Центристы потеряли в Европарламенте лидирующие позиции

Центристы потеряли в Европарламенте лидирующие позиции

Евросоюз подводит итоги четырехдневных выборов в Европарламент — законодательный орган, представляющий интересы больше 500 миллионов человек. Впервые за 40 лет традиционные партии потеряли решающее большинство, а несистемные — националисты и евроскептики — укрепили позиции. Британцы голосовали за партию Brexit, каталонцы — за опального лидера Пучдемона, а латвийцы — за отправленного в отставку мэра Риги Ушакова. Ну, а в Австрии правительству победителя — канцлера Курца — несколько часов назад вынес вотум недоверия национальный парламент.

Понятия "мейнстрим" и "маргиналы" в Европе потеряли смысл. За прошедшие четыре дня избиратели 28 стран продемонстрировав небывалую активность — явка составила свыше 50%, перетряхнули ландшафт, стоявший в неизменном виде последние 40 лет — землетрясение, предсказанное ультраправыми, состоялось.

Политический центр лежит в руинах — Европейская народная партия, объединяющая консерваторов, и блок европейских социал-демократов, больше не контролируют Европарламент. Самые серьезные неприятности случились у них в верхней части списка — в четырех странах, которые направляют в Европарламент наибольшее количество депутатов, производное от численности населения: в Германии, Франции, Великобритании и Италии.

Именно итальянские национал-патриоты, выступающие против Брюсселя, миграции и антироссийских санкций, стали главными триумфаторами этих выборов — 35%. Сказать, что ультраправая "Лига" вице-премьера Сальвини, улучшила свой результат — не сказать ничего: было 5 мандатов — будет 28.

"Я буду пытаться доказать своей работой и поступками, что верю в лучшее будущее, чем то, что для нас приготовили европейские бюрократы", — заявил Маттео Сальвини, лидер партии "Лига Севера", министр внутренних дел Италии.

Его союзник по действующему правительству — "Движение пяти звезд" — набрало 17% голосов, по предварительным результатам. Тем не менее оно точно принесет больше 10 депутатских мест в общую копилку евроскептиков. Ожидается, что их французские единомышленники направят в Брюссель не менее 20 человек.

Во Франции европейские выборы превратились в дуэль между правящей "Вперед, республика!" Эммануэля Макрона и главной оппозиционной силой — "Национальным объединением" Марин Ле Пен. Своеобразный референдум с переходом на личности — попытка понять, хотят ли французы евроинтеграции или наоборот, дистанцироваться от ЕС.

Французы выбрали второе. У Марин Ле Пен больше 23% голосов. По сути она взяла реванш за поражение от Макрона во втором туре президентских выборов два года назад. Она хорошо подготовилась — партию переименовала, открестилась от наследия отца и привлекла молодежь. Ее список возглавил вчерашний студент, 23-летний Жордан Бардела.

"Французский народ этим вечером четко наказал и преподал унизительный урок президенту республики, который решил задействовать всю полноту власти в этой кампании. Президент превратил эти выборы в плебисцит. Он сам и его политика были отвергнуты", — заявил Бардела.

"Президент должен сделать выводы после того, как он поставил на кон свою репутацию на этих выборах, когда превратил их в референдум о своей политике и собственной персоне. У него нет иного выхода, как распустить Национальную ассамблею и уступить более демократичной избирательной системе, чтобы лучше представить большинство политического мнения этой страны", — подчеркнула Марин Ле Пен.

Она обратилась к истории. В мае 1968-го Шарль де Голь в ответ на студенческие протесты объявил о "великой французской реформе ХХ века". Его законопроект на референдуме провалился, и он тут же подал в отставку.

Но то де Голль, а тут Макрон. О результатах европейского голосования он так и не смог ничего сказать, за него это пыталась сделать пресс-секретарь.

"Мы уступили "Национальному объединению" Ле Пен, но у них не такие уж высокие цифры. – Но я спрашиваю не о низ, а о вас, о партии "Вперед, республика!" – Мы не победили, но учитывая, что мы новое объединение, что страну лихорадило от социального кризиса, мы справили и поэтому, молодцы", — заявила она.

Премьер Эдуард Филип признал итоги унизительными, это слово в заголовки вынесли и зарубежные СМИ.

Французское правительство обещало усвоить урок, с оговоркой, что менять экономический курс, распускать парламент или отправлять кого бы то ни было в отставку Макрон не собирается. Ле Пен начала подготовку к новой схватке. Через год во Франции — муниципальные выборы.

Макрон может утешать себя тем, что фракция либерал-демократов, к которым в Европарламенте собирается примкнуть его партия, также улучшила свой результат — с 68 до 107 мандатов.

На левом фланге в числе безусловных победителей — партия Зеленых. Представительство экологов расширится с 52 до 71 депутата, и в их рядах в Европарламент вернется и лидер "Русского союза Латвии" Татьяна Жданок.

Бывший мэр Риги Нил Ушаков, к разочарованию тех, кто спровоцировал его уход, также продолжит политическую карьеру в Брюсселе, хотя в целом европейские социал-демократы потеряли многих: их было 191 останется 150.

Крайне левые силы, по предварительным результатам, вышли из электоральной мясорубки практически без потерь, но, как минимум, один правительственный кризис, связанный с их провальным выступлением, есть. По итогам европейских, региональных и муниципальных выборов в Греции премьер Ципрас объявил об отставке. Правящая партия "Сириза" умудрилась проиграть их все разом.

В Австрии скоро также будет техническое правительство — до досрочных выборов. Австрийский парламент сегодня вынес вотум недоверия канцлеру Себастьяну Курцу, который на прошлой неделе разорвал коалицию с ультраправой "Свободой", и выгнал из правительства ее министров, в связи со скандалом вокруг их партийного лидера, бывшего вице-канцлера Штрахе.

Два года назад на Ибице Штрахе имел неосторожность под прицелом скрытых камер договариваться о предвыборном финансировании своей партии с якобы русской миллионершей.

Тот факт, что теперь уже точно — это была ловушка, ничего не меняет, и единственное, что могла сделать "Свобода" — это отомстить вчерашнему союзнику, опираясь на поддержку социал-демократов. И тем, и другим это еще может выйти боком, потому что вотум недоверия премьеру вынесен через несколько часов после триумфа его партии на выборах в Европарламент — австрийских консерваторов Курца поддержали 35,5% процентов избирателей.

Исторически лучшие цифры. А сами ультраправые при этом, как минимум одно место потеряли — взяли только три мандата. Более чем скромные цифры на фоне того унижения, которое британские евроскептики учинили над старейшим парламентом Европы.

В Великобритании опять победил "Brexit". На этот раз так называется партия, которая появилась здесь всего два месяца назад. У неё даже нет ни программы, ни манифеста, один только призыв — на выход из Евросоюза. И тем не менее, эта партия собрала здесь 32% голосов избирателей, для сравнения у правящих консерваторов всего 9%, у оппозиционных лейбористов 14%.

Лидер победившей партии Найджел Фарадж уже потребовал себе место за столом переговоров с Евросоюзом.

"Я хочу радикально изменить форму британской политики. Устаревшая система голосования, абсурдная палата лордов – всё это нужно вычистить и начать заново", — заявил он.

Правящие консерваторы в растерянности. Во главе партии "хромая утка" Тереза Мэй, 7 июня она покидает пост лидера. За её кресло уже началась ожесточенная борьба. Один из ключевых кандидатов — бывший министр иностранных дел Борис Джонсон, обещает Brexit любой ценой, неважно, будет или нет соглашение с ЕС. Джонсон первым отреагировал на поражение своей партии на европейских выборах.

"Вывод из итогов выборов в Европарламент очевиден – если продолжим в том же духе, останемся ни с чем", — считает он.

Возмущённые сторонники "Brexit" критикуют ведущих Би-би-си за то, что они крайне скупо сообщали об успехах партии Фараджа. Зато дали слово бывшему помощнику премьер-министра Тони Блэра Алистеру Кэмпбеллу, который совершенно бездоказательно обвинил победителей в том, что они, якобы, существуют на деньги из России. Не спросив Кэмпбелла, чем он может подтвердить свои слова.

"Вы провели прекрасную кампанию, отлично поработали в социальных сетях, провели массу полезных мероприятий, получили все необходимые российские рубли. Всё было отлично, снимаю перед вами шляпу – очень хорошая кампания", — заявил в эфире своему сопернику Кэмпбелл.

В партии Фараджа, кроме него самого, нет никаких серьезных политических фигур. Но то, что избиратели готовы голосовать за эту сборную солянку, говорит об их отношении к действующим парламенту и правительству, которые фактически замотали результаты референдума о Brexit.

Многие здесь пытались представить это голосование как своего рода тест для возможного повторного референдума о выходе из Евросоюза. Трудно оценить результат, потому что в основных партиях есть как сторонники, так и противники Brexit. Но местному истеблишменту послан явный сигнал — им здесь недовольны.

Бельгийцы тоже недовольны. Гнездо евроскептиков оказалось в цитадели евробюрократов. Националисты из "Нового фламандского альянса" и партии "Фламандский интерес" на двоих набрали 25% голосов — 5 мандатов, которые вливаются в ультраправую коалицию, формирующуюся вокруг партий Ле Пе, Сальвини, Фараджа и немецкой "Альтернативы для Германии", которая получает 10-11 мандатов.

"Я знаю, что вы голосовали за нас не для того, чтобы мы комфортно расположились в Брюсселе, не для того, чтобы мы стали членами их клуба. Мы отправляемся в Брюссель, чтобы восстановить Евросоюз, вернуть ему его главные функции", — заявил Йорг Мойтен, лидер партии "Альтернатива для Германии".

При этом правые очевидно собираются мешать центристскому большинству решать задачи, даже такие простые в прошлом, как согласие по кадровому составу Еврокомиссии.

У Европейской народной партии, куда входит ХДС Меркель, и социал-демократов в общей сложности набирается 326 мест, а для того, чтобы действовать без оглядки на остальной парламент нужно 376.

При формировании парламентской коалиции, которая будет уполномочена выдвинуть кандидатуру на пост председателя Еврокомиссии, им теперь придется сотрудничать либо с либералами, либо с зелеными, либо с европейскими консерваторами и реформистами, куда входит правящая в Польше партия Качиньского.

Любой вариант потребует жертв и уступок, поэтому, например, господин Вебер — кандидат Меркель на высший пост в ЕС, уже не кажется таким безусловным фаворитом.

Впрочем, это один из неприятных эффектов, который прошедшие выборы могут оказать на политическое самочувствие Европы.

Германия опять оказалась на пороге правительственного кризиса. Немецкие социал-демократы потерпели страшное поражение — 15,5%. Не они, а зеленые, сенсационно взявшие 22% — теперь вторая партия Германии. Но это только полбеды: накануне СДПГ потеряла Бремен, где бессменно правила семь десятков лет. Он перешел под контроль партии Меркель. И канцлер вполне может пожалеть об этой победе.

"Первый раз мы стали третьей сильнейшей партией на национальных выборах, сразу после зеленых. Я поздравляю зеленых и говорю им – выше нос, ведь социал-демократы готовы к этому соревнованию", — сказала Андреа Налес, председатель СДПГ.

Вызов для социал-демократов состоит в назревшем решении, к которому руководство партии давно уже подталкивают ее низы: разорвать губительную для партийной репутации коалицию с Меркель. Уйти в оппозицию. Пусть канцлер создает новое правительство, пытается свести воедино интересы финансово-промышленных групп, стоящих за христианскими-демократами, с экологическим радикализмом зеленых. Точнее, не Меркель, а Аннегрет Крамп-Каренбуэр. А Меркель пусть идет в отставку.

В общем, все еще только начинается, есть масса отложенных эффектов от этих выборов, которые дадут о себе знать с течением времени. Действительно, как при землетрясении: самое опасное в нем — автершоки.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере