Kolkhoz Woman и "Святое Ховрино": указатели сбивают с пути иностранцев и москвичей

Kolkhoz Woman и "Святое Ховрино": указатели сбивают с пути иностранцев и москвичей

Kolkhoz Woman, Garden ring и остановка "Святое Ховрино". Указатели с переводом на английский язык в Москве все больше напоминают засекреченные послания, смысл которых не могут понять ни иностранцы, ни сами москвичи. В итоге поездка из одного пункта в другой больше напоминает квест, который пройти оказываются в состоянии лишь единицы.

Туристы из Франции Джейд и Доминика даже с картой на английском языке в Москве чувствуют себя как в космосе. Что толку в навигаторе, если названия улиц написаны на кириллице? "Нет, я не помню, как улица называется. Но я помню, где гостиница", — говорит мужчина. "Нам дали визитку с адресом на кириллице, но это реально очень трудно прочитать", — отмечает девушка.

Указатели дублируют, как кажется их авторам, на иностранный язык. Насколько удачно и понятно, можно судить по объявлению о переносе остановки на Лубянке, на котором было написано "Ostanovka perenesena k Politehnicheskomu muzeyu".

Объявление на автобусной остановке напротив "Детского мира" переписали, но в Москве еще достаточно вывесок и указателей, которые могут запутать или рассмешить иностранцев, да и самих жителей столицы.

St.Khovrino. Новозеландец, алжирка и австралиец очень удивились, что автобус идет не в "святое Ховрино", а на станцию "Ховрино". Хотя все трое даже чуть-чуть говорят по-русски.

"Worker and Kolkhoz Woman sculpture" – так назван памятник "Рабочий и колхозница". С рабочим проблем нет, но в английском языке нет слова колхоз и профессии в женском роде не употребляют.

Не меньшая путаница с входной группой на ВДНХ: где-то северная просто латиницей (VDNKh Severnaya), где-то по-английски (Nord), не говоря уже про аббревиатуру. Это типичная проблема для всей Москвы. "После второго знака я уже знаю, не надо читать: информации там нет", — говорит преподаватель английского языка Кен Стори.

"Кириллица очень сильно отличается от латиницы. То есть для иностранного глаза это зачастую смысловая бессмыслица. Это набор букв, не несущий смысловой нагрузки и иногда даже путающий, потому что совпадает иногда со словами, не имеющими отношения к делу", — говорит старший преподаватель кафедры теории языка и англистики Московского областного государственного университета Анна Новикова.

С лингвистом Анной мы встретились у парка Горького. Кстати, его так во всем мире называют Gorky Park. В нашем английском — M.Gorky Central Park of Culture and Recreation, то есть Центральный парк культуры и восстановления.

Это точно введет иностранца в ступор, как и Garden Ring, то есть Садовое кольцо. "Если им, иностранцам, это нужно для ориентации, значит, им это нужно понимать так, как это звучит, чтобы они могли не потеряться в большом городе. А то, что это какое-то кольцо, думаю, они и без нас разберутся", — говорит старший преподаватель Московского государственного лингвистического университета, переводчик-синхронист Михаил Загот.

Название улицы и станции "Ulitsa 1905 goda" — это настоящая катастрофа для иностранца. Сами иностранцы, чтобы было понятнее, просят по возможности в принципе не переводить русские названия.

"Если спрашиваешь у кого-то, где находится Frunzenskaya embankment, тебя не понимают, потому что не знают английский. А спросишь, где Фрунзенская набережная, то тебе сразу скажут – "О, это вон там! Идите туда"!" – поясняет преподаватель английского языка Роберт Ди Джакомо.

Единственное, в чем сходятся иностранцы и российские лингвисты — название Красной площади: его однозначно необходимо переводить как Red Square — так уж исторически сложилось. Но, главное, указатели должны быть проще и понятнее. Кому-то, может быть, и нужны всякие ГБУЗы, ФГУПы и прочие абракадабры, но подавляющему большинству туристов и тем более местных жителей куда полезнее школы, поликлиники и достопримечательности.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере