Вновь открывая Репина: выставка, какой еще никогда не было

Вновь открывая Репина: выставка, какой еще никогда не было

16 марта в Третьяковской галерее на Крымском валу открылась выставка "Илья Репин". Она приурочена к 175-летию со дня рождения великого русского живописца. Выставлены сразу 300 работ художника, собранные из 35 государственных и частных собраний мира. Ничего подобного в обозримой истории не было.

Собранная лишь на время коллекция разрушает советские штампы и показывает Репина куда глубже, сложнее и масштабнее, чем мы привыкли воспринимать его до сих пор. Новый Репин в Новой Третьяковке соразмерен гениям великой русской литературы второй половины XIX – начала ХХ века.

Вся сила и мощь Российской империи рубежа веков и предчувствие большой беды — в "Торжественном заседании Госсовета". Грандиозное полотно. Без него невозможно представить ретроспективу Ильи Репина. Картину, накрученную на специальный вал, перевезли из Русского музея. В Москве вставили в новую раму. "Поселили" в отдельный зал.

Репин говорил, что его картины нужно рассматривать. И рассматривать долго. заседание Госсовета — бесконечно. Тут и размер холста, и масштаб события. А какие детали! Например, головной убор графа Семенова-Тян-Шанского лежит на столе. По протоколу — недопустимо.

"На картине император Николай Второй заканчивает свою речь, и в этот момент начинается раздача памятных медалей. Это два несовместимых события, но ему нужно было, чтобы композиция ожила", — рассказала Татьяна Юденкова, куратор выставки, ученый секретарь Третьяковской галереи.

Картину Репин создавал в сотворчестве с помощниками — художниками Куликовым и Кустодиевым. Они отвечали за правую и левую части. Илья Ефимович писал центральную.

"Вряд ли было создано другое полотно, которое бы так полно, точно, так творчески представило правительство огромной империи в тот критический момент, когда начинался перелом, который привел к событиям 1917 года", — считает директор Третьяковки Зельфира Трегулова.

Спустя каких-то несколько лет в этюде к "Манифестации 17 октября 1905 года" по небу пронесется стая в черных фраках, а в 1918-м Репин напишет картину "Большевики" — красномордый красноармеец вырывает у ребенка хлеб.

Та самая мастерская, где работал, уже одной левой, подвязывая палитру к поясу, когда писать правой рукой запретили врачи. "Пенаты", — причудливо надстроенный домик на берегу Финского залива — усадьбу Репин назвал в честь римских богов. Здесь он поселился в 1900-м и остался навсегда.

Никуда не уезжая из собственного дома, оставаясь всего в полутора часах тихого хода поезда от Петербурга, Репин после революции оказывается отрезанным от России.

Независимая Финляндия. Гражданская война. Голод. А на родине все банковские счета Репина национализированы. Молодая советская республика, впрочем, в пылу увлечения авангардом про художника забыла. Вспомнила, когда на знамена поднимали реализм. Социалистический.

"Сталин написал: разрешаю вернуться Репину. Получалось так, что Репин просил сам о возвращении. Достаточно казуистично все звучало. Репина приглашали., ублажали. обещали присвоить звание народного художника, но в это же время пытались сослать его младшую дочь в Сибирь", — сказала Татьяна Бородина, заведующая музеем-усадьбой "Пенаты".

Уговаривать приезжает целая делегация во главе с любимым учеником Бродским, который обещает Ворошилову через полгода сделать Репина национальным гением. Ворошилов пишет и сам: "Решаясь переехать, вы не только не делаете личной ошибки, но совершаете поистине большое исторически-общественное дело ". Художник не вернулся. Советские газеты написали: болит нога.

Вековая дистанция позволяет взглянуть по-новому и на "Сходку", и на "Арест пропагандиста". "Не ждали" — это же новозаветное возвращение блудного сына. А "Крестный ход в Курской губернии" едва ли, как учили в школе, бичует пороки общества: современники писали, что это Русь во всем величии и будничном безобразии.

"И только сегодня, стоя перед "Крестным ходом в Курской губернии", я, наконец, увидела, что в этот оклад ударяет солнечный луч, который создает какое-то ирреальное божественное свечение. Это надежда на то, что общество, увидев себя в этом зеркале, станет совершенствоваться, станет лучше", — отметила Зельфира Трегулова.

Целая галерея потрясающих портретов. Толстой на пашне. За работой. Босой. Тургенев позировал охотно. Но Виардо наброски не понравились. к недовольству мастера пришлось переделать. Всего за четыре сеанса написал Мусоргского, одинокого, пьющего, умирающего, в халате, перешитом из летнего пальто, композитора Кюи.

"Репин трогает нас эмоционально. В тот момент, когда Репин пишет Пирогова, Склифосовский диагностировал у него онкологию, и он знал, что он через полгода умрет. И взгляд Пирогова, и его огненно-красный галстучек вы воспринимаете совершенно по-другому", — почеркнула куратор выставки Татьяна Юденкова.

Портреты Натальи Нордман — его гражданской жены. Экстравагантная особа — это она, как говорили, "чудила" в усадьбе "Пенаты". Проповедовала женское раскрепощение и вегетарианство, зимой ходила в пальто на подкладке из опилок. Приемным днем объявила среду, всякому приходящему снимать калоши и открывать двери предлагалось самостоятельно.

Прогрессивные взгляды хозяев дома за большой круглый стол усаживали и гостей, и прислугу, и здесь царила самопомощь. Обед, составленный из диких трав, преследовал идею раскрепощения от ига старых идолов. Чистая посуда стояла здесь, грязные тарелки отправлялись в специальные ящики.

"Гости должны были следовать девяти правилам. Мне нравится последнее — подводить под наказание считается добродетелью. Каждый должен был попытаться, чтобы сосед нарушил правила. Штрафом была речь – короткая, но злободневная. Очень был хорош в этом аспекте Корней Чуковский", — рассказала Татьяна Бородина.

Чуковский — любимый сосед и приятель — однажды лишь приехал после революции. Переписывались они до самой смерти Репина, когда художник обратился к евангельским сюжетам, пел на клиросе в местном храме и выходил на берег, чтобы послушать звуки музыки, которые морской ветер приносит из курзала в советском Сестрорецке.

Он родился через 7 лет после смерти Пушкина и на полгода пережил Маяковского. Свой век великий художник завершил самой радостной и яркой картиной — "Гопак" — и говорил, что красота — в правде, а лучшие картины – не написанные.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере