Вакцинация, лекарства онлайн и телемедицина: полная версия интервью Михаила Мурашко

Вакцинация, лекарства онлайн и телемедицина: полная версия интервью Михаила Мурашко

В медицинских организациях России находятся 126,5 тысячи пациентов с коронавирусной инфекцией и с подозрением на эту инфекцию. Также люди на этапе диагностики с другими формами внебольничной пневмонии. При этом есть регионы, которые вызывают определенную тревогу у Минздрава. Что это за регионы? Какая ситуация с вакцинацией против различных болезней? Какие препараты можно будет продавать через интернет. Об этом и не только в интервью Наиле Аскер-заде рассказал министр здравоохранения Михаил Мурашко.

— Михаил Альбертович, в четверг вы приняли участие в Глобальном саммите по вакцинам. Какие наиболее интересные заявления там прозвучали?

— Риторика была фактически в одном ключе – то есть, все поддерживают значимость вакцинации как наиболее экономичный вариант снижения смертности и заболеваемости. И все говорили о том, что, конечно, доступность должна быть для всех стран. Основной мотив был как раз — сбор средств для тех стран, которые получают помощь, дотации и, в том числе, поставку российских вакцин, например, от желтой лихорадки. Российская Федерация закрывает потребность в мире где-то на 60 с лишним процентов вакцины желтой лихорадки. И это действительно спасает жизни. Но основная задача форума была – привлечь к этому внимание и сбор средств.

— А сможет ли вакцина стать одинаково доступной для всех стран? К этому призывает ООН.

— Она должна таковой стать. Здесь встанет вопрос о ценообразовании, потому что когда идет покрытие большого количества населения вакциной, конечно, цена имеет также значение. Также это было с пневмококком и рядом других вакцин, которые на начальном этапе имели достаточно высокие цены, но появляются дополнительные производители в разных странах, что, конечно, позволяет конкурентными процедурами снижать цену и увеличивать доступность.

— Ваше выступление было о том, что в России, несмотря на эпидемию, продолжается плановая вакцинация.

— Для той категории, которая сейчас может получить этот вид помощи, — конечно же, да. Но мы планируем, в том числе, и национальный календарь прививок возобновить в полном объеме, включая, в том числе, вакцинацию против гриппа.

— Когда начнется вакцинация против гриппа? И успеет ли она завершиться до сезона ОРВИ?

— Правительство уже выпустило нормативные документы, которые были необходимы для заключения всех договоров. Производители уже сегодня производят вакцину против гриппа, и мы планируем, что в августе начнутся поставки и начнется вакцинация. Конечно, с учетом коронавирусной инфекции лучше это начать раньше, до периода подъема заболеваемости. И, конечно, это лучше делать заблаговременно, особенно ориентироваться на теплый период.

— А вы сами планируете себе делать прививку от коронавируса?

— Я от гриппа делаю обязательно! Надо сказать, что это действительно помогает реже болеть, потому что график не позволяет относиться к собственному здоровью пренебрежительно. И поэтому нужно вакцинироваться!

— А от коронавируса когда появится вакцина?

— Да, конечно, обязательно!

— Уже стала доступна опция покупать онлайн лекарственные препараты. А все ли регионы имеют доступ к этой услуге?

— Полный цикл регуляторной политики сформирован, и, включая, в том числе, онлайн-ресурсы, получение разрешения – это уже такой современный сервис. Более 20 компаний уже получили разрешение. Есть требования к компаниям. Они должны быть на рынке не менее года, это должен быть стабильный, имеющий репутацию поставщик лекарственных препаратов – аптечная сеть, и у них должно быть не менее 10 аптек. Это тоже условие для гарантий. Потому что мы понимаем, что именно интернет-торговля чаще всего несет риски для пациентов. Это, во-первых, только безрецептурный отпуск препаратов, это первая фаза. Дальше будет этап оценки, насколько это качественно работает и есть ли какие-то правонарушения, нужно ли что-то в этом механизме подправить. И еще один элемент, который позволит переходить к следующему этапу, если зарекомендует себя, — это маркировка лекарственных препаратов. Суть в том, что с помощью смартфона каждый участник процесса, в частности, и аптечный работник должен убедиться, что этот лекарственный препарат легален в обороте, но и сам покупатель, пациент, приобретая упаковку лекарственного препарата, с помощь смартфона должен иметь возможность проверить, что действительно ему доставили тот товар, который является легальным в обороте, качественным, минимизировать, свести к нулю риски. Это очень значимый элемент во всей цепи доставки до пациента. И в регионах эта практика уже стала формироваться.

Но я хочу напомнить, что для доступности в свое время, в том числе, для сельского населения, был разрешен отпуск лекарственных препаратов и фельдшерско-акушерскими пунктами. И это тогда кардинально поменяло ситуацию по доступности лекарственных препаратов, в том числе, в сельских территориях. Это еще один элемент упрощения процедуры получения лекарственного препарата.

— Планируете ли расширять перечень препаратов, которые доступны онлайн?

— Расширение – это фактически то, что касается рецептурного отпуска. Психотропные препараты – нет, все-таки этот пул препаратов должен иметь особые условия оборота. К ним будет всегда очень осторожное отношение. А в отношении рецептурных препаратов – первый этап мы пройдем, а дальше будем оценивать, насколько он эффективен и так далее. И потом можно рассматривать и из рецептурных препаратов, какие можно разрешить. Всегда есть риски! Даже к антибиотикам: тема антибиотико-резистентности, устойчивости, то есть неконтролируемый прием всегда опасен. Потому что в случае, когда человек серьезно заболеет и потребуется терапия, то при наличии уже часто используемых для лечения малозначимых заболеваний антибиотиков, они могут не действовать при серьезной проблеме со здоровьем, или потребуется более, не очень, конечно, применимо, но более сильные антибиотики из группы резерва. И тогда медикам будет значительно сложнее справляться с той ситуацией, которая возникает, скажем, у реанимационных больных. Но и другие препараты, там также есть и аллергические реакции, в том числе, неблагоприятные реакции, включающие осложнения на сердце, дыхательную функцию и так далее. То есть к рецептурным препаратам должен всегда быть осторожный подход.

— Вы говорили о том, что эпидпроцесс в ряде регионов остается сложным. О каких регионах идет речь?

— На слуху была республика Дагестан. Сегодня ситуация поменялась значительно в лучшую сторону. Конечно, усилия всех ведомств, в том числе, правительства республики Дагестан, президент особое внимание обращал, подключились к процессу не только гражданские ведомства, но и министерство обороны – развернуло госпитали, и начали строительство трех медицинских корпусов для инфекционных заболеваний. Еще очень важный элемент нужно упомянуть, что само население поменяло отношение, все-таки услышали про карантинные мероприятия, и ситуация стала нормализоваться. И медики, которые приехали непосредственно помогать. Тем не менее, мы оцениваем, что Дагестан пока далек от возвращения в нормальный, спокойный формат жизни, социальной активности. Все-таки там обстановка пока не позволяет полностью сказать, что все успокоилось.

Осетия-Алания – тоже вызывает у нас большое опасение, мы уделяем много внимания, времени для того, чтобы, в том числе, помочь и руководству региона. Ингушетия начала справляться, хотя тоже есть. Забайкальский край вызывает тревогу определенную. Есть еще регионы, и их достаточно большое количество. В первую очередь – ответственное отношение к своему здоровью у населения. Те, кто столкнулся, уже стали понимать, что это не картинка с экрана телевизора, что это реальность, с которой вы можете столкнуться сегодня-завтра. Особенно близкие старшего возраста. И, конечно же, защитить себя и свою семью очень важно в этот период. Поэтому медики не устают это повторять! Но, сталкиваясь с этими пациентами, когда уже развилось заболевание, конечно, убеждать поздно, но, во всяком случае, через родственников можно доносить! Лучше, чтобы это услышали именно как предупреждение, а не как набатный колокол.

— Сколько граждан находятся сегодня в медучреждениях на лечении от коронавируса?

— Всего в стране в медицинских организациях находятся 126 тысяч 500 человек. Это включая и непосредственно пациентов с коронавирусной инфекцией, и пациентов с подозрением на коронавирусную инфекцию, и те, которые находятся на этапе диагностики с другими формами внебольничной пневмонии, или в патологических состояниях, которые могут быть в дифференциальной диагностике. Причем, хочу сказать, что когда народ почувствовал, что можно вести себя чуть свободнее, и мы видим, что без масок стали ходить, часто, к сожалению, это число добавилось. Незначительно, но добавилось! Есть регионы, которые сейчас находятся в более спокойном варианте – в Москве мы часть медицинских коек вернули уже в обычный режим работы, включая, в том числе, и оказание высокотехнологичной помощи. Не вернули, а возвращаем! Потому что еще есть период, когда медицинская организация должна после оказания помощи пациентам с коронавирусной инфекцией провести санитарную обработку, оборудование подготовить, персонал должен пройти определенное, в том числе, тестирование для того, чтобы вернуться к нормальному, спокойному и привычному формату медицинской помощи. Вот по Москве мы эти шаги стали делать, но в любой момент мы готовы возвращаться.

— Что будет делать в дальнейшем правительство? Какие шаги предпринимать для того, чтобы все-таки сдерживать распространение коронавируса? И что сами граждане должны делать?

— Граждане, в первую очередь — все-таки услышать в полной мере и выполнять те предупреждения! Об этом уже миллион раз сказано. И все это прекрасно, если это спросить, знают, отвечают.

— То есть, расслабляться не стоит?

— Однозначно нет! И если вы заболели, нужно обратиться к врачу. В случае, если принято решение вести пациента амбулаторно, не госпитализируя, если это легкое течение или форма носительства, во-первых, тоже соблюдать режим и рекомендуемую терапию использовать, а, во-вторых, третьи сутки очень важны – день для принятия решения на амбулаторном этапе. Если заболевание не отступает и продолжается активное, агрессивное течение, вовремя госпитализировать пациента в стационар. Именно это позволяет улучшить исход. Причем это жизнесберегающий момент!

— Эпидемия уже постепенно идет на спад, близится к своему завершению. А продолжат ли врачи оказывать услуги онлайн, будет ли доступна телемедицина?

— На мой взгляд, у телемедицины – большое будущее. В любом случае, те изделия для телемедицины, которые появляются в мире и в стране, это не только тонометры с передачей через оператора сотовой связи данных, это не только приборы для измерения сахара в крови, уровня глюкозы, это не только всевозможные появляющиеся уже стетоскопы и так далее, сегодня разрабатываются такие компактные приборы, которые в одном изделии могут сочетать пульсоксиметрию, ЭКГ-мониторинг, включая температуру, включая измерение артериального давления, и, возможно, даже уже некоторые оснащаются уже видеокамерами – технология сегодня это позволяет. У телемедицины в любом случае – большое будущее. Другой вопрос, что должны появляться, в том числе, и сервисы, которые позволяют обрабатывать этот объем информации для врача, для того, чтобы подавалось это в каком-то обработанном варианте с визуализацией хорошей. Плюс нужно понимать, что ни одна телемедицина все-таки не заменит в полной мере осмотр врачом. Потому что при осмотре, скажем, то, что называется пальпация, для того, чтобы оценить ткань, оценить, какое это образование, если это обнаруживается. И телемедицина – это дополнение к визиту к врачу.

— Многие медучреждения постепенно начинают оказывать те услуги, которые были недоступны во время эпидемии. Вот какие услуги, какие консультации пользуются наибольшим спросом среди граждан?

— Первое – это те хирургические вмешательства, которые были отложены. Все-таки если есть показания к плановой хирургической помощи, то, конечно же, при возникновении благоприятных условий нужно к этому вернуться и прооперировать. Скажем, если это опорно-двигательный аппарат или какие-то кардиохирургические вмешательства, конечно, лучше сделать это раньше, не доводить до периода, когда это перейдет в экстренную ситуацию. Поэтому и возвращаем к функционированию высокотехнологичную помощь.

Конечно, важны вопросы, касаемые восстановления фертильности. Пациенты, страдающие определенными формами бесплодия, — все ожидают этого, чтобы вернуться и ощутить радость материнства. Пациентки этого ждут.

Есть еще виды помощи, которые относятся, в том числе, и к бьюти-медицине – всевозможные пластические, косметические. Мне кажется, здесь нужно все-таки взвешенно подходить. У нас регион от региона отличается, поэтому, если вы чувствуете, и врач говорит, что да, в нашем регионе спокойно, и можно переходить или прийти на данный вид помощи, тогда, если все-таки есть какие-то опасения, риски, всегда нужно взвешивать в пользу риска.

Сегодня

Вы можете получать оповещения от vesti.ru в вашем браузере