"Будто в плену у террористов": протестующих французов ставят на колени

"Будто в плену у террористов": протестующих французов ставят на колени

Автор: Дмитрий Киселёв

Это выглядит как агония Пятой Республики. Президент Макрон прямо-таки пропал без вести. По крайней мере, не высовывает носа из Елисейского дворца или молча отсиживается где-то еще, выставив против протестующих многотысячную армию полицейских. А те используют весь свой арсенал — от водометов и резиновых пуль до слезоточивого газа и шумовых гранат. Счет арестованных уже перевалил за полторы тысячи, но главное не это. Уже есть убитые и много раненых. Протест, однако, не идет на спад.

Правительство заморозило повышение цен на бензин за счет экологического налога, но, похоже, новые революционеры уже забыли, с чего началось, и наращивают требования. Важный момент: протестом не командуют ни профсоюзы, ни политические партии, ни левые от Меланшона, ни правые от Ле Пен — это уже общенародное движение против алчности государства с одними из самых высоких налогов в мире и против равнодушия элит, символом которых стал президент Макрон.

Наблюдатели со стороны уже сравнивают происходящее с протестами против президента Де Голля в 1968 году. Тогда и сейчас — это уже доказанный факт — антидеголлевскую волну подогрели американские спецслужбы, да так, что Де Голль уже потом не смог оправиться и был вынужден сойти с политической сцены. Сейчас они могут быть тоже в игре. По крайней мере, министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан в жесткой форме попросил Трампа не вмешиваться в дела Франции.

Автор: Антон Лядов

Французская полиция выводит на дорогу бронетранспортеры. Сразу несколько из них движутся прямо от Триумфальной арки. Вокруг — полицейские с дубинками и щитами. Конечно, их начнут со всех сторон забрасывать камнями и всем чем можно.

Мощный удар по каске и звон в ушах. Судя по следу на шлеме, резиновая пуля. Периодически слышен негромкий звук, похожий на выстрелы. Пуля, конечно, случайная. С репортерами полиция максимально аккуратна. Один из жандармов выходит с ружьем и просит журналистов отойти, когда будет стрелять. С активными демонстрантами все иначе.

Полиция пытается схватить одного из протестующих. Толпа налетает на полицейских, пытается отбить своего. Стражи порядка начинают очередную волну – бросают гранаты. Ощущение, что начинается полноценный бой. Елисейские поля снова затянуты дымом — это дымовые шашки, которые протестующие тут же бросают обратно в сторону полиции.

Впервые в Париж введена бронетехника. 12 бронированных машин жандармерии курсируют по городу. Силы Нацгвардии мобилизованы по всей Франции: на улицах больше 80 тысяч полицейских. Здесь же водометные машины.

Одни делают себе щиты из дорожных знаков, другие защищаются досками, вырванными из витрин магазинов. На самом деле насилие не поддерживает большая часть этого движения. Люди настаивают: задача не разгромить Париж, а чтобы были снижены налоги.

Толпа бросается крушить все что видит. Причем гнев в первую очередь направлен против богачей. Мелким магазинчикам достается меньше, чем, например, офисам крупных банков. Вот молодчики нашли дорогущую машину Porsche — ее не просто переворачивают, но еще и колотят ногами, а после люди запрыгивают на нее сверху.

Гнев протестующих, которым не хватает денег на самое необходимое. Французы привыкли к высокому уровню жизни, который был в стране десятилетиями. Но вдруг этот уклад стал рушиться. И когда после всех выплат и удержаний один только съем жилья доходит до 1000 евро, на руках остаются несколько сотен евро на месяц, люди не выдерживают. Одни машины грабят, другие жгут.

Булыжником со всей силы — в окно кафетерия. Камнем — по плазменному экрану салона связи. Ногами крушат ювелирный магазин. Владельцу пришлось достать свое ружье, чтобы хоть как-то защитить магазин. Камеры видеонаблюдения поворачивают объективом в стену. Насилие сменяется мародерством: вот молодчики подняли металлические ставни заведения и растаскивают все, до чего могут дотянуться. Большинство протестующих такие методы не поддерживает, напоминая, что на улицы вышли со всем для другого.

"Нас атакует полиция Макрона, потому что не хочет нам дать возможность демонстрировать, что у нас есть очень ясные требования. Мы хотим, чтобы Макрон убрал все налоги, все дополнительные таксы. Здесь – люди, которые не могут выжить. У них не хватает 50 евро ежемесячно, чтобы купить бензин и ехать на работу. Это не вопрос политического движения. Это вопрос выживания 9 миллионов французов, которые просто не могут выжить из-за Макрона. Он обещали, что будет все реформировать, но он ничего не сделал", — говорят люди.

Несколько строительных щитов, мусорная корзина, пара стульев из ближайшего кафе — баррикада готова. Полицейские растаскивают моментально. Чтобы простояло подольше в другом месте, заграждение поджигают. Полиция сносит его бронетранспортерами.

Брусчатку разбирают прямо на Елисейских полях. Булыжники летят в полицию в ответ на дымовые шашки, которые она бросает в толпу. Протестующие пытаются поймать дымовую шашку и бросить ее обратно. Именно так проходит большая часть противостояния полиции с людьми.

По словам премьер-министра Франции Эдуарда Филиппа, с начала протестов "желтых жилетов", то есть с 17 ноября, погибли 4 человека. И только за последние выходные. Пострадали 118 человек, в том числе 17 полицейских. Человек, у которого слезы от дыма текут даже из закрытых глаз, в руках держит доказательство того, что в этот день он не мог остаться дома.

"У нас есть сенаторы во Франции, которые разрабатывают законы и не знают, сколько француз зарабатывает. Вот пример, и это зарплата, которую получают в конце месяца, а еще с этой зарплаты мы платим налоги и много чего", — сказал мужчина.

"Две тысячи евро — это зарплата в месяц. Но на самом деле работодатель должен заплатить социальные отчисления — около 800 евро. Дальше он должен заплатить 200 евро соцотчислений. Еще 200 — общеобязательное социальное страхование. Остается 1600. работодатель платит 2800, а у человека на руках 1600. Это маленькая зарплата. Он заплатит 100 евро налога — ему останется 1500. После соцотчислений и подоходного налога. Также он может платить налог на недвижимость — 100 евро, а еще местные налоги, которые он платит своему городу. И ему останется 1400 евро", — отметил экономист Анри Стердиниак.

Это всегда было особенностью французской системы: залог хорошего социального обеспечения — высокие налоги. Однако последняя попытка правительства поднять налог на топливо — на 2,9% за литр на бензин и на 6,5 на дизель — словно переполнила терпение французов. Они и так выходили на протесты регулярно по множеству поводов: революционный дух французов широко известен. Но новая волна объединила десятки тысяч людей по всей стране.

У них нет одного лидера, координируются они через социальные сети, и невозможно предугадать, где вспыхнет в следующий раз. В знак солидарности французы, которые не могут устраивать демонстрации в будни, кладут на переднюю панель автомобилей желтые жилеты. Их и раньше всегда возили с собой — так положено по правилам дорожного движения — на случай аварийной ситуации. Но сейчас это — символ новых протестов.

Филипп Оже руководит автошколой в 13-м округе Парижа, которая работает уже 45 лет. Цена за топливо, которое он заливает в свои машины каждую неделю, в этом году, по его словам, выросла на 30%. И причина не только рост мировых цены на нефть, но и внутренние налоги.

"Может быть, наша страна сейчас нуждается в этих наценках на бензин, чтобы лучше функционировать. То есть мы не против, но надо, чтобы мы могли прийти к такой ситуации, в которой мы могли бы работать. И тут нам уже мешают работать. Это делает фактически невозможной работу. У нас сейчас много автошкол, которые закрываются в связи с такими ценами на бензин, потому что они больше неспособны продолжать работать", — признался Филипп.

Люди, которые причисляли себя к среднему классу, привыкли, по меньшей, мере три раза в год уезжать в отпуск, ходить в дорогие рестораны, иногда просто красиво потратить деньги, вдруг должны от этого отказаться и начинать откладывать, собирать, считать деньги, чтобы хватило на минимум.

Мустафа владеет рестораном почти 20 лет. Раньше, по словам местных посетителей здесь было не протолкнуться, а сейчас пустует больше половины зала.

"Я более 10 лет сюда прихожу и вижу трудности французов, которым все сложнее ходить в ресторан. Теперь он занят только на треть, а раньше был полон. Зарплаты растут мало, все больше растут налоги, все больше вещей надо оплачивать. Мы загнаны в угол", — подчеркнул Грегори Родригез.

Похожая ситуация и у владельца Мустафы, у которого налоги на каждого наемного работника зашкаливают. "Если у вас работник получает 1500 евро, в конце месяца надо платить 2800 — это его зарплата и отчисления. Я считаю, это немыслимо", — жалуется Мустафа.

Особенность новой волны протестов во Франции — их поддерживают люди самых разных социальных классов. Людей в возрасте на демонстрациях — единицы, но это не значит, что они не поддерживают требования протестующих.

Здание мэрии 9-го округа Парижа. Спустя 3 недели после знаменитого праздника Beaujolais nouveau сюда прибыло вино из Армении. В роли дегустаторов — французы.

"Это нормальные требования, реальные, которые, несомненно, надо высказать правительству. Франция — это страна, где постоянно платят налоги, таксы, и так больше не должно продолжаться. И "желтые жилеты" говорят как раз об этом. Но проблема в том, что насилием это не решить", — считают французы.

Экономист Анри Стердиниак говорит, что если попытаться посчитать все налоги, пошлины, отчисления, наберется полтысячи пунктов. Отдельная графа — налог на наследство.

"Если детям вы оставляете миллион евро, то, например, при наличии двоих детей каждому достанется по 500 тысяч. И вы заплатите ноль за первые 200 тысяч и 20% за остальные. Это право на наследство . И может подняться до 40%, если вы оставляете много денег. А если вы передаете тому, кто не является членом вашей семьи, то это 60%. Множество богатых семей уезжает жить в Бельгию. Во Франции есть такая сеть магазинов, как "Ашан" и "Декатлон", которыми владеет семья Мюльез. Она предпочла жить в Бельгии, чтобы не платить подоходный налог. Патрик Драи — богатый предприниматель в области телекоммуникаций — живет в Швейцарии. Спортсмены, певцы, актеры уезжают в Швейцарию, чтобы не платить налоги во Франции", — рассказал Анри Стердиниак.

Городок Ори-ла-Виль. 40 километров от Парижа. Пещеры – то, что осталось от многовековой каменоломни. Сегодня один из местных жителей провел сюда электричество, установил двери и организовал небольшую ферму по выращиванию шампиньонов. В одной пещере — касса с прилавком, в другой — компосты для грибов. Чтобы привести в порядок помещение и подготовить его к работе, потребовалось больше 10 тысяч евро. Пока не окупилось ни цента.

Пока грибы для Себастьяна — хобби. Он надеется, что когда-нибудь ферма принесет ему что-то кроме долгов. Живет на зарплату, которую получает, работая в ночную смену в аэропорту, из-за чего не имеет возможности выходить на улицы вместе с "желтыми жилетами". "Во Франции 1300 евро вам хватит только на то, чтобы поесть, но не больше. То есть вы работаете, чтобы заплатить налоги, сборы, на большее ничего не остается, при этом вы встаете рано утром каждый день на работу", — говорит Себастьян.

"Разумеется, это очень символичное событие для Франции. Его можно озаглавить как "новая французская революция 2.0". Эммануэль Макрон в прошлом как бывший инвестиционный банкир имеет опыт в унижении французов, после того как его избрали на пост президента. Он утверждал, что людям ничего не стоит перейти улицу, чтобы устроиться где-нибудь на работу. Можете себе представить, он высказывался по этому поводу перед десяти миллионами безработных, тем самым ужасно оскорбив их", — отметил репортер Пьер Джавановек.

Кадры, которые шокировали всех, включая правительство Франции: студенты в городке Мант-ля-Жоли — на коленях. В соцсетях их комментировали словами: "Будто в плену у террористов". А в правительстве оправдывались, утверждая, что это действительно чересчур. Возмущение студентов журналисты назвали "вторым фронтом", впрочем, волна протестов началась даже раньше, еще весной, когда правительство объявило о решении ужесточить экзамены для абитуриентов. Сейчас они выходят еще раз. И с новой силой. Нарушена работа сотен школ, лицеи блокируют на несколько часов, некоторые администрации отменяют занятия сами.

Таких масштабных протестов, как сейчас, во Франции не было полвека. Впрочем, по жесткости и накалу демонстрации "желтых жилетов" уже перекрывают события 1968-го. Манифестации леворадикальных выступлений, которые потом обернулись массовыми беспорядками и почти 10-миллионной забастовкой, хорошо помнит Марк Сандберг. Тогда он сам участвовал в захвате знаменитой Сорбонны.

"Есть некоторые похожести и некоторые отличия. Похожести на уровне правительства, то есть министерская и правительственная глупость. Потому что они все время опаздывают. Они принимают вещи, но каждый раз это уже слишком поздно. Это идиотизм! Они оторваны от того, как думают люди. Это — начало бунта. Там участвуют фактически все социальные классы — лицеисты, студенты, скорая помощь, медсестры, служащие, водители грузовиков. Они заблокируют всю Францию грузовиками, потому что больше нет бензина. Это начало, я вам клянусь", — уверен Сандберг.

Несмотря на все послабления — правительство Франции пообещало не поднимать цены на топливо в течение всего 2019 года – 15 декабря протестующие планируют снова надеть желтые жилеты и идти на улицы.

Сегодня