Киселёв рассказал о призыве Путина выдавливать из себя Сталина

Киселёв рассказал о призыве Путина выдавливать из себя Сталина

19 марта президент России Путин выступал на расширенной коллегии прокуратуры. Понятно, что глава государства призывал строго следить за соблюдением закона в стране, но при этом был и куда более широкий посыл, обращенный к прокурорам, — выдавливать из себя Сталина. Конечно, Путин говорил другими словами, но смысл был именно таким. Как Чехов призывал выдавливать из себя по капле раба, так Путин призывал выдавливать из себя маленького Сталина.

Не того большого, который модернизировал промышленность, с именем которого связана победа над гитлеровским фашизмом и создание ядерного щита Родины, за что мы не можем не быть благодарны Сталину до сих пор, а того маленького Сталина, который сидит в нас и по сей день, того, кто считал человека пылью и прямо по-садистски лишал людей свободы.

В нас эта традиция репрессий, надо признать, все еще теплится. И, если угодно, репрессивное мышление — часть нашей культуры, которая чудесным образом все воспроизводится в недрах нашего госаппарата. Путин прямо тащит все общество и всю систему из этого болота, а мы – нет. Не каждый, конечно, но как сложившаяся культурная конструкция мы пассивно сопротивляемся. А Путин все тащит. И просит: меньше сажайте людей в неволю. А мы все сажаем. Прямо сладострастно. Достоевский, наверное, такое бы слово сюда подобрал.

"Вновь повторю, должны строго соблюдаться требования уголовно-процессуального законодательства о разумных сроках уголовного судопроизводства. А избрание такой меры пресечения, как содержание под стражей, — соответствовать тяжести предъявляемого обвинения, а не просто делать это для создания условий, как полагают некоторые работники следствия, для более качественного, как им кажется, расследования", — заявил президент, выступая в Генпрокуратуре.

Если расшифровать, то это значит, что на практике нестрого соблюдается законодательство о разумных сроках уголовного судопроизводства, то есть, если по-простому, людей держат за решеткой дольше, чем нужно. А в неволю отправляют не всегда оправданно. А коли совсем прямо, сажать надо еще реже, а держать в СИЗО — меньше. Практика пока другая.

Народный пример — Кокорин и Мамаев. Дерзкий вызов обществу. Хулиганство в особо циничной форме. Никому не позволено ни с того ни с сего в ресторане дубасить соседей по столику стулом. Безусловно заслуживают наказания. Но сидят в следственном изоляторе вот уже полгода.

Вопрос первый: неужели пьяные похождения двух футболистов за один вечер столь трудно распутать? Многое есть на видео. Все свидетели и потерпевшие понятны. Никаких хитроумных схем.

Вопрос второй: неужели парней нужно держать все это время за решеткой? Такая пауза в тренировках на поле для профессионального спортсмена просто губительна, грозит потерей формы и сломом вообще судьбы. Содержание в следственном изоляторе — самая жесткая мера пресечения из всех. Есть ведь еще такие, как домашний арест, залог, личное поручительство или подписка о невыезде. Прямо за решетку надо было? Держать полгода там и еще неизвестно сколько? Сломать судьбу еще до приговора? Как это вообще соразмерно содеянному?

И вопрос третий: всегда ли и всех обязательно сажать, скажем, за хулиганство? Если этих двух долларовых миллионеров "гибко" оштрафовать в итоге, скажем, на миллионы долларов каждого? Из этой суммы половину — государству, половину — в качестве компенсации пострадавшим. Не окажется ли это более действенной мерой воспитания и профилактики? И спортивная карьера не пострадает. Или зачем об этом думать, если человек — пыль? Или у нас все же не так? Хочется сказать, что нет, но людей-то неоправданно "содют", если по-папановски. Иначе бы Путин об этом прокурорам не говорил.

Но не просто сказал сейчас, а говорит с самого начала своего еще первого президентского срока. Вот, например, 2001 год. "За незначительные преступления, конечно же, могут назначаться меры наказания, не связанные с лишением свободы", — отметил Путин. И вот спустя несколько месяцев. 2002 год: "Считаю, что применение наказаний, не связанных с лишением свободы, — там, где, конечно, это обосновано".

Путин опять говорит, что сажать надо меньше. Но даже если решили не сажать, то человека могут у нас "закошмарить" из-за ерунды. Все помнят, как директора сельской школы в Пермском крае Александра Поносова в 2006 году обвинили в использовании контрафактных программ в компьютерном классе. По требованию районной прокуратуры сначала были изъяты системные блоки, чем заморозили учебный процесс прямо в канун сентября.

В ноябре директору Поносову предъявили обвинение и отправили под суд. На суде он пояснил, что компьютеры школой приобретались — с уже предустановленной пиратской версией программ Microsoft. В феврале следующего года суд закрыл дело по незначительности причиненного ущерба, но обвинение не снял и Поносова не оправдал.

В поисках справедливости Поносов дошел До Верховного суда и даже до Европейского, подав жалобу и в Страсбург. И лишь в сентябре 2009-го, то есть спустя три года, дело было завершено. Директор школы был полностью оправдан, получил компенсацию моральных издержек в сумме 250 тысяч рублей, а еще спустя 2 месяца прокурор Верещагинского района, младший советник юстиции Катаев от имени государства официально принес письменные извинения за причиненный вред.

Мучительно. И справедливость, казалось бы, восторжествовала. Но ситуация была бы юридически чистой, если бы не одна малость. Путин прокомментировал дело школьного директора в 2007 году: "И в этом случае, конечно, нельзя подходить формально. Ведь если это добросовестный приобретатель (в праве есть такое понятие), то "хватать и не пущать" — это самое простое дело, а разобраться по существу всегда сложнее. Но вот так взять и хватать человека за то, что он купил компьютер какой-то, и угрожать ему тюрьмой, — это чушь собачья".

Вот что, собственно, переломило ход дела в судах. И с тех пор понадобилось почти два года, чтобы младший советник юстиции Катаев официально от имени государства извинился к тому времени перед уже бывшим директором школы за причиненный ущерб, — в ходе тяжбы Поносов был вынужден уволиться с прежней работы.

Кремль тем временем продолжал по капле выдавливать из системы маленького Сталина. В 2008-м президент Медведев потребовал от правоохранительных органов "перестать кошмарить бизнес". Но сигнал не проходит.

Пожалуй, самый вопиющий пример — Юрий Осипенко — предприниматель из Новочеркасска, который одним из первых в стране организовал производство мощных светодиодов. По рейдерской схеме он оказался в СИЗО, где провел в ожидании суда более 7 лет, дольше, чем кто-либо в России.

Держался крепко, но за это время его бизнес ушел в другие руки. В итоге Юрия Осипенко все же осудили — за участие в некоей финансовой пирамиде, к которой он не имел никакого отношения, — и отправили в заключение на зону. Отсидел в общей сложности 8 с лишним лет. Сейчас ищет правды в Верховном суде России.

В итоге сейчас есть шанс победить и отстоять хотя бы свое доброе имя, но лишь после того, как к делу на стороне Осипенко подключились Борис Титов — омбудсмен президента по делам предпринимательства, Михаил Федотов — советник президента и глава Совета по правам человека — и Татьяна Москалькова — омбудсмен по правам человека.

Сам Путин тем временем продолжал убеждать правоохранителей меньше сажать, по капле выдавливая из нас маленького Сталина. Послание 2015 года. "В ходе следствия по экономическим составам помещение под стражу нужно использовать как крайнюю меру, а применять залог, подписку о невыезде, домашний арест", — подчеркнул глава государства.

И вот уже 2016 год. Путин последователен и неутомим. Его явно не устраивает практика неоправданного лишения людей свободы. Подвижки есть. Но идут медленнее, чем хотелось бы. Недавно мы приводили статистику сидящих у нас в тюрьмах, на зонах и в СИЗО. За десять лет число "тюремного населения" у нас снизилось по году на 330 тысяч человек. Но Путина не устраивают и эти цифры.. ведь законы позволяют действовать по отношению к людям еще бережнее, да наша родная репрессивная культура внутри нас — маленький Сталин — не дает. Культура, нравы не меняются быстро. И Путин продолжает напоминать.

"Генеральной прокуратуре вместе с другими структурами, прежде всего Верховным судом, Следственным комитетом, МВД России, необходимо провести тщательный анализ ситуации в сфере уголовного преследования предпринимателей за преступления экономической направленности, выработать единое понимание при принятии решений о возбуждении уголовных дел, применении мер пресечения. Нужно исключить здесь возможности для любых злоупотреблений. Добавлю, это касается не только бизнесменов, но и всех граждан России", — заявил президент.

Не только бизнесменов, а и всех граждан России. Бережнее, настаивает Путин. И вновь возвращается к той же теме год спустя, в августе 2017-го. Он — за свободу и то, чтобы меньше держать под арестом и не просить суд продлить арест без убедительных на то доказательств. "Часто при обращении в суд за продлением представители следствия не предъявляют убедительных доказательств того, что следствие вообще ведется", — отметил президент. Сказано в 2017 году 3 августа. 23 августа суд отправляет под домашний арест режиссера Кирилла Серебренникова.

Сидит там вот уже более полутора лет. Суд идет, и неизвестно, когда закончится. В феврале назначена новая экспертиза по делу. Серебрянникова и компанию обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере — хищении бюджетных средств на сумму более 130 миллионов рублей.

Дело запутанное. Адвокаты у режиссера сильные. Процесс затягивается. Зачем при этом держать человека под домашним арестом, непонятно. Мог бы легко выйти под залог или подписку и работать — ставить свои спектакли. Не могу сказать, что я фанат творчества Кирилла Серебренникова, но мы же сейчас не об этом — мы о маленьком Сталине внутри нас.

Если виновен, то получи свое. Но нам нужно, чтобы футболисты Кокорин и Мамаев, их родственники и фанаты, чтобы семья предпринимателя Юрия Осипенко, а за ними и российский бизнес, и уважаемые иностранные инвесторы, а также близкие и поклонники режиссера Кирилла Серебрянникова, чтобы ученики школы, где директором был Поносов, и чтобы еще многие и многие тысячи россиян, имена которых не на слуху, все они пребывали в недоумении и обиде, ожесточались против системы власти, в которой где-то внутри невидимо и тихо "подруливет" маленький Сталин и нашептывает: сажайте больше? Нам всем это действительно нужно? Ведь нет же!

При том что сам Путин — против. И понимает всю опасность репрессивной культуры для России. Президент страны еще раз подтвердил свою позицию в Послании Федеральному Собранию, что прозвучало недавно. И еще раз повторил в Генпрокуратуре. Россия не может себе позволить неблагоприятный предпринимательский и правовой климат внутри хотя бы потому, что вокруг нас среда столь химически агрессивна. Но если вовне России не все зависит от нас, то уж в своем Отечестве мы сами творим свое счастье.

"Содействие улучшению делового климата — для нас это крайне необходимо, потому что те ограничения, с которыми мы сталкиваемся вовне, мы должны компенсировать улучшением качества нашей работы внутри. Это вполне можно сделать, все в наших силах", — уверен президент.

Деловой климат — это не только более теплое и бережное отношение непосредственно к бизнесу. Деловой климат — это всегда лишь часть большего – правового, культурного климата страны. Так что продолжаем по капле выжимать из себя маленького Сталина.

Сегодня