Тема:

Умер Юрий Бондарев 1 месяц назад

Ушел человек, видевший горячий снег Сталинграда

Ушел человек, видевший горячий снег Сталинграда

Ему было семнадцать, когда началась война. И он знал о ней все — потому что прошел. Не стало выдающегося писателя-фронтовика Юрия Бондарева. Он прожил удивительную жизнь — девяносто шесть лет. И в своих произведениях осмыслил и передал не только фронтовую правду, но и многое из того, что было потом. "Батальоны просят огня", "Горячий снег", "Берег" — классика, которую он нам оставил. Соболезнования родным и близким писателя выразил президент.

Своё совершеннолетие он встретил под Сталинградом. В самом пекле.

"В первом бою я был не у орудия, а я ходил по брустверу на глазах у немцев, чтобы показать своим ребятам, что я ничего не боюсь", — вспоминал писатель.

После того, как его в первый раз засыпало землёй от взрыва, по брустверу ходить перестал. Бравада — не смелость. Первый урок войны. Он был дважды ранен. А главными наградами всей своей долгой, разной, мудрой жизни считал две медали — "За Сталинград", и "За отвагу".

"Война и послевоенные годы — это самые прекрасные годы моей жизни", — говорил Бондарев.

Юрий Бондарев с войны пришёл дерзким (очень любил он это слово). Поэтому и создал такую литературу — дерзкую, честную без оглядки — лейтенантскую прозу.

"А мы там, под Новомихайловкой не думали о пополнении, о докладных! Мы о дивизии и о вас думали, товарищ полковник! А вы сухарь, и я не могу считать вас человеком и офицером", — сказал его герой из "Батальоны просят огня" капитан Ермаков.

Война — тяжёлая, кровавая работа, где ошибка — это смерть. "Батальоны просят огня" про это. Как погибали от ошибок своих. Он писал о войне так, что слышался чесночный запах тола. Безнадёжная мерзлота окопной земли. И жизнь. Живая, звонкая, трагичная, светлая жизнь людей.

"Прошёл фронт и познал радость Победы. после войны его романы стали откровением для многих и многих поколений. Он увидел гибель страны, которую защищал. И не побоялся сказать об этом с самой высокой трибуны", — говорит Борис Токарев, заслуженный артист РСФСР.

Вот это выступление. Первое публичное антиперестроечное.

"Можно ли сравнить нашу Перестройку с самолётом, который подняли в воздух, не зная есть ли в пункте назначения посадочная площадка?" – задался вопросом Бондарев.

Тогда его объявили реакционером. А в шестидесятых едва не объявили диссидентом.

"Тишину" считали первым антисталинским романом. Про то, как фронтовая честность может быть бессильна перед послевоенной подлостью. Оглушающая тишина. На фильм стояли очереди. "Мы перестали бояться", говорили люди на встречах с Бондаревым.

Потом появился "Горячий снег", где каждым словом проживаешь гнев, товарищество, горячечность схватки. И только когда всё кончится, будто вынырнув из страшного омута, понимаешь, что это и был подвиг.

"Он замыкает собой блистательную плеяду военного поколения. Того поколения. которому принадлежит Василь Быков, Кондратьев, Воробьёв. Поколение, кто был участником войны и чья индивидуальная память сейчас, после смерти Бондарева уже окончательно переходит в историческую память народа", — констатировал Игорь Волгин, литературовед, историк.

Когда мы встречались с Юрием Васильевичем в его 85, он говорил: "Я всё ещё не написал то, что хотел".

И на вопрос о счастье отвечал легко: "Твоя жизнь — секунда времени в мироздании. И ты должен быть счастлив, что эта секунда тебе дана".

Сегодня

Умерла Мади Меспле

Умерла Мади Меспле

7 часов назад

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере