У историка-убийцы Соколова был завистливый оппонент, угрожавший ему расправой

В Санкт-Петербург сегодня, 12 ноября, отправились криминалисты центрального аппарата Следственного комитета с задачей — проверить, мог ли доцент СПбГУ Олег Соколов иметь отношение к противоправным действиям к другим студенткам и аспиранткам помимо жестоко им убитой Анастасии Ещенко. Обратим внимание на странное, в частности, на группу поддержки в одной из социальных сетей, где Соколова называют не иначе, как скомпрометированной жертвой оголтелой травли. Также защитники не исключают, что преподавателя могли коварно накачать наркотиками, а затем подкинули ему человеческие останки и вынудили написать явку с повинной. Многие, конечно, восприняли подобную защиту всерьез и, конечно, удивились: кто-то отмазывает злодея. Но удивляться, на самом деле, нечему, поскольку налицо толстый троллинг, которым, судя по красноречивым комментариям, могут заниматься фанаты Евгения Понасенкова, скандального писателя, якобы тоже ученого и давнего научного оппонента Соколова, теперь выставляющего себя чуть ли не провидцем. Судя по опубликованным видео, он ликует. И, очевидно, хочет казаться абсолютным победителем на фоне падения врага. Вот только есть ли победа?

За последние два года имя Олега Соколова на авторском канале Понасенкова звучало, кажется, чаще, чем его собственное. Этому историческому конфликту в пору самому становиться объектом изучения историков. Невзирая на очевидное ликование по поводу сокрушительного подрыва репутации визави, Понасенков уверяет, что дело вовсе не в хайпе, ведь движут им мотивы сугубо альтруистские:

"Хочу сказать, что Олега уже совершенно невозможно унизить, он себя унизил ниже, чем река Мойка — дальше унижать невозможно. Все, что я теперь хочу, это чтобы данный зверь не вышел на свободу, потому что он опасен, вы поймите! Если его выпустят, через какое-то количество времени он будет опять опасен".

В доказательство своих слов о лживости и профнепригодности оппонента Понасенков кивает на решение суда — якобы он выиграл громкий иск против доцента. Но, правда, иск был о защите чести и достоинства. Суд оценил их у Понасенкова в десять тысяч рублей. В то же время другой суд он проиграл. Московская апелляция постановила — все сведения, распространяемые скандальным публицистом в адрес лектора СПбГУ, признать не соответствующими действительности, удалить и выпустить опровержение, а также выплатить Соколову 175 тысяч рублей. Об этом сам Соколов, еще будучи на свободе, делился в программе у мастера дубляжа и блогера Дмитрия Пучкова, известного как Гоблин. С ним же, правда уже приватно, профессор обсуждал и угрозы, регулярно поступающие от Понасенкова. Сам блогер прокомментировал данную ситуацию следующим образом:

"Собственно, произошедшее — это всего лишь один эпизод в рамках широко организованной травли. К нему на лекцию подсылали псевдостудентов, которые задавали идиотские вопросы, писали письма руководству с тем смыслом, что от этого человека (Соколова) им надлежит избавиться. К историку также залезали в подъезд, исписали весь его мерзостями. Они непрерывно звонили ему по телефону, угрожая покалечить, грозили физической расправой, убийством в том числе".

Небывалую ненависть публициста, который сам себя нарекает не иначе, как режиссер, историк и драматический тенор, Соколов вызвал якобы воровством у него концепций о ходе отечественной войны 1812 года. Ненависть ничуть не меньшую, если верить источникам, у Понасенкова вызвали и организаторы премии Врунической академии лженаук, борющиеся с ересью и околпачиванием.

До академика Понасенков не дотянул. Все-таки не столь фееричен, оригинален и изыскан его бред. Несмотря на любовь к уличению всех в мещанстве, сам Понасенков, как утверждают организаторы, живет в спальном районе в типовой многоэтажке и не брезгует пригрозить обидчикам разбить лицо арматурой. Кандидат исторических наук, соорганизатор премии ВРАЛ Лев Агронов рассказал:

"Понасенков хронически не переносит любую критику и любые критические высказывания воспринимает как жесточайшую атаку против себя. Против премии ВРАЛ он не пытался судиться, он сделал гораздо хуже. Моя почта была взломана, "понадергали цитаты" и, самое главное, сфальсифицирована переписка с главным редактором. Плюс к тому же были угрозы физической расправы, они поступили мне на телефон".

Впрочем, звонил, конечно, не он лично, а потому и обвинять Понасенкова не совсем корректно, однако картина вырисовывается весьма однозначная. Главное достижение историка, исключенного с истфака, альманах "Первая научная история войны 1812 года". Там он критикует Александра I и уверяет, что нападение Наполеона на Россию не иначе как превентивная мера. Научность своего труда на собственном официальном сайте подтверждает исследованием института российской истории РАН. Но, кажется, дело вовсе не в ценности труда, а в ценности личных отношений Понасенкова. Историк, советник ректора МПГУ Евгений Спицын поделился:

"Он каким-то образом пробрался в близкие соратники к бывшему директору Института российской истории, члену-корреспонденту РАН, уже умершему господину Сахарову и с его помощью пытался завоевать какую-то нишу в исторической науке. Его книга об отечественной войне 1812 года — это перепевка старых концепций.

Концепции, если верить историкам, не новы, как не новы и попытки Понасенкова увеличить свой авторитет козырянием дружбой с известными историками, тем же Сахаровым, а еще Виталием Вульфом и Юрием Любимовым. Увы, ничего рассказать о своем друге вышеперечисленные не могут, так как давно встретили вечность. Среди же живых историков друзей у Понасенкова пока не нашлось — кругом одни враги.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере