Эквадором по Вашингтону. "Знаки" с Андреем Кондрашовым

Россия нашла себе еще одного стратегического партнера – Эквадор. Зачем Москва так глубоко внедряется в Латинскую Америку? Ради экономической пользы? Или ради пощечины Вашингтону?

Визит в Москву эквадорского лидера Рафаэля Корреа сам по себе не привлек бы никакого внимания, если бы не стал звеном довольно четкой цепи: Венесуэла, Аргентина, Никарагуа, Куба, Боливия, Перу, Бразилия. С каждым из лидеров перечисленных стран президент России, дома ли, в гостях ли, но успел встретиться лично, и только за последний год. Небывалая даже для Советского Союза активность на латиноамериканском фронте. Теперь еще и Эквадор.

И дело, конечно, не в Эквадоре, который пока раскошелился на целых два российских вертолета, и который обещает таки признать, как повелось, Южную Осетию и Абхазию. Дело в принципе. Где найдет, а где потеряет Москва, стремясь на самый географически далекий от нее континент, и, разумеется, понимая, что заходит на традиционные задворки США? Замдиректора Института Латинской Америки РАН Борис Мартынов.

Мартынов: Вся история мировых отношений – это соперничество. Это всегда было, есть и будет. Не надо делать из этого нечто экстраординарное. Если США о своей сфере интересов заявляют открыто и недвусмысленно, в Восточной Европе, в странах СНГ, в Прикаспийском регионе, а мы, во всяком случае, не заявляем, что Латинская Америка – сфера наших интересов, то это вполне естественно. Главное здесь - не перегнуть палку и соблюдать чувство меры.

Т. е., если нам выгодно, то извините, товарищ Обама, ничего личного: это бизнес, а стало быть, интересы России. Другое дело, что эти интересы в самой России разные влиятельные круги понимают по-разному. Например, лоббист интересов бизнеса Борис Титов для себя, например, плюсов на том континенте вообще не видит.

Титов: Конечно же, движение в сторону Латинской Америки – это движение политическое. Поэтому все эти движения, они не выгодны экономически абсолютно. Латинская Америка – далеко. В принципе, сотрудничать, дружить, мы можем только по товарным поставкам друг другу. Товарные поставки на таком расстоянии не эффективны. Поэтому все объясняется конечно же, политикой. Как бы мы, как и американцы, не надорвались с нашей геополитикой, когда мы слишком много денег тратим на Латинскую Америку.

Ну, в отличие от советских времен, тратим как раз и не много. И если наш средний бизнес латиноамериканских денег еще не увидел, то, например, "ЛУКОЙЛ" уже рыщет в долине реки Ориноко, заняв место американских нефтяных компаний. А российский ОПК заключил с Венесуэлой оружейных контрактов на 4 миллиарда долларов. Опять-таки заменив собой Пентагон.

Москва сегодня, по сути, не торопясь, подбирает то, что плохо лежит. А везде, откуда США уходит, всё лежит плохо. Вашингтон при Обаме, как Кремль при Горбачеве, даже не представляет, сколько и где в перспективе 10 лет у него останется верных союзников. Хотя четкие знаки с юга Вашингтон получил еще 5 лет назад.

В США есть агентство, которое периодически печатает карту под названием "Империя США – десять тысяч миль от края до края". Известный всему миру по карикатурам орел простирает крылья от Пуэрто-Рико до Филиппин, передавая тем самым масштабы американского доминирования. Последнюю такую карту напечатали в 2004 году. Вся Латинская Америка, за исключением двух стран, была окрашена в дружественный Штатам синий цвет. Это означало членство в пакте РИО - Содружестве вроде стран СЭВ, созданном США еще в 47-году. Последние 5 лет такую карту в США не печатают. "Пакт Рио" де факто развален, и огромное число латиноамериканских стран предпочитает ему Боливарианский альянс. Он образован по инициативе Уго Чавеса и Фиделя Кастро как раз пять лет назад. В него вошли 9 государств, включая Кубу, Венесуэлу, Гондурас, Боливию, Никарагуа и Эквадор. Это окончательно оформило эру нового социализма в Латинской Америке. Страны ведут независимую политику, и, как правило антиамериканскую. В отношении России за весь альянс регулярно высказывается Уго Чавес.

Чавес: Латинская Америка сейчас возрождается после мрачного, очень страшного для нее периода, века господства, гегемонии Гринга. Сейчас мы освобождаемся от этого господства, нам сейчас требуются друзья, такие, как Россия. И не только Венесуэле, но и всей Латинской Америке. Для чего? Для экономического и социального развития, для поддержки нас во всех смыслах, для жизни народов нашего континента, для мира.

В век, когда экономика стала неотделима от политики, заработать денег за рубежом теперь, наверное, можно только по дружбе. Как ни возмущалась Кондолиза Райс, оружейный рынок той же Венесуэлы перешел к России. И здесь опять-таки, хотя бы с виду, не может быть ничего антиамериканского. Просто не надо было США ссориться со своими соседями, считает Александр Дугин.

Дугин: Мы не хотим гибели Америки, мы не хотим ее расчленения, но мы будем рады, и очень рады, если это произойдет, поскольку Америка в своем нынешнем положении – это угроза всему человечеству. И, конечно, эта угроза с приходом Обамы не снята, но она ослаблена. И мне представляется, что при нынешней степени бдительности по отношению к США наше политическое руководство понимает серьезность тех вызовов, с которыми они сталкиваются.

В общем, пользуйся слабостью Америки Северной и дружи с Южной. Они же дружат с антироссийской Грузией? Логично. И это одна точка зрения, которой в России противостоит другая. С Америкой у нас перезагрузка. Чтобы не раздражать Вашингтон, можно и поубавить свои аппетиты на Латинскую Америку. У России даже экономических интересов больше в Вашингтоне, чем в Каракасе, Пхеньяне или Тегеране, вместе взятых, считает Борис Титов и спорит с Александром Дугиным.

Титов: Мы доиндустриальная страна. Мы деиндустриализовались. Мы целиком сырьевая экономика. В такой ситуации мы уже не тот игрок на мировом пространстве, хотя у нас достаточно много боеголовок. Поэтому нам с США нужно соединять наши интересы, не противопоставлять их. Соединять с сильными, а не со слабыми, как Северная Корея, Иран - лишь бы только сделать это против кого-то, да?

Дугин: Я не говорю про либеральное сообщество, журналистское, которое подвержено иллюзиям, что с Америкой можно дружить, но я убежден, что Медведев и Путин – совершенно прагматичные политики, понимают, что с Америкой дружить невозможно. И, тем не менее, помочь американцам отказаться от строительства однополярного мира – надо безусловно. Это наш шанс.

То, что Россия строит многополярный мир прямо под боком у США, Вашингтон, разумеется, не может радовать. Венесуэла с точки зрения безопасности для США – как Украина для России, считает юрист Роберт Амстердам, знакомый России как адвокат Ходорковского. Вот как он высказался в своем блоге.

Амстердам: Пытаясь преуменьшить реальное воздействие новой российской дипломатии в Латинской Америке, средства массовой информации упускают важный момент... Уникальный российский бренд путинского авторитарного капитализма следует рассматривать как конкурирующую модель управления — не обязательно являясь идеологией, этот пример существует наряду с моделями США и Европы... Наше внимание должно быть направлено на то, какие из стран Латинской Америки учатся по страницам российского авторитарного пособия. Вот некоторые примеры — недавние потемкинские выборы Даниэля Ортеги в Никарагуа, ресурсный национализм в Боливии и Эквадоре и, конечно же, изнасилование конституции Уго Чавесом.

У страха, конечно, глаза велики. Советникам Белого дома кажется, что в Латинскую Америку Россия пришла со своей цветной революцией. И весь левый радикализм Чавеса и Моралеса – от нас. В общем, если вы за демократию, то должны уйти из Латинской Америки. Борис Мартынов из Института Латинской Америки – не хочет.

Мартынов: Венесуэла – энергетическая держава. Венесуэла с учетом пояса Ориноко имеет крупнейшие на полушарии нефтяные запасы. Боливия – это газовая держава. Почему мы в силу политических преференций должны отметать нашу экономическую выгоду? Те времена прошли, когда мы руководствовались только идеологией.

"Внедряя совместные проекты в Латинской Америке, Россия создает рычаги влияния, чтобы в дальнейшем требовать уступок от Вашингтона в других областях" – еще одна цитата из зарубежной критики новой политики Москвы. А вот отечественная критика: "Россия слаба, Латинская Америка слаба, и нечего объединяться, толку не будет", - Борис Титов.

Титов: Объединение двух нулей не приведет к тому, что мы сравняемся по мощи с США. Поэтому нам надо быть сегодня намного умней, тоньше в своей политике, мудрее, не как дворовые хулиганы, которые все время чем-то махают, чем-то угрожают кому-то. Мы должны быть мудрыми – уступать иногда.

Что мы уступим, выяснится уже скоро, когда Россия будет подписывать с США новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений. Сейчас, когда у нас достаточно боеголовок, мы еще можем выбирать сами, с кем объединяться. Потом нам укажут.

Как указали на этой неделе Венесуэле. США подписали с Колумбией соглашение о продлении аренды своих военных баз. Для Уго Чавеса – это угроза войны. И все это ровно на следующий день после очередной демонстрации сближения России со слишком самостоятельными странами Латинской Америки. Последим за знаками. С вами был Андрей Кондрашов.

"Знаки" с Андреем Кондрашовым на радио "Вести ФМ".

Сегодня

Бесогон TV. Ну, вот и всё

Бесогон TV. Ну, вот и всё

8 часов назад
499

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере