Тема:

Дело Арашуковых 16 часов назад

Нет халяльного меню и цифрового ТВ: Арашуковы пожаловались на жизнь в СИЗО

"Вносил бы совсем другие законы, если бы раньше знал, как устроена жизнь в следственных изоляторах", — так Александр Ионов из Общественной наблюдательной комиссии прокомментировал итоги встречи с арестованным сенатором от Карачаево-Черкесии Рауфом Арашуковым в столичном СИЗО "Лефортово".

Выяснилось, что у парламентария, который обвиняется в совершении нескольких тяжких и особо тяжких преступлений, накопилось немало претензий. Не в последнюю очередь из-за питания — в тюремном ларьке не продаются халяльные продукты для мусульман. Тут, правда, есть нюанс: известно, что в чрезвычайных ситуациях ислам допускает серьезные послабления в выборе пищи, а нынешняя ситуация именно на чрезвычайную и тянет. К тому же непонятно, что мешает законодателю заказывать еду из лучших ресторанов Москвы, денег-то хватает.

Как бы то ни было, свои причины для недовольства есть и у отца Рауля Арашукова. Мол, так называемый "газовый король Кавказа" привык быть человеком информированным и осведомленным, однако теперь он лишен возможности следить за новостями.

Жалуются оба — и отец, и сын — но претензии разные. У Арашукова-младшего — что не разрешено передавать заключенным рыбу, и в меню нет халяльных продуктов.

"Он это еще аргументировал тем, что там содержатся еще люди, в том числе выходцы из Средней Азии, у которых нет денег на счете, и которые не в состоянии приобрести себе это питание. Сам-то он имеет возможность заказать продукты питания, которые отвечают религиозным канонам", — рассказывает Александр Ионов, заместитель председателя ОНК города Москвы.

Рыбу в СИЗО нельзя передавать по санитарным нормам, чтобы не отравился никто, если испорчена — просто представьте кишечную инфекцию изоляторе. А вот халяльное питание в российских СИЗО законом, действительно, не предусмотрено, об этом не раз говорили правозащитники.

"Существующая нормативная база по условиям питания лиц, содержащихся в СИЗО, не предусматривает возможности определения рациона питания, исходя из религиозных взглядов лица, которое находится в условиях следственного изолятора", — объясняет адвокат Олег Цуканов.

Бывшего министра Михаила Абызова лефортовское меню устраивает, у него другая претензия.

"До Абызова не доходят письма от родственников, он не понимает, как проходит цензурирование этих писем. Но, как нас уверили в администрации, были праздники, цензор был в отпуске, и идет очень большой поток корреспонденции", — рассказывает Александр Ионов, заместитель председателя ОНК города Москвы.

Звучат жалобы обоснованно. Другое дело, как они выглядят на фоне предъявленных Арашуковым и Абызову обвинений в похищении миллиардов.

"С деньгами, которые эти ребята увели, начиная от Абызова и заканчивая деятелями из Карачаево-Черкесии, они могли бы обеспечить и халяльной, и кошерной пищей всех находящихся под стражей, например, в Москве. Просто приходит передача, ее проверяют", — считает журналист Олег Лурье.

Так многие в лефортовском СИЗО делают — в холодильниках лежат деликатесы, говорят во ФСИН.

Арашуков-старший жалуется, что телевизор в камере старый, после перехода Москвы на цифровое вещание не принимает сигнал, а приставки, которая его обеспечит, в СИЗО нет.

"Он гражданин. Он не поражен пока в правах. И он, по большому счету, имеет право задавать любые вопросы, а мы должны разобраться в каждом его вопросе. Даже если эта претензия нам кажется какой-то надуманной или какой-то немножко странноватой. Мы обязаны все равно отреагировать", — объясняет замдиректора ФСИН Валерий Максименко.

ФСИН проведет разбирательство. В СМИ шумиха вокруг жалоб Арашуковых и Абызова поднялась большая.

"Зачем это заявление понадобилось? Ну, наверное, привлечение к себе внимания — что мы тут страдаем, тот же Абызов и все прочие. Очень мы тут страдаем — нам тут плохо, тяжело. Но встречный вопрос: ведь не просто ж так там эти ребята? Видно, какие-то действия совершили", — говорит журналист Олег Лурьев.

Жалобы высокопоставленных арестантов не выходят за рамки закона. Насчет халяля, например, вообще вопрос серьезный. Вот только Арашукову ли его озвучивать?

Сегодня