — и сама будет решать, кого и как избирать, полностью разрушают Минские договоренности. Мне кажется, что французы и немцы нашу логику понимают", — сказал Сергей Лавров.

Маас говорил о "конструктивном диалоге", Ле Дриан — о "позитивной динамике". Лавров тоже назвал встречу полезной, но на фоне коллег все-таки выглядел более сдержанным в оценках. Это от опыта: в прошлом такие встречи тоже давали повод для оптимизма, а потом в Киев звонили или приезжали из Вашингтона, и украинский режим вновь начинал чувствовать свободу от "нормандской четверки" и от обязательств, взятых на себя в Минске.

Сегодня