• USD
    68.3413
  • EUR
    76.6243
  • IMOEX
    2831.08
  • RTSI
    1301.88
  • DJA
    8554.09
  • NASDAQ
    9682.91
  • BRENT
    39.32
  • ГАЗПРОМ
    208
  • Газпрнефть
    352.4
  • Роснефть
    396.95
  • АЛРОСА
    68.03
  • Сбербанк
    221.5

Грядущий крах нефтяной империи Персидского залива

Global Look Press

Ценовые войны могут не иметь практически никакого отношения к неизбежному падению благосостояния.

Для большей части мира нефтяное богатство обернулось проклятием. Страны, такие как Нигерия, Ангола, Казахстан, Мексика, Венесуэла, наделенные огромными запасами углеводородов, по большому счету, просто растратили все свои богатства.

И только страны Персидского залива смогли правильно воспользоваться огромными нефтяными ресурсами, пустив доходы от них на национальное строительство. Открытия нефтяных месторождений в середине XX века превратили анархичный, бедный регион в одно из самых богатых мест на планете. Катар, Кувейт и ОАЭ — все они богаче Швейцарии. Даже Саудовская Аравия, Бахрейн и Оман встали в один ряд с Японией или Великобританией.

Преобразование оказалось настолько полным и законченным, что, казалось, будто все происходило совершенно естественным путем. Это не так. Нынешняя ценовая война на рынках нефти лишь приблизит час расплаты для стран Персидского залива с их неустойчивым характером.

Сейчас все шесть монархий пытаются объединиться с Россией, чтобы открыть краны и наводнить рынок нефти, избавившись от более дорогих производителей. Хотя запланированное увеличение добычи Саудовской Аравии на 2,5 миллиона баррелей в день станет самой страшной волной в этом цунами, соседей это не сдержит. По данным Rystad Energy, добыча ОАЭ ежедневно расширяется на 200 тысяч баррелей или более, Кувейт увеличит добычу на 110 тысяч баррелей, Россия — на 200 тысяч баррелей.

Эти процессы — ответ не на геополитические реалии, а на падение цен на нефть. На каждый баррель нефти приходится все меньше долларов, поэтому монархиям Залива требуется нечто большее, чтобы хоть как-то поддержать привычный уровень доходов.

В принципе, пока хватает ресурсов для ведения этой войны. Стоимость добычи барреля нефти на месторождении в Персидском заливе равноценна стоимости бутылки минеральной воды. Даже при экстремальном сценарии, когда цены на нефть упадут до $10 за баррель, а вся мировая нефтяная отрасль потеряет деньги, производители Персидского залива получат прибыль. Однако перед их экономиками стоит проблема, так как им нужна гораздо более высокая цена, чтобы сбалансировать бюджеты и поддержать валюты, привязанные к доллару.

Центробанки и суверенные фонды региона собрали огромные суммы, чтобы была возможность пережить кризис и долгосрочный риск снижения спроса. Однако на фоне более низких цен эти буферы могут быстро исчерпать себя.

Например, чистые финансовые активы правительства Саудовской Аравии — резервы центробанка плюс активы суверенного фонда благосостояния за вычетом государственного долга — снизились до 0,1% от ВВП с 50% за 4 года до 2018 года, так как в конце 2014 года нефть упала с отметки $100 за баррель. В обозримом будущем королевство вполне может стать чистым должником, даже если цены снова поднимутся выше $80.

По данным МВФ, за те же 4 года чистые финансовые активы, принадлежавшие шести монархиям Залива, сократились примерно на полтриллиона долларов до $2 триллионов. Даже если пиковый спрос на нефть не будет достигнут до 2040 года, эта сумма будет исчерпана к 2034 году. Нефть за $20 за баррель опустит ее еще быстрее. В итоге опустошение наступит в 2027 году.

Согласно отчету МВФ в прошлом году, при цене на нефть в диапазоне от $50 до $55 за баррель международные резервы Саудовской Аравии сократятся до объема импорта на 5 месяцев уже к 2024 году. Тревожная перспектива, из-за которой королевство в течение нескольких месяцев будет страдать от немыслимого кризиса платежного баланса и откажется от привязки к доллару, которая подкрепляла мировую торговлю нефтью на протяжении целого поколения. Тем не менее нынешние цены делают этот сценарий почти оптимистичным.

Пока есть время предотвратить это будущее, однако, если оно наступит, представление о Персидском заливе и его роли в мировой экономике резко изменится.

Правительства региона жестко сократили бюджет после снижения цен в 2014 году, отменив субсидии и добавив налоги с продаж таким образом, что границы роскошных государств всеобщего благосостояния были стерты. Если они снизят планку, будет оказано давление, чтобы появились дополнительные налоги и были сокращены сверхраздутые штаты государственных служб. Ни то ни другое не получит одобрения населения, лишенного возможности участвовать в демократическом голосовании. Возможно, придется сократить расходы на оборону и безопасность, на которые приходится почти треть бюджета Саудовской Аравии.

Вполне вероятно, подходит к концу эпоха, когда страны Персидского залива и их суверенные фонды благосостояния были банкоматами, готовыми покупать активы на всех континентах по самым высоким ценам. Они могут стать чистыми продавцами. Это повлияет на самые разные институты, от рынка облигаций США, на котором Саудовская Аравия хранит ценные бумаги на сумму примерно $183 миллиарда, до Softbank Group Corp., который сочтет Эр-Рияд уже не столь щедрым партнером для финансирования экспансивных замыслов Масаёси Сона.

За последние полвека монархии были на пике богатства и процветания, но после достижения вершины неизменно наступает спад. Будущие поколения больше не смогут воспользоваться богатствами, которыми наслаждается нынешнее поколение.

Над Заливом нависло проклятие. Правда, ударит оно по нему не сейчас, а чуть позже.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере