Память об Алексеевой, дело Бутиной и митинги: в Кремле собрался Совет по правам человека

Память об Алексеевой, дело Бутиной и митинги: в Кремле собрался Совет по правам человека

В Кремле собрался Совет по развитию гражданского общества и правам человека. Дискуссия была откровенной. Обсуждались конкретные вопросы и дело Бутиной в Штатах. Заседание началось с минуты памяти Людмилы Алексеевой. Людмила Алексеева была постоянным участником Совета по правам человека.

Людмилу Алексееву ждали на сегодняшней встрече в Кремле. В президентском совете она работала до последних дней.

"Она отстаивала справедливость так, как ей подсказывала совесть. Очень многое сделала для того, чтобы Совет стал авторитетной структурой, и многое сделала для страны. Я прошу почтить память Людмилы Михайловны минутой молчания", — обратился к членам Совета глава российского государства Владимир Путин.

Она вернулась в Россию из эмиграции в начале 1990-х и вместе со страной переживала становление гражданского общества, помогала формировать культуру протестов.

"Людмила Михайловна сама была задержана 31 декабря 2009 года на несогласованной акции на Триумфальной площади. А уже 31 октября следующего года она смогла найти компромисс с московской мэрией и добиться согласования точно такого же митинга на той же самой площади", — подчеркивает председатель Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов.

Глава СПЧ предложил президенту вернуться к вопросу о необходимости совершенствования законодательства о митингах и демонстрациях.

"Почему нет? Надо только подумать. И взвешенное решение принять. По поводу Людмилы Михайловны вы сказали, что она была задержана? И вы добавили: она умела находить компромиссы", — уточнил Путин.

- Конечно.

"Значит, и в условиях действующего закона можно эти компромиссы находить, если есть желание их искать. Но, тем не менее, посмотреть надо возможность каких-то корректировок в законе. Это вполне возможно, почему нет", — продолжил президент России.

В продолжении темы вопрос о еще одном задержанном. Сейчас в изоляторе находится правозащитник Лев Пономарев. Он был арестован на 25 суток за призывы к участию в несогласованной акции.

"Лев Александрович не хулиган. Он доктор физико-математических наук. Он принципиальный противник насилия. Он пацифист. Ему 70 лет, 77 лет, извините. И его репутация чиста, как свежевымытое стекло. Я прошу вас, уважаемый Владимир Владимирович, дать поручение генеральному прокурору проверить законность осуждения Пономарева", — попросил член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Николай Сванидзе.

"Я, конечно, попрошу Юрия Яковлевича Чайку посмотреть повнимательнее, в то же время ставить под сомнение сейчас в этом нашем разговоре справедливость принятого судом решения мне очень трудно, как вы понимаете. Просто невозможно. И суд принял решение, потом второе решение. Я, разумеется, исходил из того, что это тема всплывет само собой, разумеется. У нас все-таки совет особый, и люди здесь особые собрались. И было бы странно, если бы эти вопросы не прозвучали. Но что я увидел из той справки, которую вы прочитали, речь шла о призывах к несанкционированным митингам, шествиям и так далее. Мы же с вами не хотим, чтобы у нас были события, похожие на Париж?" – задал вопрос Путин.

- Не хотим.

"Где разбирают брусчатку и ждут там все подряд? – продолжал Путин. — Понимаете? И страна потом погружается в условия чрезвычайного положения".

Президентский Совет по правам человека беспокоит положение россиян за границей, чтобы хоть как-то им помочь. СПЧ обращалось к таким же как они иностранным организациям. Американские общественники сотрудничать отказались.

"Ваши коллеги в США — люди дисциплинированные и встроенные в систему. Вот это нужно четко себе представлять. И так практически по каждому направлению жизнедеятельности государства и общества. Там есть и люди, которые ведут себя несистемно, но и они встроены в систему. Даже несистемщики! – подчеркнул Путин и перешел на ситуацию во Франции. — Там ничего неожиданного не происходит у вас, уверяю вас. Даже борьба, которая там сейчас развернулась и никак не прекращается вокруг президента, его решений, она тоже часть системы на самом деле. Ну, просто система немножко потрескивает и все. Поэтому диалог, пожалуйста, вы же предложили. Я думаю, что если мы будем всегда открыты для этого диалога, этого достаточно. Ну, что там говорить? Я сейчас не хочу сдаваться, но когда полиция стреляет в безоружных людей, в том числе женщин просто так, убивают женщин там. Из машины выскочил, нарушил, убегает. И чего? Убить ее нужно обязательно? Но убивают же. Стреляют на поражение. И ничего".

На ситуации с одной соотечественницей в американских застенках Путин сегодня остановился особо. Мария Бутина арестована в Штатах по подозрению в шпионаже.

"Девушка несчастная наша Бутина сидит. Ей грозит 15 лет лишения свободы. За что? Я когда услышал, что вокруг нее чего-то происходит, (у нас публичное мероприятие, но мне здесь скрывать нечего), я для начала просто опросил всех руководителей наших спецслужб: кто такая? Никто о ней вообще ничего не знает. Единственное, что о ней кто-то чего-то знает — в Совете Федерации. Она там у кого-то замом что ли работала. Все! И ей за это 15 лет может быть назначено? Это вообще что такое? Я не знаю, что они там придумают и чего накрутят на эти 15 лет", — возмутился Путин.

Заходит речь об иностранцах, которые отбывают наказание в России. Звучит предложение не судить их, а просто выдворять из страны. Аргументируют тем, что так отечественные тюрьмы разгрузятся.

"Мы поставим граждан России и иностранцев в разное положение, — предостерег президент России. — А за одно и то же деяние может оказаться российский гражданин за решеткой, а иностранец просто отправится на родину. Это какое наказание для него? Это первое. А второе, видите, Евгений Николаевич подтверждает, ведь у нас с большинством стран СНГ нет визового режима. Он сел на самолет в нашем аэропорту и прилетел в другой российский город. Вышел и пошел себе гулять. И все. И все наказание закончилось".

У президента нашла отклик идея назначить в каждом регионе уполномоченных по правам ребенка и финансовых омбудсменов, чтобы не ждать решения из столицы, а получать помощь на месте.

Сегодня