4 детских синдрома (и один родительский феномен), которые важно знать

Тема отцов и детей занимает не только литераторов со времен Ивана Сергеевича Тургенева, но и ученых. Несмотря на то, что психика была и остается одной из самых сложных тем для изучения по причине множества этических моментов, с ней работают все больше. Вероятно, понимая значимость детско-родительских отношений для ментального здоровья как взрослого, так и — особенно — ребенка, который обязательно перенесет накопленный в детстве опыт социального взаимодействия и поведенческие паттерны в свою взрослую жизнь. В этом материале — пять состояний, о которых полезно знать всем. Синдром среднего ребенка Исследования показывают, что старшие дети и правда умнее своих младших братьев и сестер. В то же время младшие дети, как правило, более уверены в себе, социально и творчески ориентированы. Об этом почти сто лет назад говорил психиатр Альфред Адлер, автор теории порядка рождения, отмечая, что ∎порядковый номер∎ ребенка в семье напрямую влияет на качества его личности. Да, старшие дети рано взрослеют. И да, младшие дольше остаются капризными, потому что все остальные им это позволяют. Тем не менее, сложнее всего приходится среднему ребенку, у которого нет ответственности и, скажем так, ∎взрослости∎ старшего, но нет и привилегий и ∎очаровательности∎ младшего. Он чувствует себя как бы исключенным из семьи, поскольку, как ему кажется, не имеет в ней четкой роли. Справедливости ради, некоторые эксперты полагают, что хотя средние дети менее привязаны к родителям, они больше привязаны к друзьям, так что с социальными навыками у них все в порядке. Феномен Сидиса Хотя Борис Сидис, эмигрировавший из царской России вместе со своей женой Сарой, не вошел в четверку педагогов (Дьюи, Кершенштейнер, Монтессори, Макаренко), определивших, по мысли ЮНЕСКО, способ педагогического и воспитательного мышления в 20 веке, в 1910 году он пропагандировал свои методы воспитания детей, и весьма успешно. Причина — его сын Джеймс, который тогда считался самым умным человеком из всех, кто когда-либо жил. Родившегося в Бостоне в 1898 году Уильяма Джеймса Сидиса называли не иначе, как вундеркиндом. Коэффициент интеллекта мальчика оценивался на 50-100 пунктов выше, чем у Альберта Эйнштейна, уже в два года он читал New York Times, а к шести годам — знал английский, немецкий, латинский, французский, русский, иврит, турецкий и армянский. Все это привело к тому, что в 11 лет он поступил в Гарвард, став самым юным его студентом. Приняли его туда, кстати, в 9 лет, но предложили подождать два года, мотивировав решение эмоциональной незрелостью будущего студента. А что случилось дальше? То, что и называется в психологии ∎феноменом Сидиса∎. ∎Он стал именем семьи, но ненавидел это∎, — писала его биограф Эми Уоллес. Стремясь скрыться от внимания общественности и прессы, которая в отсутствии успехов была к нему беспощадна, Уильям Джеймс Сидис все-таки написал несколько книг (совершенно заурядных, по мнению критиков) под вымышленными именами. В 1944 году Сидис умер от кровоизлияния в мозг. Ему было всего 46 лет, и он, предполагается, знал уже 200 языков, один из которых придумал сам. Однако из гениального ребенка Сидис так и не стал гениальным взрослым. Синдром маленького императора В 2017 году ученые из Юго-Западного университета в Китае решили проверить, так ли сильно единственные дети отличаются от сверстников, которые росли вместе с братьями и сестрами. Анализ данных показал, что в интеллектуальном развитии разницы не было, однако единственные дети по большей части оказались креативнее, в то время как их доброжелательность по отношению к другим оставляла желать лучшего. В худшем из сценариев отсутствие доброжелательности, сопереживания и эмпатии, говорят психологи, может привести к развитию синдрома маленького императора. Термин, придуманный в Китае после введения политики ∎одна семья — один ребенок∎, обозначает ребенка, получающего избыточное внимание от своих мамы и папы, бабушек и дедушек, а потому чувствующего вседозволенность. Специалисты подчеркивают, что маленький император — это скорее городское явление, которое объясняется, в числе прочего, ростом качества жизни китайских семей. С большой долей вероятности это происходит под влиянием компенсаторного синдрома, когда родители пытаются дать ребенку то, чего не получили в детстве сами. Феномен ∎китайской мамы∎ Еще один феномен родом из Китая, также известный как ∎мать-тигрица∎, был придуман Эми Чуа — преподавателем права из Йельского университета и матерью двоих дочерей, в 2011 году выпустившей книгу ∎Боевой гимн матери-тигрицы∎ (Battle Hymn of the Tiger Mother). Речь идет об очень строгом, максимально жестком и авторитарном стиле воспитания ребенка, который помогает ему становиться все лучше и добиваться успехов в будущем. Чуа подчеркивает, что хотя ∎европейские родители∎ тоже могут быть очень разными, этот стиль воспитания характерен для Азии, причем для восточной ее части. ∎Даже когда западные родители думают, что они строгие, они обычно не приближаются к тому, чтобы стать ∎китайскими матерями∎. Мои западные друзья, например, заставляют своих детей заниматься музыкой по 30-60 минут в день. Но для ∎китайской мамы∎ час — это слишком легко. Два или три часа — вот когда воспитание и правда становится жестким∎, — объясняет Эми Чуа в одном из своих многочисленных интервью. И если вы подумали, что методы ∎китайской мамы∎ часто подвергаются критике, то вы совершенно правы. Специалисты в основном порицают Чуа за то, что подход как минимум вредит эмоциональному благополучию ребенка, а как максимум — становится причиной серьезных психологических проблем вплоть до склонности к суициду. Безусловно, вопрос дискуссионный, но ряд исследователей все-таки связывают высокий уровень самоубийств в Восточной Азии с жестким стилем воспитания. Синдром самозванца у детей Термин ∎синдром самозванца∎ был придуман в 1978 году Паулиной Клэнс и Сюзанной Аймс, которые написали об этом в контексте успешных женщин, полагающих, что они не заслуживают собственных успехов, а окружающие явно переоценивают их. Современным ученым хорошо известно, что синдром самозванца характерен как для мужчин, так и для женщин — с той лишь разницей, что проявляется он несколько по-разному. Об этом почти не говорят, но, тем не менее, синдром самозванца может возникать у детей и подростков. Чаще прочего это происходит в семьях с сильным перекосом в сторону одного ребенка. Причем, синдром самозванца может развиться как у того, кого считали бесконечно одаренным, так и у того, чьи достижения, напротив, всегда преуменьшали. Во втором случае ребенок, даже если у него начнет что-то получаться, вряд ли сможет поверить, что он действительно заслуживает похвал и бонусов.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере