Вице-мэр Москвы: нам удалось не скатиться в коллапс, больных COVID-19 становится меньше

Вице-мэр Москвы: нам удалось не скатиться в коллапс, больных COVID-19 становится меньше

Как Москва снимает ограничения, введенные из-за коронавируса, проводит массовые тестирование горожан и помогает регионам? Об этом и не только в интервью телеканалу "Россия 24" рассказала заместитель мэра столицы по вопросам социального развития Анастасия Ракова.

- Здравствуйте, Анастасия Владимировна! Расскажите, пожалуйста, о новом указе мэра Москвы о тестовом режиме снятия ограничений с 1 июня. Почему именно такие шаги решено сделать сейчас? И по результатам этих двух недель какие итоги смогут считаться положительными?

- Добрый день. Мы уже третью неделю принимаем различные меры по открытию тех или иных сфер городского хозяйства. И каждый раз очень тщательно взвешиваем все риски. Люди возвращаются на свои рабочие места на предприятия, в организации, но мы очень надеемся, что хотя рабочие-то места, на которые они возвращаются, старые, но правила социального поведения у них новые. То есть люди носят маски, чтобы защищать друг друга, держат социальную дистанцию, работодатели тщательно относятся к соблюдению санитарного режима. И, несмотря на то, что мы принимаем меры по открытию города, мы видим, что у нас санитарно-эпидемиологическая ситуация не ухудшается. Количества больных не просто не становится больше, а их становится меньше. И это позволяет делать нам уже продуманные, ответственные шаги дальше.

По указу мэра, с 1 июня разрешаются долгожданные прогулки и занятия спортом, правда, с большими ограничениями. Самое страшное сейчас – допустить одновременное скопление большого количества людей на общественной территории, поэтому мы были вынуждены ввести определенный график. Так, заниматься спортом на свежем воздухе можно каждый день, но пока, увы, только до 9 утра. Что касается просто прогулок, то можно гулять с 9 утра до 9 часов вечера, но, увы, пока только три раза в неделю.

Открываются и все городские природные территории – это и парки, и скверы, и дворы, и любые другие территории, свободные для доступа москвичей. Есть только одно ограничение: пока нельзя пользоваться городской инфраструктурой. О чем идет речь? Речь идет о скамейках, ротондах, беседках, детских площадках, ворткаутерах, различных тренажерах и так далее. Почему же? Здесь вполне есть логичное объяснение: любое соприкосновение с поверхностью такой инфраструктуры неограниченного круга людей – это риски заражения.

Также для прогулок на сегодняшний день нельзя пользоваться и общественным, и личным транспортом. Лучше всего пользоваться велосипедами (велопрокат открыт), скейтами, самокатами и другой подобной техникой. Желательно, конечно, также не уходить пока от дома и гулять в близлежащих природных территориях. Слава богу, во всех городских районах сейчас такие территории есть.  

Конечно, такой режим прогулок, на первый взгляд, может показаться сложным и странным. Я понимаю, что вывешивание графика прогулок каждого индивидуального дома может показаться мудреным. И, кажется, ну, чего проще? Все мы люди грамотные, разрешили гулять – мы и будем гулять нормально. Но вы прекрасно все понимаете, как выглядит Москва, улицы Москвы, парки Москвы в обычный летний погожий день – они просто заполняются людьми. А что же будет, если истосковавшиеся по гулянию москвичи одновременно все выйдут?! Конечно, мы очень опасаемся этой ситуации.

Нам всем вместе ни в коем случае нельзя допустить ухудшения эпидемиологической ситуации. Поэтому мы просим еще немножечко набраться терпения, посмотреть, как этот режим будет действовать в течение двух недель, и если мы не увидим рост новых заболевших, если ситуация будет только улучшаться, можно принимать последующие меры по ослаблению режима.  В данном случае лучше действовать медленно, постепенно, но верно идти в сторону открытия города, нежели откатываться назад, как, в принципе, мы видим примеры по другим странам.

- Бесплатное тестирование на антитела к коронавирусу теперь доступно по самостоятельной записи. Расскажите, пожалуйста,  насколько активны москвичи, насколько они интересуются этим исследованием? И можно ли говорить о каких-то данных результатов, об итогах?

- Во-первых, я бы хотела сказать, что на сегодняшний день ни одна тест-система не является идеальной, ни один тест не показывает стопроцентный результат. И вот для того, чтобы обеспечить москвичей полноценным набором тестирования, мы, наверное, один из немногих городов в мире, который применяет в полном объеме все существующие на сегодняшний день формы тестирования.

Первый метод – это ПЦР-диагностика, которую мы начинали применять с самого начала эпидемии, она позволяет определять наличие в организме человека вируса. И на сегодняшний день мы вышли на примерный объем тестирования пациентов ПЦР-диагностикой – 50 тысяч тестов в сутки.

Второй метод тестирования – это так называемый ИФА, когда определяется наличие антител в крови человека. Это быстрые тесты, которые тоже сейчас хорошо известны, и Москва максимально их применяет, обеспечивая всех медицинских работников и в стационарах, и в поликлиниках этими тестами, позволяющими проводить экспресс-диагностику.

И самые серьезные тесты – это ИХЛА-диагностика (иммунохемилюминесцентный анализ – ред.), которая показывает уже не только наличие в крови иммуноглобулинов М и G, но и показывает их количественное значение. Соответственно, можно на основании значений этих антител и их соотношения четко понимать: человек на сегодняшний день болеет, даже если он не знает, что болеет, потому что заболевание протекает у него бессимптомно. Человек уже переболел, он точно сталкивался с инфекцией, и у него начинает формироваться иммунитет. И человек вообще никогда не соприкасался с этой инфекцией, поэтому у него есть риск заразиться. Вот именно такое тестирование мы сделали общедоступным и бесплатным для всех москвичей.

Конечно, не раз говорилось, что нашей заветной мечтой с самого начала эпидемии было, чтобы каждый москвич мог пройти этот бесплатный тест. Но хорошо такое желание иметь, а как сложно его организовать! Конечно, хочется, чтобы максимальное количество москвичей имели возможность очень быстро пройти такое тестирование. Но одновременно мы не можем допустить организационного коллапса, мы не можем допустить скопления очередей, недовольства горожан, повышения рисков. Поэтому мы провели просто огромную работу, прежде чем открыли такое тестирование.

В первую очередь, мы создали специальную электронную очередь, которая позволяет москвичам записываться на конкретное время. Дальше – четко организовали бизнес-процесс в поликлиниках, выделили специальные зоны, разделили потоки пациентов, прошли с хронометражем, сколько же времени занимает работа с одним пациентом и сформировали необходимую электронную очередь.

Далее: мы четко отработали с нашими медицинскими работниками, чтобы научить их правильно организовывать этот процесс. Такое количество тестов обработать в день – тоже непросто! Мы сделали так, чтобы наши лаборанты могли оперативно отрабатывать качественно такой большой объем тестов.

И, самое главное, чтобы информация для москвичей была оперативно доступна, мы вывели ее в электронную медицинскую карту каждого москвича. В течение трех суток результаты анализа будут доступны в электронной карте каждого горожанина. Мало того, мы постарались их снабдить такими простыми, человеческими комментариями, которые бы давали четкое понимание человеку – болен он или здоров, или уже переболел. И если, не дай бог, он болен, какие действия ему надо предпринять или как и в какие сроки с ним свяжутся из поликлиники и определят дальнейшую тактику лечения.

На сегодняшний день мы открыли 30 точек в городских поликлиниках. Их мощность – 5 тысяч тестов в день. И со среды заработала электронная очередь, мы видим большой спрос москвичей – на две недели практически расписаны все слоты. В зависимости от того, как мы будем повышать производительность труда, постараемся открывать еще новые дополнительные слоты.

- Президент России Владимир Путин в беседе с Сергеем Собяниным, мэром Москвы, говорил о необходимости направить столичных врачей на помощь в регионы России. Какие направления сейчас приоритетны? Сколько специалистов отправятся в российские регионы? И поделится ли Москва своими резервами лекарств и оборудования?

- Да, по поручению президента и мэра Москвы мы уже направили такие мультидисциплинарные бригады в 6 регионов. Они уже добрались и приступили к работе.

Мы специально формировали именно мультидисциплинарные бригады, которые позволяют закрыть все вопросы, связанные с коронавирусом: это и инфекционисты, и пульмонологи, и рентгенологи, и врачи реанимационных отделений, и реанимационные сестры. Возглавляет такую бригаду опытный заместитель главного врача по хирургии, который уже имел опыт перевода простого многопрофильного стационара в ковидный, и который проработал все три месяца на передовой. Это самые опытные наши специалисты, которые могут быстро оказать реальную помощь. Конечно, специалисты едут со всем необходимым для лечения больных, в первую очередь, средства индивидуальной защиты – это респираторы и костюмы для врачей. Мы непосредственно помогаем регионам, их врачам, обеспечить их средствами защиты, что очень важно.

Второе: мы направляем необходимые лекарственные препараты, которые использовались в Москве именно для лечения коронавирусной инфекции. Мы обеспечиваем и медицинской техникой, оборудованием, которое необходимо именно для кислородной поддержки – это и ИВЛ, это и флуометры – специальное оборудование, которое обеспечивает возможность оказать пациенту кислородную поддержку.

Хочу сказать, что мы с самого начала эпидемии находились в непосредственной связи со всеми регионами, обменивались опытом, знаниями, проводили и видеоселекторы, и различные вебинары. Поначалу многие врачи из регионов ехали к нам помогать, теперь набрались опыта, могут вернуться обратно домой. Мы очень благодарны им за это! Мы рады, что сегодня московская система здравоохранения может помочь другим регионам.

Помимо того, что мы направляем специалистов в эти регионы, мы и готовы принимать тяжелых пациентов непосредственно у себя в московских клиниках, оказывая им самую высокотехнологичную помощь по этому профилю.

- Вы только что затронули тему ресурсов, которые есть у столицы. Как в целом вы сейчас могли бы оценить состояние системы здравоохранения Москвы?

- Конечно, оценивать то, как справилась и справляется система здравоохранения, да и любые сферы городского хозяйства, еще, наверное, рано. Но могу сказать точно, что нам удалось главное – нам удалось не скатиться в коллапс, обеспечить всем оказание необходимой медицинской помощи. Самое главное, что ни одному врачу в Москве не пришлось делать выбор – кому давать жить, а кому – не давать. На всех пациентов, которые нуждались в медицинской помощи, в медицинской койке, у нас были медицинские койки.

Более того, реанимационный коечный фонд был даже на пике использован всего на две трети, что позволило нам бороться за жизнь каждого человека и оказать по максимуму помощь. Врачи очень старались.

- Когда мы только вступали в борьбу с эпидемией, тогда делались различные прогнозы. Насколько их можно сопоставить с текущей ситуацией? Насколько вы довольны результатами проделанной работы? И что в ней было самым сложным?

- Многие прогнозы были действительно очень пессимистичные. Я надеюсь, что вовремя предпринятые меры – и санитарно-эпидемиологические, и по изоляции, которые принимались и на уровне всей страны, и на уровне города – не позволили нам перейти в ситуацию, которая была в Европе, которую мы наблюдаем в Америке. Мы выиграли время. По всей логике мы, наверное, должны были быть одной из первых стран, я уже говорила об этом, в которую бы пришла эпидемия. Но мы получили первых заболевших в начале марта, пик эпидемии пришелся на апрель. По большому счету, мы имели возможность готовиться январь, февраль и март. Мы сформировали необходимый объем коечного фонда, мы сработали на опережение, запаслись необходимыми медикаментами, медицинской техникой. Поэтому, конечно, достойно сработали!

Я хочу сказать огромное спасибо медикам. В этот большой период все медицинские работники Москвы сработали как огромная большая команда. И это речь не только о врачах, о медицинских сестрах – это речь обо всех работниках медицинских организаций. Не важно, руководитель, бухгалтер, кадровик – всем пришлось в этот момент очень тяжело. И все они достойно справились.

Никто не работал на свой собственный показатель, все работали на одну единую цель – на результат. Конечно, сложнее всего пришлось стационарам, их работникам каждый день пришлось бороться за жизнь и здоровье десятков и сотен пациентов. Им очень вовремя подставили плечо наши поликлиники. Они сняли с них большую нагрузку в самый пик пандемии, забрав на себя лечение пациентов с легкой формой пневмонии, забрав на себя многие вопросы, связанные с качественной диагностикой, полноценной диагностикой. И также и они в последующем осуществляют долечивание пациентов, которые возвращаются из стационара – определяю это как преемственность лечения.

Действительно, мы создали уникальный механизм на амбулаторном уровне по лечению пациентов к коронавирусной пневмонией – это КТ-центры. Они работают 24 часа в сутки. Они обеспечивают полноценную оперативную диагностику и последующее медицинское наблюдение за теми пациентами, которые остаются на дому.

Хочу сказать, что у нас изначально процент тех, кого оставляли лечиться на дому, а потом, в силу ухудшения ситуации, госпитализировали, был небольшой – около 10 процентов. Но мы видим, что в процессе использования технологий он каждую неделю снижался, снижался и снижался, что говорит о качестве работы нашего поликлинического звена.

Конечно, связующим звеном явилась скорая. Именно она обеспечила баланс между работой стационара и поликлиники. Первой помощью для тех, кто заболел коронавирусом, была, конечно, скорая. Им приходилось принимать очень непростые, очень ответственные решения оставлять ли пациента на лечении дома, либо, по состоянию здоровья, его необходимо госпитализировать. У них были четкие, жесткие, понятные алгоритмы, которые мы отрабатывали с представителями всей системы здравоохранения, и скорая четко по ним работала. Это очень приятно, когда вся система работает на общую цель, слышит, видит друг друга и старается помочь – это, наверное, наше основное достижение за этот непростой период.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере