Тема:

Ситуация на Украине 2 часа назад

Слабые места Порошенко сильнее любых обещаний

Слабые места Порошенко сильнее любых обещаний

Машина фальсификации итогов предстоящего голосования на Украине запущена на полный ход. В добавление ко всему в войсковой части за номером А1906 в структуре Главного управления разведки Министерства обороны Украины налажен выпуск дубликатов бюллетеней для голосования и отправка их диппочтой в посольства за рубежом, где открыты избирательные участки. Цель — заменить оригинальные бланки голосования на поддельные — с отметками в пользу Порошенко. Их-то и предоставят потом в ЦИК Украины.

Таким образом олигарх-президент Порошенко, отдав преступный приказ главе военной разведки генерал-полковнику Василю Бурбе, "замазывает" своими грязными технологиями даже офицеров, у которых по роду службы совершенно другие задачи.

Тем временем на внешних фронтах у Украины — провал за провалом. Отношения напряженные даже с ближайшими соседями на Западе.

Она не знает, когда родилась и сколько ей точно лет. Отсчет своей жизни Янина Калиновская ведет с 11 июля 1943 года. Бандеровцы пришли ночью. Внезапно ворвались в хату и стали громко кричать на незнакомом ей украинском языке.

"Мать одела меня и братика, сказали выйти из дому. Начали стрелять. Это большое счастье, что стреляли, а не топором, не вилами, как бандеровцы обычно это делали. В какой-то момент я потеряла сознание", — вспоминает Янина Калиновская, председатель Общества увековечивания памяти поляков, погибших на Волыни.

Ее приняли за мертвую — добивать не стали. Уходя, подожгли избу. Янина очнулась сиротой: мама, папа, двухлетний брат лежали неподвижно. Семья расстреляна, палачи растворились в огненном зареве.

"Я подошла к маме, начала ее тянуть, просить, чтобы пошла со мной. Но она не двигалась. Ее открытые глаза я по сей день помню", — говорит женщина.

Ужас той июльской ночи она никак не может забыть. В мемориальной ротонде создала музей памяти — обессмертила историю. Вдоль стен вереницей тянется расстрельный список — замучены украинскими националистами УПА (запрещено в РФ).

На Украине эти события трактуют как "волынскую трагедию", в Польше называют "волынской резней". В отношениях двух стран сегодня много сложностей. Спорят на тему истории, развязали войну памятников.

Крест в городе Замость установили в прошлом году. Из-за политкорректности власти не нашли места в центре города. Но с формулировкой на гранитной доске спорить не стали. Здесь написано: "Жертвам Волыни, с особой жестокостью убитыми только за то, что были поляками". Они не могут простить Украине геноцид.

Со звериной жестокостью бандиты "зачищали" Волынь от поляков. Поляки не сопротивлялись — у них даже оружия не было. Их расстреливали, избивали дубинами, рубили топорами, вспарывали животы. Уничтожали и тех, кто жил в одних селах с украинцами.

"Ведь всю жизнь жили вместе, веселились вместе, праздники отмечали. Многие поляки, даже если слышали про резню, не убегали, они украинцам доверяли. Мой дед спрашивал: "Зачем мне убегать, ведь я никого не обидел". Хотя бы их выгнали, а тут пришли и зарезали", — сказал Барбара Магдзяк, дочь Альфреды Магдзяк.

Ее мать Альфреда Магдзяк 75 лет живет с этими воспоминаниями. Ей каждую ночь снится один и тот же сон: в ночной рубашке убегает от бандеровца, который стреляет ей в спину. Но в ночь расправы она никуда не бежала — покорно шла на расстрел с отцом и двумя сестрами.

"Отец спрашивает: "Вы что от нас хотите? Мы никому ничего плохого не сделали". А украинец отвечает: "Это из-за того только, что ты — поляк. Мы всех поляков убиваем". Забрали их во двор. И ладно бы застрелили, а они издевались, долго мучали", — вспоминает Альфреда.

Когда каратель вел их огородами к месту казни, она успела спрятаться в канаву — ночь была на дворе. Все происходило в нескольких метрах от нее. Даже сквозь ночную мглу видела, как сестер прокалывали вилами. Добили выстрелами из карабина.

Польские патриотические струны — на пределе. Украина до сих не извинилась за резню в Волыни. А радикальный национализм стал основой государства. Бандера там — герой, ему ставят памятники. В Польше пропаганда бандеровской идеологии уголовно наказуема.

"Некоторые украинские политики уже четко высказались: Украина с Бандерой в Европу не войдет. И я это поддерживаю. Если украинцы не сойдут с дороги преступного национализма, то нечего им искать в Польше партнера", — заявил экс-премьер-министр Польши Лешек Миллер.

Но сворачивать с этой дороги уже поздно. Радикалы президенту больше не подчиняются — он их сам боится. Теперь в каждом городе, куда приезжает гарант, столкновения националистов с полицией гарантированы.

Потасовка националистов в Ивано-Франковске — ждут Порошенко. Против ультраправых у Порошенко ни силы, ни воли. Он теперь вынужден оправдываться. В Европе все чаще звучат резкие заявления: с такой политикой Украину никогда не примут в ЕС. Так и будут топтаться на коврике перед наглухо закрытой дверью.

"Мы широко открыли двери для Европы. Мы как никогда приблизились к полноправному членству в ЕС и в НАТО", — сказал Петр Порошенко. Он повторяет это как предвыборную мантру, заставляет украинцев в это поверить.

Но даже Венгрия, которая всегда поддерживала Украину, от Незалежной отворачивается: если у Польши неразрешенный исторический вопрос, то у венгров — национальный.

"В настоящее время со своими соседями Украина испортила отношения, и в этом плане загнала себя в какой-то степени еще в политическую изоляцию. Порошенко не отвечает за свои слова. Венгрия будет блокировать как переговоры с НАТО, так и вступление Украины в Евросоюз", — подчеркнул политолог Арпад Цапович.

Между ними Закарпатье — как камень преткновения. Сначала Рада принимает закон об образовании, то есть все национальные школы могут быть закрыты, теперь — закон о языке. 150 тысяч закарпатских венгров должны срочно перейти на украинский.

"Законотворцы, которые наверху, больше бы думали головой! Голова для того, чтобы думать, а не разжигать вражду. И делать из закарпатских венгров каких-то монстров, которые не хотят жить на Украине. Они хотят! Мы тут родились! Это наша земля", — отметил Януш Мищко, директор краеведческого музея Ужгорода.

Будапешт своих не бросает. Строят в Закарпатье школы и больницы, доплачивают врачам, учителям и выдают пенсии. Порошенко там не уважают: его рейтинг — 6% — пожалуй, самый низкий среди всех регионов. Он пытался с венграми договориться. Но ситуация с обеих сторон настолько накалена, что найти компромисс непросто.

Порошенко ругается с соседями, но от бизнеса не отказывается. У него и в Венгрии — все в шоколаде. Конфетная фабрика в Будапеште тоже принадлежит ему. Формально президент Украины не может заниматься бизнесом. Он передал свою империю в управление швейцарской компании и теперь спокойно получает дивиденды. Не так давно ему на счет "капнуло" полмиллиарда гривен.

Сегодня всем понятно: этот закон направлен против русского. Остальные языки попали под раздачу. Это еще один вызов соседям Украины. Но в Верховной Раде согласия по этому вопросу нет. Проект решили доработать и внести 2000 поправок.

"Не надо давить их языки. Не надо давить русский. Но, конечно же, мы живем в эволюционный момент украинского языка. Все переходят на украинский язык с большим удовольствием", — отметил кандидат в президенты Украины Владимир Зеленский.

Тимошенко в парламенте теперь редко появляется. У нее собрания, встречи, интервью. К ней на митинги теперь тоже присылают радикалов. Она грешит на действующего президента.

Эта предвыборная кампания насыщена взаимными обвинениями: от подкупа избирателей до прослушки телефонов. Порошенко идет на все. Он даже политическое дело журналиста Кирилла Вышинского оставил в своей колоде как запасной козырь.

Так выглядит свобода слова по-украински. Почти год в СИЗО по надуманному обвинению в госизмене. Адвокаты добиваются, чтобы суд признал задержание журналиста незаконным. На заседании присутствует и уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова — она специально прилетела из Москвы.

"Очень важный вопрос, который был задан журналистами во время перерыва Кириллу: как вы смотрите на ваш обмен? Он ответил, что не об обмене надо думать, а о справедливости", — рассказала Москалькова.

Быть журналистом на Украине опасно. Если, конечно, журналист не ручной. У Порошенко- свой канал. В дебатах он не участвует — только в ток-шоу. Но даже согласованные с ним вопросы иногда оставляет без ответа.

Оценку Порошенко за его президентский срок через неделю поставит народ. За всю предвыборную кампанию он ни разу не вырвался в лидеры. Видимо, его слабые места сильнее любых обещаний.

Сегодня

Бердымухамедов жив

Бердымухамедов жив

44 минуты назад