"Вспоминали, хохотали": жена Ярошенко рассказала о долгожданной встрече с ним

"Вспоминали, хохотали": жена Ярошенко рассказала о долгожданной встрече с ним

Защита Константина Ярошенко намерена через ООН добиваться его перевода из американской тюрьмы в российскую. Об этом рассказал адвокат Алексей Тарасов. А накануне российского летчика навестили жена и дочь — впервые за семь лет.

В день долгожданной встречи с мужем Виктория Ярошенко не сумела сдержать слез. Позади семь долгих лет разлуки.

"Очень душевно прошла встреча. И на таких эмоциях, конечно, я не хотела показывать слез, но это была встреча радости и, в то же время, какого-то отчаяния", — рассказала Виктория.

Годы за решеткой, которые для Константина Ярошенко начались в 2010-м Либерии, а продолжились в США, куда американские спецслужбы насильно вывезли российского летчика, не прошли для него даром.

"Внешне очень сильно изменился, сказать, что постарел — нет, наверное, возмужал, потому что ему тогда было 40, сейчас уже 50. И похудел очень сильно, но, тем не менее, старается держаться как-то, и к нашему приезду пытался быть бодрячком, что все хорошо, но какое-то в голосе есть отчаяние", — поделилась Виктория Ярошенко.

Порядки в тюрьме Данбери суровые. Даже сережки во время следующего посещения Виктории придется оставить в гостиничном номере. Гостинцы в тюрьмах США тоже под запретом, зато внутри есть автоматы, в которых продается нехитрая снедь.

"Купили бутерброд с курицей, йогурты он, в основном, просил, чтобы желудок хорошо работал. Вода без газа, именно сок или вода, чай, кофе он не может принимать. Чипсы он не ест, потому что боится, что даст сбой желудок, и его просто ведут обратно", — рассказала супруга летчика.

Обратно — это к бесконечным пустым дням, из которых складывается его двадцатилетний срок. Чтобы как-то заполнить вакуум, в предыдущей тюрьме Форт Дикс Константин Ярошенко даже стал учить сокамерников русскому. Теперь говорит, что друзей у него — полмира. Пока было здоровье, удавалось заниматься спортом. Он все сильнее тоскует по Родине.

"Тоскует больше всего по дому, по России. Вспоминали, в основном, наш отдых, когда мы в Сочи ездили. Когда мы на "Жигулях-копейке", которая дымила, приехали в какой-то 5-звездочный отель, даже не помню, как он назвался, нас пытались не пустить. Хохотали. Катя тогда была маленькая, ей было 2 года", — рассказала Виктория.

Эмоциональных сил для того, чтобы пообщаться с журналистами после встречи с отцом, который в предыдущий раз видел ее еще подростком, Екатерина Ярошенко не нашла. Ведь впереди опять разлука.

"Она, конечно, очень рада отца видеть, и когда они пошли к автоматам вдвоем там покупать какие-то бутерброды, просто сидела и наслаждалась. Сказали, что можно завтра даже сфотографироваться с ним, и фотографию он может переслать нам, то есть, там есть такая опция, приходишь и с семьей тебя фотографируют, и передают эту фотографию", — дополнила Виктория.

Приблизить срок ее окончания мог бы Дональд Трамп, но на письмо из Вашингтона так и не ответили. Если досрочного освобождения не случится, на свободу Константин Ярошенко выйдет только 30 октября 2027 года. Впрочем, сейчас он вместе со своим адвокатом вырабатывает новую стратегию защиты.

Алексей Тарасов от имени своего подзащитного обратился в Организацию объединенных наций. Письмо адресовано группе докладчиков по вопросам пыток и незаконных похищений. Ведь случай с российским летчиком не просто вопиющий. Ярошенко был первым из более чем 30 граждан нашей страны, насильно переправленных американскими спецслужбами на свою территорию из третьих стран.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере