Европейские исламисты: Старый Свет ждет новая реальность

Европейские исламисты: Старый Свет ждет новая реальность

Автор: Дмитрий Киселёв

Недавно президент США Дональд Трамп потребовал от Евросоюза забрать из Сирии своих граждан, которые сражались на стороне варварского халифата, и судить их на родине, ведь они — террористы. И действительно, сейчас несколько тысяч боевиков и их семей окружены отрядами курдского ополчения в районе сирийского населенного пункта Эль-Багуз на восточном берегу реки Евфрат. Бежать им некуда, а курды ведут себя с ними безжалостно — переправляют в Ирак, где их с удовольствием сотнями казнят по скорым приговорам. За участие в ИГИЛ (запрещено в РФ) — казнь. Все просто.

Евросоюз тем временем наблюдает, как казнят его граждан, и благородно ждет, не торопясь принять своих блудных сынов и дочерей обратно. Когда-то легкомысленные политики — кто под выборы, кто подо что-то еще конъюнктурное — пригласили и завезли этих людей или их родителей в Европу, а потом не справились с ответственностью.

И вот сейчас — паралич воли. Ведь выращенных террористов придется теперь судить и карать самостоятельно. И тогда можно попасть под перекрестный огонь. Жесткий приговор может спровоцировать теракт со стороны радикальных мусульман, мягкий — месть мусульманам со стороны своих ультраправых по типу теракта в Новой Зеландии.

Автор: Анастасия Попова

В том, что приговор за теракт в Еврейском музее будет суровым, не сомневались даже адвокаты Мехди Немуша. На процессе были родственники погибших, они ждали от него раскаяния, но не случилось. Сообщник назвал его монстром, прокурор добавил: окажись он на свободе, будет снова убивать.

Он родился в семье выходцев из Алжира в самом бедном пригороде всей Франции Рубэ, где почти половина жителей — за чертой бедности. Отец неизвестен, от матери его забрали в три месяца, потом он поменял три приемных семьи и в 17 лет оказался у бабушки.

Он грабил, участвовал в разбойных нападениях, воровал, потом сидел. В тюрьме, по словам прокурора, стал ультрарадикальным исламистом и в 2013-м примкнул к ИГИЛ.

Его считают первым джихадистом с европейским паспортом, который вернулся из Сирии. За расстрел в Еврейском музее ему дали пожизненный срок. После оглашения приговора Мехди Немуш улыбнулся и сказал, что жизнь продолжается, хотя и за решеткой.

И ведь действительно, он попадет в родную стихию — европейские тюрьмы уже называют школой джихада: чаще и успешнее всего именно в застенках людям "промывают" мозги и превращают в радикалов.

Исламисты активно работают и во большинстве пригородов с европейцами, кто родился в семьях иммигрантов. Всего за полгода Салих бен Али из спортсмена и отличника превратили в солдата халифата, и тот сбежал в ИГИЛ.

"Когда ты уже наделал глупостей, продавал наркотики, сидел в тюрьме и потом решил стать мусульманином, ты не настоящий. Именно такие европейцы и опасны, они врываются в религию с ненавистью, потому что у них трудное прошлое. Если они готовы убивать невинных там, они могут сделать это и здесь", — считает мать Салиха бен Али.

В Сирии от халифата уже почти ничего не осталось. Джихадисты еще сопротивляются у города Багуз, но многие сдаются в плен. А дальше — суд в Ираке и смертная казнь. По гуманитарному коридору выходят жены джихадистов, все в черном, как и полагается по шариату, ведут себя агрессивно.

Среди них большое число иностранок. География — весь мир: Северная Америка, Африка, Европа, Азия и Австралия. Они добровольно бежали от западных ценностей и примкнули к ИГИЛ. Теперь оказавшись в лагере и уже имея по несколько детей на руках, вдруг вспомнили про свои права. "Они не могут нас оставить в такой ситуации, я — настоящая немка, у меня до сих пор с собой немецкий паспорт", — сказала одна из жен. "К нам тут относятся, будто мы хуже животных. Но в конце концов мы — люди, у нас есть права! Я хочу вернуться назад в свою страну, я гражданка Австралии", — призналась другая.

"Это большая трагедия тех, кто присоединился к террористам, которые, по сути, воюют против Австралии. Они взяли детей в зону войны, и теперь они должны нести ответственность за свои решения. Я не будут подвергать риску ни одного австралийца, пытаясь вытащить этих людей из их ситуации", — заявил, в свою очередь, премьер министр Австралии.

Вместе с Австралией Германия, Швейцария и США не хотят забирать их обратно. Великобритания лишила их подданства. Франция предложила судить женщин на месте или в Ираке, при этом забрала из лагеря пятерых детей-сирот, рожденных от француженок. Бельгия пока в раздумьях.

"Вы не можете забрать детей и оставить женщин там, тогда вы лишаете их родителей, это неправильно. Но в тот же время их родители радикально настроены. Что бы они сейчас ни говорили, как они сожалеют, как они ничего такого не делали и прочее, я не верю в дерадикализацию. Если вы прожили на территории ИГИЛ около пяти лет, то не думаю, что вы когда-нибудь сможете вернуться к нормальной жизни", — сказал историк-арабист Петр Ван Остайен.

Но власти Голландии и Ирландии готовы рискнуть и доставить такие семьи домой. Впрочем, угроза исходит не только от них. В следующем году, по данным спецслужб, на волю в одной только Франции выйдут около двух тысяч исламистов, отсидевших свой срок за связи с террористами. Следить круглосуточно за всеми не получится — на каждого в таком случае нужно выделить от 20 до 30 полицейских.

Политические заигрывания с таким активным меньшинством бесполезны — они не признают ни выборов, ни демократию, но готовы месить за халифат. Программ для их интеграции толком нет, так что Европа в ближайшие годы рискует оказаться в новой, непонятной для себя реальности.

Сегодня