Для побега Гону не пришлось прикидываться контрабасом

Для побега Гону не пришлось прикидываться контрабасом

Сюжет для шпионского блокбастера. Карлос Гон, один из самых известных и авторитетных топ-менеджеров в автомобильном мире, сбежал из-под домашнего ареста в Японии. Сейчас он уже в Ливане. Под следствием в Японии бывший глава концерна Renault — Nissan — Mitsubishi Карлос Гон находился с осени 2018-го. Его обвинили в неуплате налогов на сумму в 71 миллион долларов. Гон с обвинениями не согласен и утверждает, что бежал не от правосудия, а от несправедливости.

Побег Гона — позор для японских правоохранителей. Арестанту удалось перехитрить и круглосуточную охрану у себя дома, и службы безопасности аэропорта Кансай. Ливанские СМИ пишут, что вывозили Гона из Японии в футляре от контрабаса. Но возможно ли это?

Если бы только Карлос Гон мог предвидеть, чем обернется ему этот дерзкий и авантюрный побег из Японии в Ливан в ящике из-под музыкальных инструментов, он бы крепко и много подумал, бежать или не бежать или куда бежать, потому что уже здесь, в Бейруте, его же дом стал менеджеру своеобразной тюрьмой. Его разыскивают буквально все: полиция Японии, Интерпол, прокуратура Ливана и журналисты. Дом Гона в христианском районе Ашрафия "обложен" со всех сторон силовиками и напоминает крепость.

Сегодня всю ночь здесь горели окна, были какие-то приготовления. Японские представители выехали из его гаража, а в самом гараже с огромной осторожностью относятся к тому, как же будет выезжать Карлос Гон из дома, потому что в припаркованной рядом машине сидят два сотрудника Интерпола.

Японский посол в Ливане Такэси Окубо зачастил в резиденцию президента Ливана Мишеля Ауна. Японцы давят через МИД. Карлоса Гона вызывают на допрос. И в этом весь подвох, которого Гон никак "от своих" не ожидал. Ему припомнили поездки в Израиль и встречи с президентом этой соседней страны, с которой Ливан до сих пор находится в состоянии войны. Сразу после допроса адвокат Карлос Абуджауди попытался убежать от журналистов, но был блокирован в своей машине.

"Могу сказать , что это был не допрос, а пояснения моего клиента Карлоса Гона. Он ответил на вопросы прокуроров и сообщил мне, что удовлетворен тем, как прошла эта беседа", — отметил Карлос Абуджауди.

Правда, Гону сразу после допроса запретили покидать Ливан. И это — нерадостное ограничение: уж точно не его он ждал от ливанского дома.

"Конечно, у нас есть особая аллергия к тем, кто посетили Израиль. Это точно у всех ливанцев", — сказал Билал Абдалла, депутат парламента Ливана.

Теперь японские силовики, позорно упустившие Гона, не успокаиваются — они обратились к нему через МИД и предложили добровольно вернуться и доказать свою невиновность. Однако Гон, посидевший в японской – кстати, самой суровой тюрьме, где до сих пор казнят, — выбрал жизнь на свободе и унизительный побег в коробке предпочел тюремной японской рисовой каше. И поэтому на вопрос журналиста про ощущения в ящике он отвечал эмоционально.

- Господин Гон, понятно, что вам не очень хочется еще рассказывать про подробности вашего побега, но это же так драматично. Расскажите про ваши чувства, когда вы летели в ящике навстречу свободе?

- Пока ты испытываешь чувства, ты в опасности, особенно в таких ситуациях. Так что, отвечая на вопрос, что я чувствовал, конечно, я нервничал, переживал и надеялся, но в какой-то момент я будто стал немым. Я словно пребывал в каком-то 13-месячном кошмаре, который начался с момента, когда я увидел лицо прокурора, и закончился, когда я увидел лицо моей жены, — признался Гон.

Кстати, на пресс-конференцию Гон прибыл под охраной, боялся быть арестованным Интерполом.

Вообще на пресс-конференции, которую беглый менеджер решил провести в Бейруте, пытаясь как-то объясниться, он много извинялся перед японцами и даже объяснился им в любви, и перед ливанцами — за посещение Израиля.

"Конечно же, я приношу свои извинения за визит в Израиль. Я понял, что ливанцев задело это. Причинить боль ливанскому народу — это самое последнее, что я хотел бы сделать", — заявил Гон.

Однако в ливанском парламенте не все так однозначно. Здесь огромное количество депутатов-франкофилов, которые гордятся не только дружбой с Евросоюзом, но и лично с Карлосом Гоном, а это означает, что топ-менеджеру в ближайшее время беспокоиться не о чем.

Гон уже встретился, причем лично, с президентом Ливана Мишелем Ауном (правда, все это очень закрытая история), чтобы заручился поддержкой.

"Он пересек границу полностью легально обычным путем, на что он имеет право. Мы с точки зрения ливанского государства не нарушали никаких международных договоренностей с Японией и в то же время придерживаемся и соблюдаем закон своей страны", — подчеркнул один из депутатов парламента Ливана.

Но главный вопрос, как же Гон покинул Японию и пересек границу?

Все произошло достаточно молниеносно. 29 декабря Гон пересекает стерильную зону японского аэропорта в ящике и уже 30 числа ранним утром появляется в Бейруте.

В филармоническом оркестре Бейрута теперь есть новый ящик для музыкального оборудования. И, похоже, версия про чехол для контрабаса оказалась не совсем правдивой. И ящик, пусть и пустой, но как вещдок, очевидно, не оставили в Турции, и он прилетел в Ливан.

Обитый железом, довольно легкий, на роликах, с застежками – в нем вполне помещается человека ростом 167 сантиметров. Его удобно транспортировать и грузить в самолет. Залезть в такой ящик, провести в нем несколько часов — надо отдать должное Карлосу Гону, его страху перед японским правосудием, его чувству самосохранения. Но как там с растратой, финансовыми махинациями? Японцы завершат расследование уже совсем скоро. И Гону придется сложно: либо сесть в тюрьму за посещение Израиля, либо быть экстрадированным в Японию и снова сеть. Но еще есть Франция, которая готова принять своего гражданина, если, конечно, с Интерполом удастся договориться.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере