Реставрация в стиле Остапа Бендера: кто и зачем уродует здания

Реставрация в стиле Остапа Бендера: кто и зачем уродует здания

Превратить старинную церковь в сарай, чайку в тюленя, а нимфу в горгулью смогли горе-реставраторы, взявшиеся восстанавливать памятники архитектуры в разных городах России. Причем ни исполнителей, ни заказчиков не волновала разница между подлинником и имитацией, пока не вмешались надзорные органы.

Мимо этого здания жители Ельца проходят, не замедляя шаг, а раньше останавливались, чтобы сфотографировать. Вот так этот сарай выглядел еще несколько лет назад. Под слоем штукатурки новый собственник спрятал протестантскую кирху 1904 года постройки.

"Было построено в уникальном провинциально-готическом стиле с элементами эпохи модерн ", — рассказал Денис Ляпин, доктор исторических наук.

Собственник красоты не оценил. Теперь вернуть все как было, его заставляют через суд.

"Обязан будет разработать научно-проектную документацию на работы по воссозданию облика культурного объекта ", — пояснила Екатерина Вдовиченко, консультант Елецкого городского суда.

В реставрации после реставрации нуждаются тысячи зданий по всей стране. Вот дом инженера Мануйлова. В ходе работ интерьерные скульптуры заметно пополнели, а лошади украшавшие фасад — распухли, превратившись в пони. Затем и вовсе умчались в неизвестном направлении. На месте исторического барельефа — пятно штукатурки.

"Судьба подлинного фриза нам неизвестна", — говорит Константин Михайлов, координатор движения "Архнадзор".

Собственников изуродованных зданий ждет штраф до 20 миллионов рублей, а вот горе-реставраторы, нанятые из экономии, от ответственности обычно уходят. Фирмы-однодневки, у которых есть лицензия, но нет квалифицированных кадров — просто исчезают. Остается "любоваться" их шедеврами.

В итоге в Москве артемиды превратились в уродливых мумий, а Меркурий стал похож на Чингиз-хана. Переделывать пришлось за счет города. В Санкт-Петербурге печальная нимфа стала напоминать снежную бабу, а в Нижнем Новгороде советская фреска превратилась в плакат работы Остапа Бендера. Закрасили.

"Реставрация сейчас находится в руках не ученых, не экспертов, а строителей. У нас, безусловно, есть специалисты мирового уровня, но их с каждым днем все меньше, а не смену никто не приходит", — проинформировала Наринэ Тютчева, реставратор, руководитель архитектурного бюро.

Советская школа реставрации гремела на весь мир. Профессия считалась творческой и престижной. В каждом крупном городе были институты, которые готовили специалистов по научной реставрации, и техникумы для будущих ремесленников.

Сейчас специалисты говорят о кризисе профессии и призывают Минкульт тщательней следить за ходом реставрационных работ. Но в ведомстве тоже дефицит кадров.

"Физически не хватает людей на те объекты, которые имеются. Поэтому каждый день с палкой никто не стоит", — сообщил Георгий Сытенко, заместитель начальника департамента государственной охраны культурного наследия министерства культуры РФ.

Поэтому в регионах не спешат присваивать домам охранный статус. А без него с историческим зданием можно делать все что угодно.

Барочную сталинку в подмосковном Жуковском, не успевшую официально стать памятником, превратили в безвкусную новостройку.

"Хотя бы сохранить фасад просили, чисто по-человечески просили", — рассказала Ольга Пушкаерва, председатель жуковского городского отделения ВООПИИК.

Но собственник руководствовался совсем другими расчетами.

"Это был капитальный ремонт, конечно, это была не реставрация. Это очень дорогой способ, очень долгий ", — сообщил Сергей Бутов, представитель собственника.

Впрочем, иногда здания уродуют из лучших побуждений. Пенсионерка из Архангельской области за свой счет подлатала часовню ХVIII века — уникальный памятник деревянного зодчества. Облицевала сайдингом. За порчу памятника на нее даже завели уголовное дело. Но разобравшись в ситуации — закрыли.

Часовня, вероятно, так и останется в сайдинге, на возвращение исторического облика остальным памятникам еще есть надежда.

Сегодня