Признал вину: Ходорковский отправил журналистов на верную смерть

После месяца скользких виляний, отнекиваний и вранья экс-глава "ЮКОСа", а ныне житель Лондона Михаил Ходорковский признал свою часть вины за гибель трех российских журналистов в Африке. 30 июля Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко расстреляли в Центральной Африканской Республике.

Теперь уже совершенно ясно, что Ходорковский безответственно финансировал из рук вон плохо подготовленную авантюру, отправив съемочную группу на верную смерть. Признание вины со стороны Ходорковского — героя 90-х и нынешнего революционера — последовало после публикации разоблачительных документов, заявлений российского МИД и волны гнева со стороны журналистского сообщества.

В ЦАР уже 5 лет — внутренняя бойня. Тысячи погибших, миллион беженцев. Российский МИД давно предупредил, что силы правопорядка там "практически не функционируют", а вооруженные грабежи, убийства и нападения на иностранцев — норма. Поэтому посещение страны крайне нежелательно.

Тем не менее Ходорковский через свой Центр управления расследований затеял экспедицию для съемок фильма о частных военных инструкторах под названием "Российские наемники". В результате съемочную группу отправили без должной подготовки буквально в пекло, а бездарность организации еще и усугублялась безответственными и непрофессиональными командами от Центра управления расследованиями. Эта переписка в общем чате была опубликована в Сети.

Для начала в аэропорту группу не встретил обещанный водитель. Из Центра – команда: "найти англоязычного таксиста". Хороший совет издалека, особенно если учесть, что в Центральной Африканской Республике английский язык не в ходу. И далее — гостиница не заказана. Жить негде, и все опасно. Без охраны нельзя, а об охране не позаботились. Из Центра от людей Ходорковского — лишь духоподъемное "Жуть!" и смайлик.

Для понимания: единственные журналисты, кто время от времени работают в Центральной Африканской Республике, — французы. И те отправляют туда группы в сопровождении минимум двух броневиков. Камилла Лепаж — французская журналистка — погибла там 4 года назад даже при таком эскорте.

О страховках Центр Ходорковского тоже не позаботился. Визы — туристические, а не журналистские. При этом все же в последний момент решили изготовить самопальные пресс-карты. Большие сомнения, ведь документ мог "подмочить" первоначальную – туристическую — легенду. Тогда Центр талантливо советует пресс-карты засунуть поглубже. Касок и бронежилетов нет, хотя и для менее опасных командировок для журналистов это — штатное снаряжение. Потом вдруг решили напечатать поддельные опознавательные знаки ООН на автомобиль. Не помогло. Как не помог и некий фиксер — организатор съемок на месте по имени Мартин (фамилию его до сих пор никто не знает), который якобы по телефону представлялся сотрудником ООН, а потом и найти его не смогли, и в ООН опровергли, что такой Мартин у них есть.

Деньги на взятки у съемочной группы уходили на каждом шагу. Из Центра — прижимистое недовольство и совет быть "пожёстче" и покачать права.

Роковой стала рекомендация Центра закрепить камеру "Альфа" повыше, чтобы сверху снять вымогательство денег на блокпостах. Не знаем, так ли и сделали журналисты, но после этого из Африки на связь уже никто не выходил. Группа по заданию людей Ходорковского направлялась на встречу с неким Мартином, которого никто никогда не видел.

Когда обнаружили изрешеченные трупы трех российских журналистов, то со стороны Ходорковского в рассрочку по дешевке купили лишь транспортировочные гробы. Все основные расходы, как описала официальный представитель нашего МИД Мария Захарова, оплатило российское посольство.

"Как я устала от этого вранья со стороны ЦУР и его спонсоров! Ходорковский написал, что он компенсировал посольству Франции затраты на транспортировку тел российских журналистов из ЦАР. Очередное безответственное заявление! Что касается непосредственно транспортировки тел, то ее оплатили не Ходорковский и не его структуры. Деньги нашло наше посольство. Вся сумма затрат составила более 20 тысяч долларов. Ходорковский постфактум компенсировал 3 тысячи евро", — заявила Захарова.

Впрочем, даже дело не в деньгах и конкретных суммах, а в готовности и способности помогать людям быстро и точно именно в нужный момент.

"Когда мы занимались отправкой тел, мне звонили родственники с вопросом, "почему те, кто отправили их близких в ЦАР, не оплачивают необходимые расходы". Я говорила, что сейчас не время выяснять отношения и, учитывая масштаб трагедии, российское посольство найдет деньги независимо от того, кто должен был бы в этой ситуации оплачивать транспортировку тел. Важен был фактор времени. Я говорила с ними, находясь в Сингапуре, из последних сил, срывая голос от волнения. Я не слышала от них ни одного слова упрека в бездействии или нерасторопности. Только вопросы и конкретные просьбы. Мне позвонили родственники и после похорон. Благодарили за помощь наших дипломатов. Это, наверное, один из самых важных звонков в моей профессиональной жизни", — отметила Мария Захарова.

А что Ходорковский в уютном для него Лондоне? Зол на погибших журналистов, которых иронично называет "творцами", мол, зря поверил им. "Надо посылать творцов в жопу. Можете поверить, для себя я выводы сделал", — сказал он.

Вот, собственно, и все. Недавно пришло сообщение, что Ходорковский свой Центр управления расследованиями, словно фирму-однодневку, закрыл. Перестал финансировать. Но в людей, судя по всему, не наигрался. И сейчас в зоне риска от него уже другие. А Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко в живых нет.

Сегодня