Отменная чертова дюжина

Гуля Балтаева

Названы тринадцать произведений, вышедших в финал "Большой книги" — самой крупной литературной премии России. Учитывая большое количество экспертов, взявших на себя труд прочесть все, что издатели сочли достойным для публикаций, эти книжные новинки — самые интересные.

Председатель совета экспертов Михаил Бутов на онлайн-оглашении, заменившем традиционный Литературный обед, представил весь "короткий список", охарактеризовав тенденцию этого года как "брутальность, не отменяющую серьезности и глубины текста". И хотя литератор добавил: "Мужское начало оказалось необязательным", в списке из тринадцати книг лишь четыре написаны женщинами.

Василий Авченко и Алексей Коровашко "Олег Куваев: повесть о нерегламентированном человеке"

Новая биография Олега Куваева (1934 – 1975 гг.), известного писателя, автора "Территории" – легендарного романа о поисках золота на северо-востоке СССР. Куваева называли "советским Джеком Лондоном" и создателем "Моби Дика" советского времени. Путешественник, полярник и геолог, Куваев работал на Чукотке и в Магадане, в одиночку сплавлялся по северным рекам, странствовал по Кавказу и Памиру. Беспощадный к себе идеалист, он писал о человеке, его выборе, естественной жизни, месте в ней.

Григорий Аросев, Евгений Кремчуков. "Деление на ночь"

Ответив в аэропорту на телефонный звонок с незнакомого номера, доцент философского факультета Борис Павлович Белкин внезапно для себя оказывается в центре детективной истории. Отец его бывшего студента просит Белкина помочь с прояснением судьбы сына, таинственно исчезнувшего августовской ночью во время отдыха на египетском курорте. После некоторых колебаний Белкин соглашается, ещё не подозревая, что это свалившееся на него расследование изменит его собственную жизнь, заведёт в глубины истории и памяти, где переплетаются сны и явь. Каким окажется соотношение правды и лжи в чужой биографии? Можно ли понять историю другого человека, восстанавливая её "на кончике пера" по разрозненным фрагментам? В поисках ответов на эти и другие вопросы, пробираясь закоулками жизни своего бывшего студента, Белкин обнаружит, что нить расследования, распутываясь, ведёт не к выходу из ночного лабиринта, а к его центру. Туда, где, возможно, и сам он окажется персонажем чьей-то ещё истории...

Ксения Букша. "Чуров и Чурбанов"

"Чуров и Чурбанов" — короткий роман с непредсказуемым сюжетом и густой, мрачноватой питерской атмосферой. Живёшь-живёшь, и вдруг выясняется, что у тебя есть двойник, чьё сердце бьётся синхронно с твоим. Да не просто двойник, а твой бывший одноклассник: отличник или, наоборот, подозрительный тип, с которым у тебя решительно ничего общего в жизни быть не может. Ничего, кроме смерти.

Наталья Громова. "Насквозь"

Роман "Насквозь", по сути, автобиографичен, однако по форме он представляет собой сочетание реального жизненного пути героини-рассказчицы с вымышленными эпизодами. Таким же образом намеренно смешаны персонажи, выступающие под своими именами и зашифрованные. Это роман о взрослении и становлении личности, о выборе пути, о встречах и разрывах, семейных драмах и новых встречах. И все это на фоне непростых и противоречивых событий нашей недавней истории, которые героиня воспринимает очень остро. Роман можно отнести к разряду исповедальных, тонких психологических сочинений, которые при этом обладают динамичным, захватывающим сюжетом.

Михаил Елизаров. "Земля"

Новый роман Михаила Елизарова "Земля" — первое масштабное осмысление "русского танатоса". "Как такового похоронного сленга нет — есть вульгарный прозекторский жаргон. Там поступившего мотоциклиста глумливо величают "космонавтом", упавшего с высоты – "десантником", "акробатом" или "Икаром", утопленника –– "водолазом", "Ихтиандром", "Муму", погибшего в ДТП –– "кеглей". Возможно, на каком-то кладбище табличку–времянку на могилу обзовут "лопатой", венок – "кустом", а землекопа – "кротом". Этот роман — история "Крота". (Михаил Елизаров).

Шамиль Идиатуллин. "Бывшая Ленина"

Действие романа "Бывшая Ленина" разворачивается в 2019 году — благополучном и тревожном. Провинциальный город Чупов. На окраине стремительно растет гигантская областная свалка, а главу снимают за взятки. Простой чиновник Даниил Митрофанов, его жена Лена и их дочь Саша — благополучная семья. Но в одночасье налаженный механизм ломается. Вся жизнь оказывается – бывшая, и даже квартира детства – на "бывшей Ленина". Наверное, нужно начать всё заново, но для этого победить апатию, себя и... свалку.

Александр Иличевский. "Чертеж Ньютона"

Герой его нового романа "Чертеж Ньютона" совершает три больших путешествия: держа путь в американскую религиозную секту, пересекает на машине пустыню Невада, всматривается в ее ландшафт, ночует в захолустных городках; разбирает наследие заброшенной советской лаборатории на Памире, среди гор и местных жителей с их нехитрым бытом и глубокими верованиями; ищет в Иерусалиме отца — известного поэта, мечтателя, бродягу, кумира творческих тусовок и знатока древней истории Святой Земли...

Тимур Кибиров. "Генерал и его семья"

Новая книга "Генерал и его семья", которую сам автор называет "историческим романом", — семейная сага, разворачивающаяся в позднем СССР. Кибиров подходит к набору вечных тем (конфликт поколений, проблема эмиграции, поиск предназначения) с иронией и лоскутным одеялом из цитат, определявших сознание позднесоветского человека. Вложенный в книгу опыт и внимание к мельчайшим деталям выводят "Генерала и его семью" на территорию большого русского романа, одновременно искреннего и саркастичного.

Алексей Макушинский. "Предместья мысли. Философическая прогулка"

Перед нами — философическая прогулка Алексея Макушинского по местам, где жили главные "герои" книги: Николай Бердяев и французский теолог Жак Маритен. Гуляя, автор проваливается в прошлое, вспоминает и цитирует поэтов, философов и художников (среди них — Лев Шестов и его ученики: Роден и Рильке, Шарль Пеги, Марина Цветаева, Альбер Камю), то и дело выныривая обратно в современность и с талантом истинного романиста подмечая все вокруг — от красных штанов попутчика до фантиков на полу кафе. Читать такую прозу — труд, вознаграждаемый ощущением удивительной полноты мира, которая, как в гомеровские времена, еще способна передаваться с помощью слов.

Дина Рубина. "Наполеонов обоз. Книга 1. Рябиновый клин", "Наполеонов обоз. Книга 2. Белые лошади", "Наполеонов обоз. Книга 3. Ангельский рожок"

"Главное в этой книге — любовь. Такая, какая выпадает не каждой паре, снести которую не каждому дано. Аристарх и Надежда встречаются в детстве, вырастают в этой огромной любви, ...пока не сталкиваются с предательством, сломавшем их жизни" — Дина Рубина. Вторая книга романа затягивает читателя в воронку любви и предательства, счастья и горя двух главных героев. Судьба буквально расшвыривает в разные стороны двух влюблённых. Каждый из них теперь идет своим отдельным путем, оставаясь навсегда глубоко одиноким, раненым душевно. В третий книге жизни Надежды и Аристарха они наконец-то страстно и мгновенно срослись в единое целое. Надежда в лихие девяностые пыталась строить свой издательский бизнес, Аристарх сам себя заточил на докторскую службу в израильскую тюрьму. Орфей и Эвридика встретились, чтобы... вновь разлучиться: давняя семейная история, связанная с наследством наполеоновского офицера Ариcтарха Бугеро, обернулась поистине монте-кристовской трагической развязкой.

Павел Селуков. "Добыть Тарковского"

"Добыть Тарковского" — это неинтеллигентные рассказы о пермской жизни девяностых и нулевых. Герои книги — маргиналы и трудные подростки, они же романтики и философы. И среди них на равных — Достоевский, Воннегут, Хемингуэй, Довлатов, Бродский...

София Синицкая. "Сияние "жеможаха"

Отличительная черта прозы Софии Синицкой, лауреата премии Гоголя, — густой сплав выверенного плотного письма, яркой фантасмагории и подлинного трагизма. Никогда не знаешь, чем обернется та или другая ее история: мрачной сказкой, будничной драмой или красочным фейерверком. Здесь все убедительно и все невероятно, здесь каждый человек — диковина. В новую книгу вошли три повести: "Гриша Недоквасов", "Система полковника Смолова и майора Перова" и "Купчик и Акулька Дура, или Искупление грехов Алиеноры Аквитанской". Повести связаны между собой как пересечениями персонажей, так и общей органикой текста.

Евгений Чижов. "Собиратель рая"

Книга "Собиратель рая" — о ностальгии. Но не столько о той сентиментальной эмоции, которая хорошо знакома большинству людей последних советских поколений, сколько о безжалостной неодолимой тяге, овладевающей человеком, когда ничто человеческое над ним более не властно: ни реальность, ни собственный разум его уже не удерживают. Это книга о людях, чья молодость пришлась на девяностые; о тех, кто разошелся со своим временем и заблудился в чужом; о сыне, ищущем мать, ушедшую от него в прошлое.

В нынешнем — пятнадцатом – сезоне на получение премии претендовали почти три сотни произведений из России, Беларуси, Узбекистана, Литвы, Казахстана, Грузии, Чехии, Германии, Великобритании, Кипра, Израиля и США. Весной в "длинном списке" остались 39, теперь – 13. Осенью станут известны обладатели трех миллионов рублей, полутора и одного миллиона – за первое место, второе и третье. Народное голосование определит читательского фаворита. А в новой номинации "Свежий взгляд" победителя назовут литературные блогеры.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере