Развитие Нижегородской области: любовь к работе и поиску новых возможностей

Развитие Нижегородской области: любовь к работе и поиску новых возможностей

Какие точки развития находит у себя Нижегородская область? Откуда такой рост? И что значит для региона Волга?

Вчера — плюс 30, сегодня — плюс 8, восемь, дождь. Под ногами — глина. Как в таких условиях растет и вызревает пшеница, вообще непонятно. При этом нижегородский Минсельхоз уверенно отмечает рост внутреннего рынка. Как? За ответами на все эти вопросы едем по деревням.

От заброшенного поля до успешного предприятия, которое в этом году отправит на рынок, в том числе зарубежный, больше 200 тонн еще недавно дефицитной на северо-востоке страны ранней клубники, — этот путь занял всего пару лет.

С новости о небывалом урожае клубники начинает свой выпуск районное радио. Село Большое Рыбушкино переживает настоящий дефицит земли. Поля и животноводческие угодья — даже на обочинах дорог. Каждый метр — на счету. Фермер Иршат Абдулкхакимов для заготовки кормов оставил только пойму реки и лесополосы. Разводит лошадей.

Абдулхакимовы работают на земле 500 лет, если сложить стаж каждого члена семьи. Почему они все работают в сельском хозяйстве, отвечают скороговоркой: любовь — традиции — кухня.

Есть в семье традиция собираться за большим столом и рассказывать дедушке, кто сколько зерна и мяса вырастил. Дедушке уже под 90. Он любит внуков, а внуки хотят стать, как дедушка, животноводами и агрономами, кормить себя, кормить страну и остаться жить в родном селе.

Халяльные курятину и индюшатину нижегородцы поставляют даже на Ближний Восток. Но все больше акцент делают на глубокой переработке. Запустили промышленное производство домашних пельменей и пирогов.

Большой объем, российское оборудование, плюс натуральные продукты — себестоимость ниже, прибыль выше. За несколько лет контрсанкций площадь цехов выросла почти в два раза.

"Рынок сейчас такой, что он нам не дает оставаться на месте. Надо постоянно двигаться, меняться, развиваться", — отметил Игорь Ерш, директор завода по производству замороженных полуфабрикатов.

Символ аграрных успехов региона — "хозяйство Деда Мороза" — так в шутку называют производство мороженного. Все — от черничного сиропа до муки в вафлях — свое, нижегородское, натуральное. Не работа, а сплошное удовольствие.

"Трудолюбие — это то, на чем мы держимся", — говорит Максим Ларин. Хозяин известного PR-агентства затеял разводить диетических африканских сомов на продажу. Бизнес идет в гору.

"Полезное золото" — так в Нижнем называют продукты местного производства. По качеству городецкому молоку, лысковской рыбе, кстовским помидорам, борскому луку, сергачской клубнике, сормовским конфетам равных в Приволжье мало , а потому и очередь из покупателей — со всей России. В областном центре, в супермаркетах нижегородское сметают мгновенно, к вечеру прилавки пустые.

Оранжевый ценник — значит, тоже нижегородское. Проводим небольшой эксперимент: примерно на 10 тысяч рублей наполняем продуктовую корзину. В тележке только треть, и. похоже, я смогу запастись всем необходимым на месяц для семьи из четырех человек. И еще останется. На сэкономленные позволю себе тортик. Тоже местный, к слову.

Правда, выращивать и производить эти ценнейшие продукты приходится в сложном климате и на малопродуктивных почвах. Условия суровые, так что и люди здесь работают крепкие. Разговор о трудностях старшие попросили прекратить, сказав: "У нас старинные земледельческие традиции в конце концов".

Тогда заговорили об иван-чае. "Это наш национальный напиток, богатый микроэлементами. Он улучшает иммунитет", — отметил один и фермеров.

Именно любовь к работе, предпринимательству, поиску новых возможностей, пусть и через преодоление трудностей, — мощный импульс для внутреннего рынка, уверены нижегородские фермеры. По данным Минсельхоза, с 2014 года уровень прибыльности одного только молочного производства в регионе перешагнул отметку в 25%.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере