"Желтые жилеты" газ уже не берет

Автор: Дмитрий Киселёв

Немного передохнув на Рождество и Новый год, Франция забурлила с новой силой. "Желтые жилеты" никак не угомонятся. Уже, как мы помним, есть человеческие жертвы — не менее шести убитых — и тысячи раненых. Такое впечатление, что цена человеческой жизни во Франции постмодерна уже изменилась. А что, ведь можно так, но можно и иначе? И никаких общих представлений.

Экс-министр по делам молодежи и образования Франции, известный философ Люк Ферри призвал ввести в города армию, а по демонстрантам — открывать огонь.

Переведенный на русский трактат Люка Ферри по философии для подрастающего поколения "Краткая история мысли". Это — апология светского гуманизма и апология любви к человеку, которая, по Ферри, — "источник смысла".

А вот что тот же Ферри заявляет сейчас: "Полицейским не создают условий, чтобы покончить с насилием. Когда видим, как несчастного полицейского бьют ногами, пора уже силам правопорядка пользоваться оружием. Невозможно больше это терпеть! Если не ошибаюсь, у нас четвертая по мощи армия в мире, и ей по силам положить конец этим гнусностям. Нужно называть вещи своими именами".

Стрелять по протестующим и ввести в города войска — это уже крик отчаяния от гуманиста-западника. Но интересно, что когда в Киеве пять лет назад было даже хуже, то Европа, включая Францию, считала это нормальным демократическим процессом и заклинала от жестких действий полиции, тем более армии. Ни в коем случае! Сейчас, примерив даже нечто отдаленно похожее на себя, там уже считают иначе. За стрельбу из рогатки, например, во Франции дают год тюрьмы. За кидание металлических болтов в полицейских — тоже год. Приговоров суда уже более тысячи.

Свой год уже отсидел во Франции российский художник-акционист Петр Павленский. Чудесным образом, когда он поджег двери Национального банка, то этот антибуржуазный протест стал провозвестником нынешних масштабных беспорядков, в результате как бы даже слился с ним. Уж если сейчас активистам-погромщикам дают по году, то почему Павленскому нужно давать десять? А ведь первоначально именно о десяти годах лишения свободы и шла речь.

Автор: Ася Емельянова

А ведь многие надеялись — выдохлись, не выйдут после праздников. 84 тысячи человек по всей Франции. Кажется, их уже и газ не берет — у всех есть маски, очки. И на Елисейских включают водомет — в ноль градусов это — лучший способ гасить революционные настроения.

9 января. Спустя два месяца все возвращается туда, где начиналось, — Елисейские поля и арка. Полиция пытается выдавить "жилеты" из центра, очистить территорию.

В Париже – напряженно. У Lafayette тысячи туристов (скидки в разгаре) в ужасе вжимаются в стены. В Бордо в облаке газа — весь центр. В городе Бурж — городская война идет полдня. Устав тушить мусорные баки, уже в темноте полиция начинает поливать ледяной водой всех, кто остался.

24 раненых. Две сотни арестованных. Все, как и обещали в Елисейском дворце: на "ультранасилие" ответили "ультражестокостью". Ответили на уничтожение 60% дорожных камер в стране, капюшоны, петарды, разрушенные витрины, на боксера Кристофера Деттингера, который в одиночку разделался с целым отрядом ОМОНа. Теперь он — народный герой, вся Франция собирает деньги на адвоката. Карт-бланш, что получила полиция, — это анонс нового закона, ужесточающего участие в несанкционированных акциях.

 

А ведь и так было жестко. Не то что в России, например. Заявку на проведение в акции в Париже нужно подавать за два месяца до даты проведения. У нас — это 15 -10 дней. Организовывать акции на дороге без заявки во Франции — уголовное преступление, за которое можно сесть в тюрьму на 6 месяцев, плюс штраф 6,5 тысячи евро.

В России это административное правонарушение. Участвовать в таких акциях можно, но полиции перечить нельзя: если просят разойтись, лучше уходить сразу. Второе предупреждение — снова тюрьма и штраф уже 15 тысяч евро. У нас — снова административка максимум на 15 суток ареста и 20 тысяч рублей штрафа.

"Представители правопорядка ждут только одного — чтобы начать бить людей. У нас тут диктатура. Надо, чтобы в других странах это знали. Это больше не республика. Слоган республики "Свобода, равенство, братство", но свободу и равенство мы потеряли уже много лет назад, а вот братство с нами с 17 ноября", — сказал Жан Клод Ренье, лидер региональной ячейки движения "Желтые жилеты".

О чем-то подобном — о потерянных идеалах, глумлении над обществом — говорил на заседании суда и художник акционист Петр Павленский, перед тем как прокурор запросила для него 4 года. Для его бывшей супруги и соратницы, деятельницы искусств Оксаны Шалыгиной – два.

Ему дали три. Два – условно. Год он уже отсидел в изоляторе, где, к удивлению Павленского, унижают и бьют. Присудили штраф — 18 тысяч евро.

"Освещение" Банка Франции — это не просто акция без заявки — умышленный поджог! И предупредительный приговор можно считать подарком. А художник еще и недоволен.

Как написала в своем Twitter активистка Femen Сара Константаин, Павленский "разжег огонь Революции". Не он, конечно, вывел "жилеты" на улицы, но кое в чем его пример был заразителен. На суде адвокаты много говорили о символике огня, пытались доказать, что Павленский не хулиган, а художник, он так видит.

Руан. 2018-1. Последняя суббота года. Огонь такой же убедительный. И банк тот же самый – Banque de France. Если найдут, кто поджигал, посадят по той же самой статье — Франции нынче не до символизма.

Так же грустно в 2017 году после поджога Павленского выглядел и Banque de France в Париже. За ДСП — роскошная парадная деревянная дверь, которую подожгли "желтые жилеты" в Руане. Здесь все еще пахнет копотью, гарью. Скоро к этому добавят газ. Теперь это запах революции, к которой все готово: машины скоро уберут, люди прячутся по домам.

Эммануэль Макрон, наконец, появился на публике — открывал стадион под Парижем. Подступы к стадиону накрыло облаком перечного газа — попало всем: и жилетам и журналистам, которых Макрон, кстати, продолжает критиковать. Не нравится ему, что они ставят на одну доску "жилеты" и полицию. По его словам, пресса забыла, что значит законное применение силы.

Франция сегодня – это, конечно, не Турция и не Египет, но и не Франция Делакруа. Вот она какая: на заборе в 19-м округе художник оставил много загадок, все пытаются прочитать скрытые коды, но главное — крупным планом: огонь, баррикады, противогазы и "желтые жилеты".

"Это плачущие дети страны. Это современное состояние, в котором мы находимся. Французы плачут, им надоела эта борьба, вот о чем эта картина", — говорят местные жители.

Эта неделя объявлена началом дебатов, которые, по мнению правительства, должны положить конец разногласиям и насилию. Возможно, Макрон даже решится на личные встречи с "жилетами". Но конкретики пока никакой. Единственное, что точно известно, — 19 января французы — снова на улицах.

Сегодня