Дети могут остаться без помощи: россияне заступаются за уникального хирурга

Дети могут остаться без помощи: россияне заступаются за уникального хирурга

"Помогите сохранить нам врачей, от которых полностью зависит жизнь и будущее наших детей" — эмоциональный призыв из электронной петиции, которую уже подписали почти 350 тысяч россиян. Они просят заступиться за столичного хирурга Михаила Каабака. Он известен операциями по пересадке почки младенцам. Работа команды опытных медиков находится сейчас под угрозой. Собственно, из-за этого родители пациентов опасаются, что их дети могут остаться без помощи.

Его солидная медицинская практика исчисляется сотнями спасенных детских жизней и благодарными родителями. Хирург-трансплантолог, берущийся за пациентов, от которых другие врачи отказывались, проводил сложнейшие операции по пересадке почки детям, чей вес был менее десяти килограммов по своему личному протоколу.

"До этого коллеги не оперировали детей с настолько низким весом в нашей стране. Они делали это не потому, что они не любят детей, а потому, что наш протокол, который мы применяли, для таких детей безальтернативен. Есть физические пределы для адаптации взрослой почки", — рассказал Михаил Каабак.

И именно этот протокол, судя по всему, стал причиной того, что сам хирург Каабак и его команда фактически остались без работы. Как объясняют доктора, последние годы они совмещали постоянную работу в научном центре хирургии Петровского с операциями маленьких пациентов в Национальном медицинском исследовательском центре здоровья детей. Успешно прооперировав 23 пациентов, врачи получили предложение создать и возглавить Центр трансплантации органов. Для этого им нужно было покинуть предыдущее место работы.

"Нам было предложено именно это. Руководство Научного центра здоровья детей предложило нам возглавить отдел трансплантации органов. То, что было запланировано в конце августа, не получило подтверждения в Минздраве в середине сентября, и мы фактически остались без работы", — поделилась врач-трансплантолог Надежда Бабенко.

Дело в том, что по протоколу Каабака и Бабенко используется препарат алемтузумаб. В инструкции к нему о возможном применении в трансплантологии ни слова, но еще девять лет назад зарубежные исследования показали, что вещество обладает сильным иммуноподавляющим эффектом и рекомендовано к использованию у пациентов с пересаженным органом. В частности, протокол одобрили во Всемирном трансплантологическом сообществе для использования у групп высокого иммунологического риска, к которой и относятся дети.

"Фактически нам сказали на словах, что причиной для прекращения нашей деятельности является применение протоколов индукционной иммуносупрессии не одобренных Минздравом", — прокомментировал Михаил Каабак.

Пересадить ребенку можно только взрослую почку, и главный вопрос даже не в поиске донора, а в том, чтобы орган прижился и функционировал. По словам Каабака, алемтузумаб с этой задачей справлялся. Федеральный закон об основах охраны здоровья граждан применение препаратов офф-лейбл, то есть не по инструкции, разрешает, если на то есть показания. Но министерство здравоохранения этот протокол не одобрило.

"Что касается алимтузумаба, то действительно где-то до 2010 года были проведены ряд исследований, которые доказали возможность использования этого препарата при различных ситуациях, которые не поддаются или о которых можно предположить, что они не будут поддаваться обычным способам лечения. Его специфика и направленность антисклеротическая, она направлена на то, чтобы иммунитет человека в значительной степени подавить, и здесь встает вопрос уже о возможных тяжелых осложнениях, связанных с тотальным угнетением иммунитета", — прокомментировал ситуацию врач-трансплантолог, директор ФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова" Сергей Готье.

Но, как говорит Каабак, подавляющие иммунитет препараты пьют все пациенты, пережившие трансплантацию, это обратная сторона вопроса пересадки органов, решить который медицине пока не в силу. В пользу же алемтузумаба говорит возможность использования его у маловесных детей, ведь набрать вес детям с неработающей почкой практически невозможно.

"Ребенок родился с больными почками и спустя три месяца просто не находился дома. По истечении трех месяцев один из врачей, у которого ребенок наблюдался, сказал, что мы на своем ребенке можем поставить крест. Мы приехали к Михаилу Михайловичу, он нас принял на должном уровне, ребенка поставил на ноги, сделал операцию, 2 года и 7 месяцев было Веронике", — рассказал отец ребенка, прооперированного у доктора Каабака, Вадим Заманин.

Веронику Каабак прооперировал 12 лет назад, с тех пор ребенок смог вернуться к, насколько это возможно, обычной жизни. К обычной жизни вернулся и маленький Дима, чья мама создала петицию с требованием дать возможность врачу продолжать свою работу.

"Все было очень плохо, ребенок просто умирал. Так как на тот момент Дима был маловесным ребенком (он весил меньше десяти килограммов), нам сразу сообщили и сразу сказали, что кроме Михаила Михайловича нас никто с таким весом не возьмет. Мой ребенок двухгодовалый, в мае этого года на базе НПЗД нам сделали пересадку почки от моей мамы. Сейчас ребенок живет обычной жизнью, он развивается, стал ходить. То есть он после пересадки пошел, выучил алфавит", — сообщила мама ребенка, прооперированного у доктора Каабака, Марина Десятская.

Официально и Каабак, и Бабенко уволены не из-за препарата, а из-за отсутствия ставки. Сотни родителей пациентов, которых теперь Каабак прооперировать не может, надеются, что где-нибудь для доктора ставка все же найдется.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере