Германия решилась на эвтаназию

Global Look Press

Федеральный конституционный суд Германии вынес решение: запрет на эвтаназию нарушает конституционные права человека. Суд также отметил, что право на смерть по собственному усмотрению (то есть самоубийство) является одним из основных прав человека. Председатель Конституционного суда Андреас Фоскуле подчеркнул, что оно включает свободу совершить самоубийство или прибегнуть к помощи третьей стороны для добровольного ухода из жизни.

Эвтаназия — это прекращение жизни больного в том случае, если он неизлечим или испытывает невыносимые страдания. В мировой практике существует две формы эвтаназии — активная и пассивная.

Активная эвтаназия — это введение больному особых препаратов, после которых наступает быстрая смерть. Ее может осуществить либо сам больной (врач обеспечивает его препаратом в нужной дозе, наблюдает и контролирует процесс), либо врач.

Пассивная эвтаназия подразумевает намеренный отказ от любой медицинской помощи, направленной на поддержание жизни. Такие, как отключение от аппаратов жизнеобеспечения, отказ от кормления, осознанный отказ больного принимать поддерживающие лекарства, взвешенное решение не проводить операцию с рискованным исходом.

Эвтаназия любого вида разрешена в Голландии, Бельгии (где разрешена эвтаназия и детей), Швейцарии. В Израиле, Швеции, Мексике, некоторых штатах США пассивная эвтаназия разрешена. В мусульманских странах, во многих европейских странах, например, в Италии все виды эвтаназии — вне закона. В России активная эвтаназия запрещена и приравнена к убийству. В большинстве стран Африки и Азии с низким уровнем жизни она не регулируется.

Надо напомнить, что КС Германии узаконил пассивную эвтаназию, в 2015 году оказавшуюся под запретом как коммерческая. Нарушение запрета грозило медикам лишением свободы на срок до 3 лет. Активной эвтаназии, как в Швейцарии, в Германии пока не будет. Однако выписывание рецепта или подготовка препарата отныне не являются составом преступления.

Значит, помогая человеку, желающему уйти из жизни, родственники и врачи не являются нарушителями закона и не несут за это ответственность. Кроме того, была официально узаконена формальность, гласящая, что врач имеет право выписывать разным пациентам соответствующие рецепты неоднократно.

На самом деле такой вид пассивной эвтаназии, как отказ от реанимации, в Германии существовал уже некоторое время. У многих граждан страны подписан отказ от реанимации на случай, если человек не хочет, чтобы в экстренной ситуации за его жизнь боролись врачи. Кроме того, медики регулярно проводят с родителями смертельно больных детей разговор об отказе от реанимации.

Единственное уточнение, такой "подготовленный" укол пациент должен сделать себе сам (либо так же самостоятельно он должен выпить микстуру). Ничья помощь не допускается, даже если у больного случился паралич после инсульта, не работают руки или он не может глотать: в таких случаях персонал не имеет права дать пациенту умереть. И такие случаи, когда больные с подписанными документами об отказе от реанимации "лечатся" годами, хорошо известны.

Если с правом на совершение самоубийства мне, как человеку религиозному, трудно согласиться, то эвтаназия и "завещание" не спасать, с точки зрения здравого смысла — не реанимировать, имеют веские основания. Сотни, тысячи больных по всему миру испытывают страшную боль, мучения во время лечения. Лечатся, осознавая, что им никогда не стать здоровыми, что им поддерживающая терапия именно поддерживает подобие жизнедеятельности некоторых частей тела, однако состояние, в котором они оказались, трудно назвать совместимым с жизнью.

Но против этого самого здравого смысла у меня оказались личные, но весьма убедительные аргументы. Так вышло, что моя жизнь последние 5 лет является ежедневным доказательством, что в любом правиле бывают исключения. Тогда во время относительно простой операции врач совершил ошибку, и мне предстояло умереть. Я выжила в ситуации, когда умирает сто процентов больных из ста. И это не преувеличение. Каждый врач, читая мою историю болезни, говорит: такого не бывает.

Больше того, пока я лежала, опутанная проводами, врачи постоянно совещались, в какой момент отключить мое тело, находящееся в коме, от аппаратов, поддерживающих видимость жизни. Каждый день в течение двух недель.

Будь у меня подписан отказ от реанимации в стране, где разрешена активная эвтаназия, врачи получили бы право действовать по закону.

Бывают и другие случаи. Они тоже исключения. Когда подобное письмо  было написано осознанно, но под влиянием внешних (или внутренних) факторов, при которых человек готов расстаться с жизнью без сожаления: смерть близких, развод, горячий спор накануне, неустановленная медиками скрытая депрессия. Написал, и сразу авария, инфаркт...

Разрешение на эвтаназию не сделает поправку ни на одно из таких исключений.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере